Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Жизнь молодой семьи окружающим часто видится сказкой. Он и она красивы, внешне настолько подходят друг другу, что, когда они идут по улице рядом, у многих захватывает дух. В представлении людей именно таким рисуется счастье идеальной пары. Почти по сценарию голливудского кино для домохозяек: дом — уютное гнездышко, машина, милые дети. В общем, любовь-морковь и все такое. Однако личная жизнь каждой семьи — потемки. И порой через много лет вдруг высвечиваются жуткие подробности.

Семейная кухня

Молодая женщина пришла в редакцию «СА» с просьбой — она хочет обратиться к региональным общественным организациям, которые, возможно, помогут ей справиться с бедой. По ее словам, за последние полгода она обошла многие административные, законные структуры, но ее вопрос не сдвинулся с места, хотя в некоторых обещали помочь. Пока она ходит и ждет ответов, ситуация усугубляется.

— Когда я вынуждена была звонить в полицию, мне говорили: «Ваша семья уже всех достала одной и той же проблемой, разбирайтесь сами». Неужели нужно все дотянуть до трагедии, чтобы разбираться с проблемой уже по факту? Ведь есть права человека, право матери воспитывать и быть со своими детьми, — рассуждает она.

Красивая голливудская схема любви и семейного счастья в ее жизни не оправдалась. Теперь Марина обивает пороги судов, чтобы доказать: она как женщина имеет свои права в обществе.

Николай и Марина Терехины (все имена и фамилии изменены. — Прим. авт.) девять лет назад были чудесной парой. Их влюбленность прошла проверку временем, и было дано родительское благословение. После свадьбы молодые обустроили свой быт — родственники Марины отдали им дом в частном секторе Майкопа, чтобы молодая семья не тратилась на арендную плату и могла твердо встать на ноги. Оба работали и особого недостатка в быту не испытывали. Словом, жили как большинство рядовых семейных пар. Через полтора года в их семье родился первенец — сын Миша, что так радостно для каждого, по молодости амбициозного, отца. Спустя еще пять лет появилась на свет и дочь Олечка.

— Я с дочкой три года находилась в декретном отпуске, что и для сына было радостью — мама всегда дома. Сын ходил в детсад, у меня было достаточно времени, чтобы вести домашние дела и заниматься детьми. Мы с Олечкой забирали Мишу из сада, а вечером все вместе ждали папу с работы. Я была уверена, что в моем доме царит семейный порядок, — говорит Марина.

С рождением детей муж работал один, и хотя его заработок не всегда являлся стабильным, к детям он был внимательным. Поскольку сын был повзрослей, баловал его игрушками.

— С Мишей у них сложилось полное взаимопонимание. Сынишка очень любит папу, и это понятно — папа играл с ним, воспитывал мужское взаимопонимание и дружбу. Дочке уделял меньше внимания, но она ведь была еще грудничком со всеми вытекающими из этого заботами. В большей степени такие заботы относятся к маме, ведь папа устает на работе, дома ему нужно отдохнуть, — говорит Марина.

Обычная ситуация: уставший муж вернулся с работы, сын виснет у него на шее, семья ужинает, затем мама занимается малышкой, папа играет с более старшим сыном. Родители выполняют свои определенные функции, у каждого свои задачи, никто не в претензии. И все бы хорошо, но, набрав семейный стаж в восемь лет, идиллическая картина супружеского взаимопонимания трансформировалась. Муж все чаще стал выражать неудовольствие по разным поводам, типа «не так сварен борщ», который он раньше любил, или «уйми детей!» — вместо былого внимания. Естественно, Марина, не утратившая былой красоты и опрятности, пыталась выяснить причину таких изменений. Однако сначала стала получать грубую отповедь, а затем и скандалы со швырянием полных тарелок со стола и прочей домашней утвари. Дети не понимали перемен в отношениях и пугались, а маленькая дочь стала при виде папы прятаться за мамину спину. Марина в попытках урезонить мужа просила его не кричать при детях. «Ты — жена, значит, моя собственность. Я могу поступать с тобой так, как захочу», — был ответ.

Рабы немы

Как известно, все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.

