Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Звонок поступил в редакцию «СА» после публикации вопросов и ответов «прямой линии», посвященной проблемам детей и подростков («СА» №№96 —97 от 26.05.2016 г.). Мама десятилетней майкопчанки рассказала историю о том, как случайно обнаружила в планшете дочери ее переписку в одной из групп социальных сетей. И была потрясена. «Я  — некрасивая. Меня в классе называют толстой, дразнят очкариком. Я хочу похудеть, носить линзы мне еще не разрешают. Не знаю, что делать с этой глупой жизнью»  — примерно так обращалась дочь к друзьям по группе. «Эй, не думай, что ты такая одна, нас много. Это  — жестокий мир. Нужно быть злой»,  — отвечали ей «Капризник» и «Алиса-зазеркалье».

Не детские письма

— Я даже растерялась, у нас никогда не возникало проблем с подобным упадническим настроением. Она очень хорошо окончила 3 класс в школе, была рада каникулам, и вдруг это. Стала расспрашивать дочь — что-то случилось, кто-то обидел? Выяснилось, ей не нравится, как мы ее одеваем — «у других девочек не так», не нравятся очки, у нее мало друзей и летом не с кем будет общаться. Я спросила, почему мы не говорили об этом, ведь я — мама? И услышала в ответ: «Ты же мне мама, а не подружка!», — рассказала Ольга Ильенко (все имена и фамилии изменены).

Вот такая история. По словам Ольги, всю эту переписку дочери в соцсетях она обнаружила случайно. Ей нужно было посмотреть расписание автобусов из Майкопа в Краснодар, а собственный телефон, как назло, «заглючил». Рядом на диване лежал планшет дочери, и она взяла его в руки, но девочка кинулась к ней со словами: «Дай я поставлю пароль!»

— Я пояснила, что мне нужно посмотреть расписание автобусов, и открыла интернет, где сразу наткнулась на ее форум. Мы долго разговаривали о сетевом общении, она уверяла, что в основном занята только играми, «а одноклассники давно переписываются в своих группах», обсуждают темы, о которых родителям не скажешь, — говорит Ольга.

Она не столько просила совета, как быть в этой ситуации и куда обратиться, сколько настаивала — нужно постоянно напоминать взрослым, что переписка детей в интернете должна быть под их постоянным, пристальным контролем. Кто выступает в Сети под тем или иным ником, узнать трудно. Не всегда понятен и возраст. Но «советчики» по переписке в соцсетях, как увидела Ольга, наводят на мысли, что решение «трудных» вопросов можно найти и без родительского участия. И, вступив в подростковый возраст, дети могут коллегиально с «друзьями» найти необходимые случаю ответы. Ведь подруги рассуждают беспристрастно, не читают нотаций, что именно этот костюм подходит к возрасту 10-летней девочки, не говорят, что читать книжки — правильно, а употреблять ругательные слова — некультурно.

По поводу употребляемых в интернет-общении ругательств позвонившая нам мама была в не меньшем шоке. «В лексиконе семьи таких слов никогда не было! У нас все с высшим образованием, не принято даже публично выяснять отношения. То, что такими словами пользуется дочь, меня поразило. Но она ответила, что так все общаются, а если кто-то строит из себя паиньку, тот «ботан». Выходит, это мы с папой, бабушкой и дедушкой — «ботаны». И к нам уже нет того доверия, что у нее было раньше», — рассказала Ольга.

О доверии — особый разговор. В семье до этого дня действовало правило, которое было заведено еще самым старшим поколением: писем, адресованных кому-то, а не тебе, не читать — это невежливо, неэтично. Нужно доверять близким людям, ведь доверие — основа основ семьи. Как тут быть с интернетом и контролем?

Об этике пароля и «табу»

Поскольку вопрос поступил в редакцию, а обращаться в прокуратуру республики за советом Ольга наотрез отказалась, мы решили все-таки выяснить, как действительно быть родителям в такой ситуации?

— Во-первых, если мама почувствовала в этой переписке дочери какой-то намек на потенциальную угрозу здоровью ребенка, нужно немедленно обратиться в полицию, к специалистам по делам несовершеннолетних. Это дает возможность профессионалам выяснить своими методами, кто является собеседником, под какими никами и в каком возрасте. К сожалению, это действительно могут быть взрослые люди, преследующие свои цели. Ребенок при этом может и не знать, что Сеть взята под контроль специалистами полиции в данной области, а такие специалисты есть, — пояснила старший помощник прокурора республики по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи Елена Алексейцева.

