Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Есть писатели, чье перо неподвластно социально-политическим бурям. Талантливые художники способны сеять «разумное, доброе, вечное» не только в годы великих побед, но и в годы серьезных переломных моментов в истории человечества. Не тратя время на сетование — мол, время нынче не то, литература умирает, книги не читают и т.д., — они продолжают достойно выполнять свою нелегкую миссию. К таким художникам относится лауреат Государственных премий СССР, России и Адыгеи Исхак Машбаш, чьи наполненные высоким гражданским чувством лирика и крупномасштабная историческая романистика нашли путь к сердцам читателей во всем мире. За многолетнюю творческую деятельность им написано около 80 поэтических сборников и романов, вышедших в различных книжных издательствах.

Чтение книг Исхака Машбаша — это не отдых и развлечение, а средство поиска решений сложных общественных, экономических, политических, культурных, моральных и бытовых задач по развитию отношений в многонациональной России.

— Исхак Шумафович, в эти дни вы принимаете поздравления с замечательной датой — 85-летием со дня рождения. Вместе с вами юбилей отмечает многочисленная армия почитателей вашего таланта — вся общественность как Адыгеи, так и наших соседей, друзья из Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Абхазии, Краснодарского края, из ближнего и дальнего зарубежья. Конечно же, в этот день вы получите тысячи поздравлений с юбилеем со всех уголков мира со словами поздравлений и пожелания крепкого здоровья и творческого вдохновения, новых книг — романов, поэтических сборников. С вершины возраста и накопленной мудрости вам есть что сказать читателям.

— Спасибо. Для писателя, отдавшего служению адыгской и отечественной литературе более шестидесяти лет, лучшее пожелание — это выход в свет новых книг. Писательство неподвластно возрасту — имеются силы, причем немалые, для дальнейшего творчества. Писательство — очень нелегкий труд, титанический, а если процитировать Максима Горького — каторжный. Когда ты не просто излагаешь мысль на бумаге, а проживаешь жизни своих героев. Но творить — это уже стало внутренней необходимостью высказаться, поделиться с читателями своими мыслями, чувствами.

— Говоря о ваших столь значимых заслугах на литературном поприще и общественной деятельности, нельзя не вспомнить о ваших корнях — о семье, родителях, духовных наставниках, о вашем детстве. Воспитание личности каждого из нас начинается и вершится именно в родительском доме……

— Я не раз рассказывал и писал об отчем доме в ауле Шхашефиж, о своих детстве и юности. Уверен, характер человека, а значит, и вся его дальнейшая судьба закладывается именно в раннем детстве. Сегодня, оглядываясь на десятилетия назад, анализируя прожитое, я осознаю, что во многом писательский талант, еще детская наблюдательность, умение видеть прекрасное — своими корнями уходят в те длинные вечера, когда у домашнего очага в нашем доме собиралась вся семья. Опорой нашей семьи был дедушка по материнской линии Бак Девнежев. В его доме мы, четверо детей и мама, нашли заботу и участие, когда в начале 30-х годов умер мой отец Шумаф Машбашев. В ауле дедушку уважали, к нему часто обращались за советом — как соседи-аульчане, так и председатель колхоза, работники райкома партии. У адыгов есть хороший обычай — начиная важное дело, попроси совета и одобрения у мудрого старого человека, и тогда все задуманное тобой исполнится. Таким уважаемым, мудрым человеком, кстати депутатом сельсовета, и был мой дедушка. Он одним из первых принял революцию, исповедовал идеи советской власти. В ауле его называли Бак-большевик. Он вместе с нашей мамой ходил на курсы ликвидации безграмотности. Зерна добра в мою детскую душу заронила моя мать — простая, неграмотная женщина, по-житейски мудрая, с необыкновенно добрым сердцем. Она много знала об истории адыгов, их песни, сказки, хорошо пела, играла на гармошке. Удивительные были наши мамы, великие труженицы, от природы талантливые воспитатели и наставники. Хорошо помню и тяжелое время — войну… Голод, холод. Мои старшие братья Магомет и Махмуд встали на защиту Отечества, ушли на фронт. Домой вернулись героями, вся грудь — в орденах.

Навсегда врезалось в мою память прощание с дедом. Он уже чувствовал, что уходит из жизни, собрал нас, домочадцев, у постели и завещал жить согласно народной мудрости — не богатство, а добрые дела делают человека счастливым.

Мы, его внуки и правнуки, выполнили его наказ. Мои братья прожили свою жизнь достойно. Махмуд растил хлеб, работал механизатором. Магомет был сельским учителем. Я тоже не подвел свою семью — своим писательским словом старался воспевать свою родину, трудовые и культурные свершения народа. То, что было заложено в детстве дедом, мамой — великой труженицей, братьями — воинами и патриотами своей Родины, учителями в школе, я с благодарностью сегодня возвращаю людям своим творчеством.

