Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Между тем Москва рассчитывает, что обвиняемый в убийстве российского пилота Су-24 понесет суровое наказание, заявил замглавы МИД РФ Алексей Мешков. По словам дипломата, все видели видеозапись, на которой Челик признавался в содеянном злодеянии.

Напомним, именно трагический инцидент со сбитым Турцией российским бомбардировщиком стал главной причиной охлаждения российско-турецких отношений. Президент страны назвал этот случай «ударом в спину» со стороны пособников террористов. Учитывая давние партнерские отношения между Турцией и Россией, многие назвали эту ситуацию неожиданной. Но так ли это? Некоторые события почти 15-летней давности позволяют задуматься над этим вопросом…

«Разведка» в образовании

В сентябре 2003 года в Майкопе начал работу благотворительно-образовательный пансионат «Адыгея», куда набрали юношей 14—17 лет из аулов республики. Хорошие условия проживания и перспективы, открывающиеся перед подростками после окончания учебного заведения, убедили семнадцать семей отдать туда своих детей. Руководил пансионатом некий Бурджу Наджметтин Исмаил, представитель основанной в 1957 г. полулегальной турецкой организации «Сулейманджи», возглавляемой, кстати, бывшим шефом турецкой разведки Сонмезом Коксалем.

Главной целью школы, которую, естественно, изначально не выдавали, было формирование у воспитанников панисламистского, пантюркистского мировоззрения. Иными словами — идеи объединения вокруг Турции всех тюркских народов и создание эдакой сверхдержавы — Великого Турана. Реализация пантюркистских планов — прямая угроза национальной безопасности России. Создание «пятой колонны» — наиболее подходящий для этих целей метод.

Довольно быстро поняв, кто стоит за данным проектом, власти республики совместно с муфтиятом закрыли пансионат после первой учебной четверти. Выяснилось, что лицензия на образовательную деятельность, как и документы об учебных программах и планах, у турецких преподавателей отсутствовали.

В итоге — подростков распустили по домам. Школу закрыли. А вот вопрос с распространением по Северному Кавказу сомнительной идеологии «образовательного» проекта, явно угрожающего безопасности России, — не совсем: аналогичные школы, пансионы и лицеи уже открывались в Дагестане и Карачаево-Черкесии.

Филиалы экстремизма

Впрочем, это коснулось не только Кавказа. В Поволжье, где также проживает значительное количество исповедующих ислам российских граждан, практически одновременно с центром в Адыгее открылся «Благотворительный культурно-образовательный пансион «Волга», куда набирали одаренных детей преимущественно из малообеспеченных и многодетных семей, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Речь шла только о мальчиках 13-14 лет.

Как сообщали местные СМИ, директором пансиона стал турок Ахмед Йавычан, хотя реальное управление всеми делами было сосредоточено в руках казахского гражданина Саидахмета Куанова, который в свое время и сам обучался в системе пансионов «Сулейманджи».

Поясним. «Сулейманджи» — радикальная исламская турецкая организация, образованная в 1957 году и находящаяся на полулегальном положении в самой Турции. В 1995 году из-за радикализма организацию выгнали из ДУМТ (Духовного управления мусульман Турции). Филиалы религиозной секты, по некоторым данным, имеются во многих странах мира. Организация финансируется США, Великобританией и парламентом Турции, 70% членов которого являются ее сторонниками. Идеология «Сулейманджи» отражает интересы влиятельной группы турецких политиков, бизнесменов, духовенства, призывающих к созданию «великой Турции».

За период 2013—2014 годов с территории Ростовской области для прохождения обучения и получения религиозного образования в теологических центрах и «благотворительных пансионах» на территории Украины выехало около 25—30 представителей турко-месхетинской диаспоры. После чего на территории Ростовской области было зафиксировано функционирование так называемой системы домашнего просвещения, которая некоторым заменяет необходимость получения детьми школьного возраста базового образования в муниципальных бюджетных образовательных учреждениях, что, в свою очередь, негативно сказывается на интеграции в светское общество.

Занятия также проводились под эгидой «Сулейманджи» турками-месхетинцами. Чтобы не привлекать внимания правоохранительных органов, практически вся религиозная литература, используемая «преподавателями», была издана на турецком языке. Религиозные брошюры были наполнены идеологическими взглядами, присущими секте ваххабитов экстремистских партий «Братья мусульмане» и «Хизб-ут Тахрир», занесены в Федеральный список экстремистских материалов и признаны в судебном порядке экстремистскими.

Одно из основных направлений работы турецких «друзей» в России — попытки создания своей «пятой колонны». Задача стамбульских педагогов — сформировать у детей и подростков панисламистское, пантюркистское мировоззрение — естественно, не декларируя этой «благой» цели. Понятно, что ни о региональной стабильности, ни о нерушимости границ, ни о соблюдении прав человека говорить в этом случае не приходится. Реализация пантюркистских планов — прямая угроза национальной безопасности России. После такого обучения у учащихся формируются экстремистские взгляды, и они легко идут в эти секты и партии. Более того, сама суть деятельности организации «Сулейманджи» заключается в том, что она должна подготовить местную мусульманскую молодежь, закладывая ей искаженные знания, для дальнейшего использования в указанных террористических организациях и партиях.

Вывод прост — турецкие спецслужбы и фундаменталистские религиозные организации проникали в Россию, чтобы заниматься шпионажем, а попутно сеять ядовитые семена пантюркизма и панисламизма… И в сегодняшних обстоятельствах закономерно возникает вопрос — случайностью ли стала трагедия со сбитым российским самолетом, названная «ударом в спину». Или она всего лишь вынесла на поверхность давние враждебные планы?

Амир Дышеков

13.05.2016 в 12:20