Пример того, как и кто может манипулировать мыслями и действиями детей, в Адыгее, как оказалось, есть.

— Сейчас ведется следствие по уголовному делу некоего 32-летнего мужчины, который в ноябре 2015 года зарегистрировался в одной из социальных сетей, где познакомился с малолетней девочкой и вел с ней переписку. В сетевой контакт выходил через свой мобильный телефон. С ноября прошлого года по январь нынешнего он переписывался с ней, пробудил в ребенке интерес к сексуальным отношениям и получил от нее интимные фотографии. После этого он стал ей угрожать, что распространит эти фотографии в социальных сетях. Но обещал не распространять интимные снимки, если она и дальше будет присылать свои фото на его страницу в Сети. Девочка, естественно, испугалась и все это время пересылала ему фотографии такого характера, — рассказала Елена Алексейцева.

Шантажиста и совратителя все-таки вычислили после того, как поступило и было зарегистрировано в полиции сообщение о его действиях. При этом сам он находится на территории Адыгеи, а попавшая к нему «в сети» девочка живет далеко, в другом регионе страны.

По словам старшего помощника прокурора Алексейцевой, суть проблемы в том, что социальные сети никем не контролируются, поэтому главная задача родителей — быть бдительными. Сейчас есть много вариантов, когда домашний интернет можно сделать на время отсутствия взрослых дома недоступным. В присутствии родителей не всякий ребенок решится заглянуть на те сайты, где ему быть не рекомендуется. Если, скажем, чаще бывать в интернете вместе с детьми: принимать участие в видеоиграх, находить полезную информацию, путешествовать по музеям или спортивным состязаниям вместе с дочерью или сыном, то шансы доверия к участию взрослого и возможность контроля возрастут.

— Практически в каждой семье есть персональный компьютер, ноутбук, планшет. При этом у каждого свой телефон с доступным мобильным интернетом. И некоторые из социальных сетей, к сожалению самые распространенные в России, превратились в «свалку» информационного мусора. Люди, которые интересуются группами по профессиям, туда, как правило, не заходят. Дальше идет расклад аудиторий по бытовым интересам: домохозяйки «преследуют» свои «кухонные» сайты, занятые на работе папы смотрят в записи футбол или кино, дети постарше готовят уроки по интернету, а младшие предоставлены сами себе. При этом порой все находятся в одной сети, но на разных ее уровнях, многие — в переписке с друзьями и соседями. Но понятия не имеют, кто из близких в своей семье чем занят в данный момент. И многим не до детей, — говорят эксперты.

Даже в тех случаях, когда родители уделяют сыну или дочери достаточно внимания, не всегда есть понимание взаимной зависимости. На каком-то этапе схемы «мать — дочь — отец» или «отец — сын — мать» перестают работать. Почему? Ответ в истории Ольги — подростки ищут авторитетное мнение, а приоритеты в авторитетах изменились: «Мир жесток».

Дети перестали плакать и капризничать вслух. Им тоже некогда, они — в сети. «Если трехлетний малыш зарыдал, значит, что-то не так с интернетом!» «Мой 4-летний сын, едва проснувшись утром, с закрытыми глазами требует планшет, иначе в сад собираться он не будет». «А моя 5-летняя дочь может ответить вместо меня на пришедшие мне СМС, я ей запрещаю, но как только слышит сигнал, сразу хватает мой телефон». Так молодые мамы обсуждают теперь свои проблемы в родительском кругу на детской площадке.

— Хорошо, если обсуждают! А чаще мамы сидят на скамейках, уйдя вниманием в телефон, пока дети играют в песочнице или катаются на качелях, — говорит Елена Алексейцева.

Пришлось недавно наблюдать сцену в одном из майкопских кафе: парень и девушка зашли туда в обеденный перерыв, поцеловались, сели за стол и уткнулись каждый в свой айфон. Им принесли еду, они что-то ели, но с телефонами не расстались. Видимо, встретились вместе пообедать, но за все время сказали друг другу лишь пару слов.

— Дети всегда были жестокими. И пять, и десять лет назад в школе дразнились, унижали тех, кто слабее или «не такой, как все». Приходилось отстаивать свои права. Но никто не прыгал с балкона и не бежал топиться, — говорит нынешний студент АГУ 22-летний Аслан Д. Но об этом — в следующий раз.

Елена Космачёва.

10.06.2016 в 13:35