Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Старший партнер адвокатского бюро Forward Legal Алексей Карпенко оценил шансы российских паралимпийцев на участие в Играх в Рио.

— 84 российских паралимпийца обратились в суд Бонна с требованием допустить их до Игр в Рио. Значит, они могут успеть выступить на Паралимпиаде?

— Да. Мы для этого и подаем ходатайство о предварительных мерах пресечения, по которым решения принимаются срочно: в течение одного-двух дней. Суть этих заявлений в том, чтобы в преддверии наших исков, которые мы будем подавать в Германии, суд принял решение о срочном доступе до Игр наших паралимпийцев в индивидуальном порядке. Одно заявление — одно решение. Единственное, суд может группировать заявления. 10 заявлений уже было сгруппировано в одно производство, по которому мы получили отказ. Но это не означает, что в дальнейшем будут отказные решения. Мы продолжаем биться, и надеемся, что хотя бы кого-то на Игры допустят.

— Как можно рассматривать индивидуальные заявления в группе?

— Если дела однотипные, суд вправе это делать. Мы подавали иски индивидуально для каждого спортсмена. Суд объединил дела в целях процессуальной экономии. Так удобнее.

— Как Международный паралимпийский комитет (МПК) мотивировал прежние индивидуальные отказы?

— Атлеты направляли индивидуальные письма о допуске. Их было порядка 170—180. В письмах было два пункта. Первое — это просьба «допустить меня, я чистый атлет, мои показатели по сдаче допинг-проб это подтверждают». Второй пункт этих писем — «прошу заключить арбитражное соглашение на ускоренное рассмотрение жалобы, если по первому пункту будет отказ». В прошлую среду большинство наших атлетов получили письменные отказы по обоим пунктам: первое — не допустим; второе — мы не хотим судиться с вами в индивидуальном порядке.

Важно понимать, что МПК может отказать атлету без указания причин. Это его право. Он не обязан ни принимать атлетов в индивидуальном порядке, ни объяснять причину отказа.

— То есть МПК может исключить любого атлета на основании «ты мне не нравишься», и с этим ничего нельзя сделать?

— Абсолютно правильно. Так устроена эта система. Это же касается и Международного олимпийского комитета (МОК). На этом же принципе было основано решение по российским легкоатлетам, которые были отстранены. Суть простая, спортивная организация — автономна. Если она принимает решение в рамках своей компетенции и соблюдает свою процедуру, то отметить это решение можно, только если оно выходит за рамки здравого смысла. Если оно имеет мало-мальское обоснование, оно устоит.

Судья под этим решением написала: «Поскольку решение МПК принято в рамках их компетенции и с соблюдением их процедуры и оно имеет смысл, а именно направлено на защиту чистых спортсменов, значит, нет обоснований решение пересматривать и принимать срочные меры».

Владислав Усачев

08.09.2016 в 11:21