Догадаться о причине охлаждения супружеской жизни Марине было нетрудно, и она спросила мужа напрямую. Вначале он отнекивался, а затем признал — да, есть другая женщина, с которой нет никаких проблем. Она живет одна и в достатке. У нее административная работа, высокий доход, и с ней он чувствует себя королем. Но это временная связь. Там у него нет недостатка в средствах — тратятся на него, а дома финансовые проблемы. Словом, современные взаимовыгодные отношения взрослых людей. А Марине с детьми нужно просто подождать, и папа вернется в семью, что сулит им определенную выгоду. После этого разговора Марина подала на развод.

— В последнее время Николай не скрывал, что у него есть другие отношения, — рассказывает свидетель по делу Терехиной в суде Даша Стрельцова. — Он говорил мне об этом и даже шутил на эту тему, мол, «какой молодой муж не гуляет в наше время?!». Я была удивлена таким откровениям. Мы — соседи по участкам, много лет прожили рядом. Мой сын постарше их Миши, но мальчики хорошо дружили, часто играли вместе, то у нас во дворе, то у них. Миша всегда относился уважительно к старшим. Даже мой сын, который на два года старше, был для него авторитетным другом. Мальчик хорошо воспитан, никогда не нервничал, не конфликтовал ни с мальчишками, ни со взрослыми.

Пойти свидетелем в суд Даша решилась после того, как однажды Марина, позвонив по телефону, закричала: «Срочно вызывай полицию!» Прибывший наряд полицейских зафиксировал, что между уже бывшими супругами Терехиными возник конфликт — Николай пустил в ход кулаки.

— После того, как я подала заявление о разводе, нас достаточно быстро развели, и муж ушел. Дети, естественно, остались со мной. Как-то вместе с сыном и дочерью я поехала проведать родителей — они живут в Красногвардейском районе, а когда вернулась, увидела, что в доме пусто! В наше отсутствие муж вывез всю мебель и вещи, — рассказывает Марина.

Потом Николай и сам приехал на «разборки с бывшей». Требовал он всего ничего — чтобы Марина отказалась от алиментов. Но она находилась еще в декретном отпуске с младшим ребенком и могла рассчитывать только на пособие по уходу за малышкой. Как ей содержать сына и дочь? Он решил проблему просто — увез сына…

Марина металась по городу, звонила мужу, плакала и просила вернуть Мишу. Но в ответ получала грубые СМС. Обратилась в полицию, чтобы ей помогли установить место проживания сына, и участковые уполномоченные полиции разыскали адрес, но Терехин отдать сына добровольно отказался. Тогда Марине посоветовали обратиться в суд — пусть судья установит, с кем будет жить мальчик. У матери не было выхода, и она обратилась в суд.

Кредит доверия

Майкопский городской суд, рассмотрев гражданское дело об определении места жительства ребенка в присутствии представителя городского управления по опеке и попечительству, вынес свое решение. Из определения суда от 2 сентября 2016 года: «Назначить по делу судебную психологическую экспертизу. На разрешение поставить следующие вопросы». Вопросов семь: установить индивидуально-психологические особенности ребенка, матери, отца, других взрослых, проживающих вместе с ребенком, отношение ребенка к каждому из родителей вместе и в отдельности, испытывает ли ребенок эмоциональное «отвержение» или эмоциональную привязанность к одному из родителей, а также испытывает ли ребенок эмоциональное давление со стороны родителей и других взрослых, проживающих с ним.

Оплату экспертизы в 30 тыс. рублей суд возложил на кровную мать — Терехину М.А. Под «другими взрослыми, проживающими с ребенком» зашифрована новая кандидатка в «матери» семилетнего Миши, с которой его папа состоит в гражданских отношениях. Проще говоря — сожительствует.

— Никого из пришедших на суд свидетелей в зал не вызвали, ни одного вопроса не задали. Мы просидели в коридоре все заседание — больше двух часов. Возможно, судья счел важным, что при разводе мировой суд не прописал в решении четко, что дети остаются с матерью. Но ведь это записано в Семейном кодексе РФ! Что дети преимущественно оставляются матери. Лишь в случае, если мать ограничена либо лишена родительских прав, ведет асоциальный образ жизни или сама отказалась от ребенка, суд оговаривает, что ребенок оставляется на попечение отца. В случае Марины происходит какой-то абсурд — разве нормальная мать отдаст собственного сына на воспитание чужой тети, которая по закону вообще никто для семилетнего мальчика?! — возмущена свидетель Дарья Стрельцова.

