Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

«Ты виноват лишь в том, 

что хочется мне кушать…»

И.А. Крылов, басня «Волк и ягненок»

Сборная России имеет шанс выступить на Паралимпийских играх — 2018 в южнокорейском Пхенчхане. Об этом говорится в пресс-релизе Паралимпийского комитета России (ПКР), опубликованном накануне.

Эпопея с российскими паралимпийцами продолжается. Было объявлено, что Международный паралимпийский комитет (МПК) запретил нашим спортсменам участвовать в квалификационных соревнованиям к Играм-2018. Такое решение принял исполком МПК, получив и рассмотрев запрос ПКР на разрешение россиянам квалифицироваться к Паралимпиаде. Подпись под ответом МПК поставил лично глава организации Филип Крейвен.

Из истории вопроса: именно Крейвен стал инициатором отстранения сборной России от Паралимпийских игр — 2016 в Рио-де-Жанейро. Никто так и не понял его мотивации. Британец, инвалид-колясочник, сам прекрасно знающий, что такое преодоление, росчерком пера уничтожил мечту российских спортсменов, которые были виновны только в том, что их имена якобы оказались в списках главы независимой комиссии Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) Ричарда Макларена. Никто этих списков не видел в глаза, и вряд ли увидит: такие дела удобнее решать под ковром. А если всплывет конкретное имя, тому же Макларену придется отвечать в суде — разумеется, ему это не надо.

Зато у Крейвена оказались развязаны руки. Ему было достаточно сказать, что россияне виновны, потому что о них говорит Макларен. Странно: ведь совсем недавно глава МПК поддерживал наших атлетов, называл Паралимпиаду в Сочи образцовой и даже наградил орденом руководителя ПКР Владимира Лукина за проведение великолепных Игр. Что подтолкнуло Крейвена к столь кардинальной смене точки зрения, можно только догадываться — и догадки, которые кажутся вполне очевидными, отнюдь не говорят о честности и непредвзятости сэра Филипа.

Что же происходит теперь? Все еще проще, Международному паралимпийскому комитету сейчас не нужно ломать голову, чтобы обосновать отказ россиянам бороться за право выступить на Паралимпиаде. ПКР еще в августе был лишен членства в МПК, и оно до сих пор не восстановлено. Именно в этом Владимир Лукин видит надежду: если условия восстановления членства будут выполнены, то у россиян будет шанс поехать в Пхенчхан. При этом Лукин заверяет, что при необходимости дело дойдет и до суда.

«Мы предпринимали и предпринимаем все предусмотренные законом действия для того, чтобы разрешить вопрос о нашем участии. Сможем мы это сделать или нет — не знаем, но все, что в наших силах, мы сделаем обязательно. Делаем и будем делать. В том числе и судебные процессы, ведь это законное средство разрешения споров. Мы в них участвуем, — приводит слова Лукина «Спорт-Экспресс». — Под словом «мы» я подразумеваю наших спортсменов, которые не согласны с такими решениями, когда невиновных людей с недоказанной виной отстраняют и лишают их права участвовать в соревнованиях. Поэтому можно подавать в суды, мы эти вопросы рассматривали и рассматриваем».

Правда, увы, практика обращений в суды у российских паралимпийцев печальная. Прошлым летом они обращались в различные инстанции, но нигде не получили отклика, везде следовал отказ. Поэтому нет никаких гарантий, что в этот раз ситуация изменится.

Что касается критериев восстановления членства ПКР в МПК, они были опубликованы еще в ноябре. И они, признаться, оставляют очень большие вопросы.

Вот первый из них: «Российское антидопинговое агентство (РУСАДА), ПКР, МПК и международные федерации должны иметь возможность оперативно, эффективно и без стороннего вмешательства выполнять все антидопинговые мероприятия».