— В одном из интервью вы признались, что вам всегда везло на судьбоносные встречи с хорошими людьми.…

— К написанию стихов меня сподвиг мой учитель Юсуф Пшиунелов. Это он первым сумел разглядеть во мне, аульском мальчишке, поэтический дар и привить любовь к творчеству. Это меня и привело в педучилище и подарило встречу с еще одним замечательным человеком — педагогом Айшет Хатановой. Во время учебы я написал немало стихов и поэму «Сильные люди». С тоненькой тетрадкой стихов я отправился в Москву, на учебу в Литературный институт им. Горького. Направление на учебу мне выдал тогдашний руководитель Адыгейской писательской организации Дмитрий Костанов.

1951 год, начало июля. Я прибыл в Москву за месяц до экзаменов. Отправился к директору Литинститута Фатееву, рассказал, откуда приехал, признался, что не достаточно готов к экзамену по русскому языку. «Ничего, у вас еще есть время позаниматься. Мы рады, что в институт на учебу впервые прибыл представитель адыгов», — успокоил Фатеев и прикрепил ко мне двух аспирантов — Валерия Дементьева и Александра Власенко.

Я успешно сдал экзамены и стал студентом Литературного института! Мог ли об этом мечтать парнишка из аула? Справедливости ради скажу, я всегда учился только на отлично, окончил институт с красным дипломом. Так что ни писательскую организацию, направившую меня на учебу, ни свою семью, друзей, веривших в меня, не подвел.

 

Годы учебы вспоминаю с большой радостью. Руководителями творческих семинаров у нас были Паустовский, Светлов, Лидин, Луговской, Долматовский. Мне запомнились творческие встречи с Чуковским, Шолоховым, Твардовским, Симоновым, Фадеевым, Сурковым и многими другими известными поэтами и писателями.

Наш поэтический семинар был одним из самых интересных в институте. Среди участников семинара были Роберт Рождественский, Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина, Владимир Гордейчев, Сооронбай Джусуев, Алексис Парнис… Русские, украинцы, туркмены, армяне, буряты, греки — мы все вместе учились, дружили, строили планы на будущее. Я воспитан в духе добрососедства, дружбы и взаимовыручки. Идеалы гуманизма и интернациональной дружбы неустанно пропагандирую в своих произведениях. Мы, адыги, умеем дорожить дружбой, и для нас это слово — не пустой звук. Литературный журнал, который выходит на адыгейском языке, называется «Дружба». Так называется одна из главных площадей Майкопа и футбольная команда Адыгеи. Этим важным для человечества словом «дружба» мы называли колхозы, улицы, населенные пункты.

— Исхак Шумафович, каждый писатель, являясь представителем своего народа, должен рассказать историю своей Родины……

— Я с раннего детства воспитан в духе интернационализма и всегда воспринимал нашу страну как большую единую семью множества народов. Мы своей Великой Победой над фашизмом доказали верность дружбе и взаимовыручке.

Мы с вами хорошо знаем, что адыги — самый древний народ на Северном Кавказе. В Европе и на Востоке их называли черкесами. Об истории своего народа я могу рассказывать долго. Взаимоотношениям с Русью посвящен мой исторический роман «Из тьмы веков». Уже в XVI веке, во времена Ивана Грозного, у истоков русского государства оказались адыги — потомки князя Редеди, а также сыновья, внуки и правнуки адыгских князей Темрюка Идаровича и Сибока Каншаукова, вставшие под знамена российского царя Ивана IV.

Черкесию и Русь в то время связывали дружеские, союзнические отношения, общие цели и задачи. Об этом повествуется в моем историческом романе «Адыги», в котором красной нитью проходит мысль, что Россия для нас, адыгов, неделима, и мы также несем ответственность за ее судьбу. Если бы мы все лучше знали историю, а это во многом зависит и от литературы, то понимали бы, почему процессы становления Адыгеи как самостоятельной республики прошли достаточно спокойно, да и сегодня она остается своеобразным уголком мира и спокойствия на Кавказе. История взаимоотношений адыгов с Россией уходит корнями в куда более далекое прошлое, нежели привычный для нас отсчет истории с момента женитьбы Ивана Грозного и Гошевнай — в миру Марии Темрюковны. Да, 450 лет назад произошло воссоединение Черкесии с Россией. А в скольких вельможных фамилиях течет адыгская кровь?! Род Лопухиных, к примеру, берет свое начало от князя Редеди. Что уж говорить о Черкасских, благодаря одному из предков которых был воспитан первый русский царь из рода Романовых Михаил Федорович? Веками существующее межнациональное согласие — это есть не что иное, как наша мудрость и умение уважать традиции. Я в своих романах всегда честно описывал исторические события, так как был обязан рассказать правду о своем народе. Но какой бы ни была наша история, писатель не может своим творчеством показывать читателям «кинжал в крови». Нам нельзя жить воспоминаниями старых обид, нужно смотреть только вперед. Небо, которое над нами, солнце, которое нам светит, не спрашивают, какой мы национальности.