На самом деле Миша до июля этого года даже не подозревал о существовании в мире данной тети…

— Судья сказал мне во время заседания, что перед заседанием он разговаривал с ребенком, чтобы выяснить его позицию. Без меня и без отца — законных представителей несовершеннолетнего! Это так и должно быть? Это — правильно? Что может сказать мальчик-дошкольник официальному дяде в черной мантии, который ставит его перед выбором, кто лучше — мама или папа? — задается вопросом мама Миши.

Но она нашла деньги — помогли родители и друзья — и заплатила за назначенную судом экспертизу. Бывшему мужу это не понравилось. Довольно цинично он постарался довести до материнского ума тщетность ее усилий. А чтобы бывшая жена хорошо поняла его, добавил веский мужской аргумент — кулак…

Из заключения судебномедицинского обследования: «23.06.2016 г. около 14 часов 30 минут в салоне мебельного магазина в г.Майкопе бывший муж наносил удары рукой по лицу, хватал за руки, душил пальцами рук за шею, придавливая ее к стене… Травматическая припухлость мягких тканей левой щеки, кровоподтеки на лице слева, на правом предплечье, ссадины на задней поверхности шеи могли образоваться от действия тупых предметов».

В магазин Марина пошла, чтобы поговорить с мужем о сыне. Мебельный салон принадлежит одному из старших родственников мужа, у которого Николай и работал. Она решила, что на рабочем месте и в присутствии старшего по возрасту человека разговор с супругом обойдется без кулаков. Но дядя мужа, увидев ее, сказал: «Зачем ты ходишь, он же тебя убьет!»

Из письма руководителя комитета по образованию администрации МО «Город Майкоп» Сусанны Паранук Уполномоченному по правам ребенка в РА Александру Ивашину от 6 сентября 2016 года: «Данные граждане (супруги Терехины. — Прим. авт.) с 2007 года состояли в браке, имеют двоих общих детей, после расторжения брака 06.06.2016 года несовершеннолетние дети остались проживать с Терехиной М.А., которая не препятствовала общению детей с отцом. Несмотря на это, Терехин Н.А. в ходе одной из таких встреч забрал мальчика к себе и на просьбы матери видеться с ребенком отвечал отказом, применял насильственные действия к Терехиной М.А., которая всячески пыталась увидеться с ребенком».

— После обращения матери и руководителя комитета по образованию я разговаривал с отцом ребенка. Объяснял, что ребенок находится в тяжелой стрессовой ситуации, несмотря на то что его задаривают дорогими игрушками и вещами. Пытался выяснить у отца — зачем он насильно препятствует встречам матери с сыном? Это — противостояние взрослых, в котором ребенок оказывается жертвой. Но отец твердит о суде, — говорит Уполномоченный по правам ребенка в Адыгее Александр Ивашин.

О духовных скрепах

Когда Мишу разыскали по новому месту жительства отца сотрудники полиции, инспектор ПДН направил несовершеннолетнего Терехина, 2009 года рождения, к психологам — в связи с зарегистрированным 12.07.2016 г. в КУСП ОМВД по Майкопу материалом №13642.

Из заключения о проведении психологического исследования от 19 июля 2016 года МБОУ «ЦДК «Локус»: «Михаил мучительно воспринимает тот факт, что нигде не находит понимания своих потребностей и требований. Он чувствует пренебрежительное отношение других к своим высоким эмоциональным запросам. Крайне чувствительно и болезненно реагирует на малейшие неприятности… Он находится в угрожающей критической ситуации, а потому крайне нуждается в нахождении освобождающего выхода. Ребенок стремится произвести благоприятное впечатление и получить одобрение со стороны окружающих. Очень восприимчив и легко раним. У ребенка низкая самооценка, наличие эмоционального конфликта, недовольство семейной ситуацией».

Ситуация на самом деле, по словам детского омбудсмена, такова: жила семья, муж изменил, а жена не простила и подала на развод. Бывший муж теперь демонстрирует свою мужскую позицию силы. Ему объясняли: жена не препятствовала его общению с сыном, наоборот — была рада, что он навещает детей. Но он никого не слышит. Проявляя характер, наказывает ту, которая и без того была наказана? Что может быть хуже разочарования в своей любви, доверии мужчине, с которым готова «делить и радости, и горе, пока смерть не разлучит»?..