Хорошо, здесь все понятно. Организации не должны чинить препятствия в проведении антидопинговых мероприятий — но сложно увидеть хоть одну причину, по которой могут возникнуть какие-либо препятствия. Тем более что Российское антидопинговое агентство (РУСАДА), ранее, к слову, признанное не соответствующим Всемирному антидопинговому кодексу, проводит свою работу в этом направлении и вчера получило сертификат, который подтверждает, что РУСАДА соответствует стандарту ИСО 9001:2008 в области планирования и организации тестирования в рамках допинг-контроля, обработки результатов тестирования, внедрения образовательных программ в области антидопинговой деятельности.

Идем далее. Вот еще одно требование МПК к ПКР: «Паралимпийский комитет России должен соответствовать всем антидопинговым требованиям, в том числе антидопинговым кодексам ВАДА и МПК». Неоднозначная формулировка. Безусловно, есть известный список требований, они опубликованы на официальных сайтах ВАДА и МПК. Но где гарантии, что в последний момент не появится какой-то пункт, которому российские спортсмены вдруг будут не соответствовать? Никто достоверно не знает, в чем они нарушают эти кодексы сейчас, потому вопрос восстановления членства МПК может длиться бесконечно, до тех пор, пока ПКР вдруг не решит заканчивать комедию.

Наконец, еще один пункт. «Участие атлетов в соревнованиях под эгидой ПКР не должно ставить под угрозу целостность спортивных мероприятий, проводимых МПК». Можно попытаться перевести эту витиеватую формулировку на русский язык: атлет, победивший в соревнованиях под эгидой ПКР и получивший право на выступление в состязаниях, проводимых МПК, может создать угрозу «чистоте» международных соревнований, если окажется, что он уличен в применении запрещенных препаратов. Но здесь мы опять упираемся в пресловутые «списки Макларена». Будь спортсмен хоть тысячу раз чист, в один «прекрасный» момент тот же Крейвен может вытащить из-под полы его фамилию и заявить, что про этого атлета говорил Макларен.

Словом, ситуация патовая. МПК оставил себе предостаточно лазеек, чтобы в любой момент вильнуть хвостом и на любые потуги ПКР ответить отказом. Нельзя забывать и о еще одном, основополагающем моменте: паралимпийцы — по определению люди с особенностями здоровья. Их жизнь невозможна без медикаментов, что прекрасно понимает тот же Крейвен. Как понимает он и то, что любое вещество можно внести в список запрещенных — как это было с пресловутым мельдонием, он же милдронат. Препарат, долгие годы употреблявшийся для улучшения сердечной деятельности, вдруг был классифицирован как допинг, после чего посыпались головы российских спортсменов. Было бы глупым предполагать, что это случайность. В ВАДА прекрасно знали, что мельдоний был разработан советским ученым и в нашей стране его принимают много лет. Это был целенаправленный удар по российским атлетам.

Самая большая сложность для паралимпийцев заключается в другом: квалификационные соревнования к Паралимпиаде в отдельных дисциплинах уже начались. Времени на выполнение критериев у ПКР может попросту не хватить. Мы продолжаем следить за развитием событий и надеемся на лучшее, хотя практика показывает, что от Международного паралимпийского комитета, в чьей компетенции остается принятие решений, ничего хорошего ждать не приходится. Хочется верить, что надежды ПКР на позитивное развитие событий все же оправдаются.

«Решение МПК не обязательно закрывает двери на участие России в Играх следующего года, — сказано в заявлении ПКР. — Если ПКР продолжит сотрудничать с рабочей группой МПК и полностью выполнит критерии восстановления членства до Игр 2018 года в Пхенчхане, то Исполком МПК восстановит членство. Таким образом, для ПКР представится возможность заявлять спортсменов на квалификационные соревнования или, как вариант, подавать заявки в МПК на двухстороннее приглашение или на возвращенные квоты от национальных паралимпийских комитетов других стран, для того чтобы российские спортсмены могли выступать на Играх-2018».

Данила Жиляев

01.02.2017 в 11:02