— Сегодня стало модным рассуждать, что все беды России — от отсутствия национальной идеи. Вы согласны с этим утверждением, и что, на ваш взгляд, могло бы нас всех сплотить?

— Никуда наша национальная идея не делась. Просто в отличие от национальной идеи типа «американской мечты» наша — не материальная, а духовная. Именно в духовности смысл всех живущих в России народов. Мы с вами и в войнах выигрывали не столько превосходством вооружения и численностью войск, сколько благодаря силе духа, патриотизму. В том числе межнациональному, когда представители разных народов становились плечом к плечу. Не числом, а умением выигрывали сражения и битвы и русские богатыри, и адыгские витязи. А умения без духа не бывает. Славный сын адыгского народа герой Хусен Андрухаев, когда его окружили фашисты, крикнул им на предложение сложить оружие: «Русские не сдаются!». В этой великой битве все воины, независимо от национальности, были русскими и храбро сражались за свою Родину — Россию. А когда все народы — вместе, представляете, какая это несокрушимая сила?!

Если говорить о патриотическом воспитании молодежи, то могу с уверенностью сказать, что многое из советского прошлого сейчас бы пригодилось. Разве плоха была идея пионерской, комсомольской организаций? Такие объединения, сообщества — составляющая национальной идеи. И если это единение происходит с юных лет, в зрелом возрасте люди не будут делиться на национальности, выясняя, кто лучше. Посмотрите на детей, им нет дела до того, кто какой национальности, и общий язык они находят мгновенно. И старшее поколение, воспитанное на взаимном уважении, не занимается политиканством по межнациональному вопросу. А вот сегодняшняя молодежь, к сожалению, из-за отсутствия нужной воспитательной работы зачастую попадает в руки разного рода экстремистов. Нужно прививать молодежи идеи межнационального согласия.

А для этого необходимо больше читать правильные книги. Русские авторы, с любовью и уважением пишущие о народах Кавказа, — какая другая воспитательная методика может быть лучше! Какие произведения из сегодняшней школьной программы способны привить детям общечеловеческие ценности, если даже Шолохову в ней не нашлось места? Я перевел на адыгейский язык «Слово о полку Игореве», поэмы Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Блока, Есенина, Маяковского. Поверьте, они пользуются популярностью среди адыгов. Не надо сближать народы искусственно, они сами сблизятся, нужно лишь найти точку соприкосновения. И одной из таких точек всегда была и останется ею литература. Ничто не может заменить великого предназначения книги. Время от времени люди забывают о них, но жизнь заставляет всех возвращаться к чтению. Пусть не сразу, но книги вернутся. Вернется классика — это неизбежно.

— Кстати, Сергей Михалков в предисловии к одной из ваших книг назвал вас державником….

— Да, он сказал обо мне: «Стойкий державник, переживающий за судьбу России и ее многоязыкового народа». Мне приятны слова этого великого человека, поэта, но я сам себя назвал бы просто думающим человеком, каким, впрочем, и должен быть писатель, который хочет донести через свои книги мысль о нашем будущем — через призму прошлого и настоящего. Рассказать, что в нашей многогранной жизни при всей ее сложности столько интересного и удивительного. Но увидеть все это сможет лишь тот человек, душа которого светла и полна добрых намерений. Не случайно писателей так часто называют инженерами человеческих душ.

— Это потрясающе, что накануне своего столь солидного юбилея — 85-летия вы с легкостью перемещаетесь по всему миру, участвуете в творческих встречах….

— Писатель, поэт не должен разлучаться со своим читателем — он должен интересоваться тем, чем живет народ. Видеть лица, глаза людей, ждущих встречи с творчеством. И новое поколение читателей, поэтов, писателей должно вернуться. Перед теми, кого Всевышний наградил таким даром — сочинительством, ставятся большие задачи. У Евгения Евтушенко есть такие слова: «Нельзя быть маленьким поэтом в такой громадине — стране». Наша задача на сегодня — вытаскивать мир из междоусобиц. Настоящий писатель всегда ощущает себя должником своего народа, и он должен отплатить своему народу сторицей. Таков писательский крест.

С юбиляром беседовала Валерия Ломешина.

30.05.2016 в 13:34