И еще. Один из психологических тестов — ребенка просят нарисовать свою семью.

— Как правило, самый значимый персонаж располагается самым первым — слева. В норме чаще всего дети рисуют первым отца, на втором месте (слева направо) — мать, на третьем — себя. Миша нарисовал первой фигуру женщины (опустим ее имя), подчеркнув ее доминирующие позиции в семье. Мальчик изобразил ее самой высокой, что говорит о ее высокой значимости в той семье, которую изобразил ребенок. Не о внутрисемейном положении, а о высоком социальном положении, которое свидетельствует о реальной ситуации, — констатировала директор майкопского Центра диагностики и консультирования «Локус», педагог-психолог высшей категории Юлия Миллер.

В день рождения сына Марина заказала детский праздник в кафе, пригласив его друзей по частному кварталу, где он прожил счастливо 7 лет, артистов — ростовых кукол. Попросила миром привезти сынишку, пусть поиграет, получит подарки, а потом тот его заберет. Николай привез Мишу на полчаса. Затем, схватив за руку, потащил к выходу со словами «нам здесь нечего делать». Свидетелями сцены были мамы, пришедшие на Мишин праздник со своими детьми, официанты кафе.

Марина вышла на работу в ту же компанию, в которой работала до декретного отпуска. В обеденный перерыв она бежит к сынишке в школу — он учится в первом классе, так как увидеть его она может лишь на большой перемене. Разговаривает о делах сына с его первой учительницей так же, как всегда разговаривала с воспитателями в детском саду. Зная об этом, тут же приезжает на машине и папа, а затем, пока она идет до работы, провожает ее, медленно следуя по дороге вдоль тротуара и выкрикивая о ней гадости. Она молча терпит — не бьет ведь. На первом осеннем родительском собрании они были вместе. Бывший муж поинтересовался, с кем находится его дочь? Оказалось, малышка вместе с бабушкой ждут Марину в детском игровом центре поблизости. Отец потребовал встречи с дочерью, и Марина разрешила им увидеться в ее присутствии. Подняв дочь на руки, Николай бросился с девочкой вниз по лестнице. Не обращая внимания на бывшую жену, ее мать и крики дочери, он посадил малышку в машину. Марина хваталась за дверь автомобиля, кричала, что дочь мала, что он забрал ее без курточки! Но Николай уехал.

Его заставили вернуть дочь участковые уполномоченные полиции, которых вызвала Терехина. К детскому центру он приехал вместе с сожительницей, она сидела на заднем сиденье вместе с Мишей. Марина наклонилась к мальчику, чтобы просто поздороваться с сыном. Но «авторитетная» тетя скомандовала: «Миша, ну-ка давай покажем, что мы думаем о твоей матери?» И продемонстрировала пошлейший жест. Мальчик, хотя и неуверенно, повторил ее движения…

Видимо, мир сошел с ума, если женщина столь цинично ломает и крушит судьбы чужих детей ради мужчины, который всего лишь беглец.

— Я не понимаю, зачем ей мой сын? Я ведь отдала ей мужа без скандалов, она получила то, что хотела. Если у них будет семья, у нее будут собственные дети! Зачем ей МОЙ мальчик, который ничего, кроме глубокой травмы, что может обернуться для него трагедией, не получит?! — говорит Марина.

В день рождения бывшей жены муж прислал подарок — Сбербанк перевел ей на карту ровно… 1 копейку! Пришло и сообщение от Николая: «Это тебе на бедность». И затем: «Ты скоро останешься одна, Миша и Оля здесь прекрасно играли, и скоро мы будем здесь жить все вместе с В. (имя опущено. — Авт.). И так будет всегда»…

Вот уж поистине духовная бедность, которая не стоит ломаного гроша. Даже если купить детскую «любовь» благополучием достатка, моральная деградация личности, его посулившей, все равно останется таковой. Неужели мелкая должность в районной администрации может так влиять на людей? И тогда дети становятся заложниками не материнских чувств, а банального «бабства», от которого не спасает ни социальный статус, ни здравый смысл.

Елена КОСМАЧЕВА.

18.11.2016 в 15:24