Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

После поражения гитлеровцев в Сталинграде в феврале 1943 года захватчики вынуждены были отходить на запад. Им удалось закрепиться в районе городов Орел и Белгород. Линия фронта оказалась дугой, выгнутой в нашу сторону. Немцы сосредоточили там огромную армию, множество боевой техники и считали этот рубеж непреодолимым для нашей армии. Более того, отсюда они планировали массированное наступление на юго-восточном участке фронта, чтобы взять реванш за свои поражения под Москвой и в Сталинграде.

Операция планировалась гитлеровским командованием под кодовым названием «Цитадель». Благодаря умелым и грамотным действиям нашей военной разведки советское командование знало о готовящемся контрнаступлении гитлеровцев на Курском выступе, дату его начала и направления главных ударов противника.

Верховное главное командование СССР приняло решение об опережающем наступлении, и после мощной артиллерийской подготовки наши войска устремились вперед. Началось одно из величайших сражений Великой Отечественной войны, получившее наименование Курской битвы. Началась она 5 июля 1943 года и победно для нас завершилась 23 августа. Эта битва явилась составной частью стратегического плана нашего командования на летне-осенний период 1943 года. Согласно советской и российской историографии, она включала в себя Курскую стратегическую оборонительную операцию (5—23 июля), Орловскую (12 июля — 18 августа) и Белгородско-Харьковскую (3—23 августа) стратегические наступательные операции.

Курская битва продолжалась 49 дней. В результате проведенной нашими войсками операции «Кутузов» была разгромлена орловская группировка немецких войск и ликвидирован занимаемый ею Орловский стратегический плацдарм. В итоге операции «Полководец Румянцев» прекратила свое существование Белгородско-Харьковская группировка немцев и был ликвидирован этот важнейший плацдарм.

На заключительном этапе битвы под селом Прохоровка произошло величайшее в мире танковое сражение, в котором сошлись лицом к лицу более тысячи наших и немецких танков. Победу добыли наши доблестные танкисты. Поле под Прохоровкой, усеянное искореженной бронетехникой, впоследствии наряду с Куликовским и Бородинским полями стало третьим полем русской славы — Прохоровским.

После завершения Курской битвы стратегическая инициатива окончательно перешла на сторону Красной армии, которая продолжала освобождать страну от немецких захватчиков и до окончания войны проводила в основном наступательные операции.

В российском календаре 23 августа является Днем воинской славы России — Днем разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Курской битве. Города Белгород, Курск и Орел стали первыми городами России, которым было присвоено почетное звание «Город воинской славы». В честь освобождения этих городов впервые за всю войну в Москве прогремели артиллерийские салюты.

В Курской битве участвовали многие наши земляки. Это прежде всего Герои Советского Союза Михаил Гурьев, Хамазан Гизатуллин, командир артиллерийского дивизиона Михаил Ефимов, Владимир Скрипко, Яков Супрунов, Каральхан Хизетина, Даут Джамирзе, Иван Хрищнеко и многие другие. К сожалению, годы берут свое, и большинство героев Курской битвы — наших земляков ушли из жизни. Вечная им слава!

По данным Майкопского городского совета ветеранов, в городе проживают несколько участников этого величайшего сражения. Среди них — Фрол Иванович Лазарев, Владимир Кузьмич Мостовов. В редакции сохранились воспоминания многих участников Курской битвы. Сегодня мы публикуем строки из воспоминаний и рассказы доживших до наших дней участников Курской битвы.

Наступала грозная броня

Из воспоминаний Дмитрия Киселева, наводчика танкового орудия 16-го танкового корпуса 2-го Украинского фронта:

«О том, что на Прохоровском поле сойдутся более тысячи наших и немецких танков, мы не знали. Просто рано утром раздалась команда: «По машинам!», и мы заняли места в танках. Командир танка Алексей Миронов стоял, высунувшись в верхний люк. Увидев сигнальную ракету, он спустился вниз, занял свое место и скомандовал: «Вперед!» Наша тридцатьчетверка рванулась на поле. Рядом мчались другие наши танки. Неожиданно перед нами выросла стена огня, дыма и взрывов, потом механик-водитель разглядел в нижний люк стену стремительно приближавшихся к нам немецких танков и доложил об этом командиру экипажа. Он приказал открыть огонь по танкам противника на ходу. Тут все зависело от меня — наводчика орудия. Трудно сказать, попадали ли мои снаряды или их посылали другие наши танкисты, но некоторые гитлеровские бронемашины задымились и завертелись на месте. На нас двигались новые и новые гитлеровские танки, в том числе, как мы узнали позднее, «Тигры» и «Пантеры».

За шумом мотора и гулом боя мы не слышали страшного грохота от сталкивающихся лоб в лоб наших и немецких танков. Механик-водитель все время докладывал командиру экипажа, что из-за дыма и пыли ничего не видно. Да командир и сам видел это в перископ. У нас кончился артиллерийский боезапас, но выходить из боя не было команды. Наш танк метался по полю. Стрелок-радист стрелял из пулемета по люкам вражеских танков. Начало темнеть, и накал боя стал стихать. Только утром, когда рассвело и развеялись пыль и дым, мы увидели, что все поле под Прохоровкой усеяно нашими и вражескими искореженными танками. Потом наши разведчики подсчитали, что на Прохоровском поле гитлеровцы потеряли целую танковую армию. Враг начал панически отступать, потому как ни сил, ни средств к ведению наступательных боев у него не было».

Из сотен орудий

Из воспоминаний Ивана Ермоленко, командира взвода разведки 7-го артиллерийского корпуса:

«Подготовка нашего наступления на Курской дуге началась заранее. Наш корпус стоял на Синявинских высотах на Волховском фронте. И вдруг команда — сняться с боевых позиций для передислокации в другое место. Какое — никто не знал. Потом узнали, что нам предстоит длинный путь — надо пройти через позиции Центрального фронта и сосредоточиться в районе города Обояни.

Двигались своим ходом четверо суток. Шли недалеко от фронтовой полосы, но по своей территории. В контакты с бойцами встречавшихся по пути подразделений вступать не разрешали, тем более говорить, кто мы и откуда идем.

Наконец мы прибыли в место назначения и сосредоточились недалеко от села Гостищево. Рано утром 3 августа 1943 года пехота перешла в наступление на город Белгород. Наша задача была поддерживать артиллерийским огнем наступающую пехоту. Меняя на ходу огневые позиции, мы обрушивали на врага снаряды из сотен орудий. Немцы, кому удалось уцелеть от артиллерийского огня, спешно покидали свои разрушенные укрепления и отходили на запад.

Последняя наша боевая позиция была в районе села Борисовка. Оттуда с высотки хорошо был виден Белгород. Мы дали несколько залпов по удирающим в сторону города гитлеровцам. Следом катилась лавина наших войск. Мы перенесли огонь на фланги. А вскоре сквозь дым и пыль, стоявшие над городом, мы увидели красный флаг. «Ура! Белгород наш!» — кричали бойцы.

Через какое-то время мы узнали, что 5 августа в Москве был дан салют в честь освобождения Белгорода».

Бомбы ложились в цель

Рассказ стрелка-радиста советского штурмовика Фрола Лазарева:

«Перед началом наступления на Курск была мощная артподготовка. Следом в воздух была поднята и наша штурмовая авиация. Мы «прошлись» по всей глубине гитлеровской обороны, нанося бомбовые удары, обстреливали немцев из пулеметов и самолетных пушек. И нашим бойцам было легче выбивать немцев из их оборонительных сооружений.

Потом были другие сражения. Войну я закончил в Германии. После прослужил до пятидесятых годов в Группе советских войск в Германии. Потом был переведен замполитом в Майкоп, в 9-ю дивизию. По выслуге лет уволился и еще 30 лет прослужил в милиции».

Как рассказала дочь фронтовика Ольга Семенова, недавно герою Курской битвы исполнилось 96 лет. Поздравить фронтовика с днем рождения и с памятной датой — завершением Курской битвы пришли представители городского Совета ветеранов. Фронтовик доволен, что о нем помнят, чтут его вклад в нашу Победу.

Возьми гитару…

Из воспоминаний летчика-штурмовика Николая Щербаня:

«До войны я окончил курсы в майкопском аэроклубе имени Громова. Потом, уже в военное время, — Таганрогское военное училище летчиков. К началу Курской битвы летал на штурмовике Ил-2. Первым моим серьезным боевым испытанием была Битва на Курской дуге. Ил-2 был двухместным — пилот и стрелок-радист. Снизу у него была серьезная броня, и самолет прозвали летающим танком. На вооружении были две пушки и два скорострельных пулемета. С таким вооружением наш штурмовик громил любые наземные цели противника, в том числе танки, автомобили, железнодорожные составы.

Но одно дело — атаковать и уничтожить одиночную наземную цель. А нам дали приказ громить немецкие танки на Прохоровском поле, где вплотную сошлись наши и вражеские танки, и пойди разберись, где враг, а где свой. Приходилось снижаться до максимума. Вот в прицеле виден огромный немецкий «Тигр». Нажимаю решетку, и бронебойные снаряды летят вниз. Ура! Попал — немецкий танк задымился. Выбираю следующую цель. И опять снижение до максимума, и вражеский танк охвачен огнем. И так пока не израсходовал весь боезапас.

В дальнейшем воевал на 1-м и 2-м Украинских фронтах. За всю войну, как говорилось в моей наградной реляции, я уничтожил с воздуха 45 автомашин противника, 6 танков. Сколько артиллерийских орудий — никто не считал. За время войны я заслужил боевые ордена: Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды, Красного Знамени.

После боя мы брали в руки гитары и пели любимые песни для души. Одну из них сочинили коллективно. Были в ней слова, которые я запомнил на всю жизнь: «Там вдали, вдали за облаками, потухала акварель зари. Я пришел, любимая, о многом, о большом с тобой поговорить… Завтра утром в небо голубое на врага лететь придется мне…»

«Тигры» тоже горели

— Мне пришлось участвовать в битве на Курской дуге после окончания полковой школы в Южно-Уральском военном округе, — говорит Владимир Мостовов, тогда старший сержант, а теперь уважаемый в Майкопе человек, ветеран Великой Отечественной войны.

На Курскую дугу Владимир попал с маршевой ротой, прибывшей сюда для участия в Курской битве.

— Наша 70-я, впоследствии Краснознаменная дивизия занимала боевые позиции севернее Курска. Окопаться по всем правилам было трудно — не давали такой возможности частые налеты гитлеровской авиации. Самым трудным оказалось утро 4 августа, когда гитлеровцы решили опередить нас и начать свое наступление. На наши позиции плотным строем шли немецкие танки с пехотой на броне, следом — лавина гитлеровских автоматчиков.

Вот тогда мы и увидели хваленые немецкие «Тигры», броню которых, как хвасталась гитлеровская пропаганда, не пробьет ни один русский снаряд. Конечно, страшно было смотреть на приближающуюся вражескую лавину. Ударила по ней навесным огнем стоявшая позади наша артиллерия. Выдвинулись на передний край пехотинцы-истребители танков с противотанковыми ружьями. В грохоте боя выстрелов мы не слышали, но зато увидели, как сначала задымились, а потом и заполыхали огнем несколько «Тигров».

Немцев их дивизия не пропустила. Так был сорван план опережающего наступления гитлеровцев на Курской дуге.

Первый салют

Из приказа Верховного Главнокомандующего:

«5 августа войска Брянского фронта при содействии с флангов Западного и Центрального фронтов в результате ожесточенных боев овладели городом Орел. Сегодня же войска Степного и Воронежского фронтов сломили сопротивление врага и овладели городом Белгород.

Отразив все попытки врага прорваться к Курску со стороны Орла и Белгорода, наши войска перешли в наступление, и 5 августа, ровно через месяц после начала июльского наступления, заняли Орел и Белгород. Таким образом, была разоблачена легенда гитлеровцев, что советские войска не способны наступать.

В ознаменование одержанной победы 5-й, 129-й, 380-й стрелковыми дивизиями, ворвавшимися первыми в город Орел и освободившими его, присвоить почетные наименования «Орловских» и впредь именовать: 5-я Орловская стрелковая дивизия,129-я Орловская стрелковая дивизия, 380-я Орловская стрелковая дивизия…

Сегодня, 5 августа, столица нашей Родины будет салютовать нашим доблестным войскам, освободившим Орел и Белгород. Приказываю в 24 часа произвести салют 12-ю залпами из 120 орудий».

Материалы подготовил Дмитрий Крылов

23.08.2016 в 11:08