Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Как поется в поучительной советской песне: «Если б я был султан — был бы холостой!» Но, разумеется, подобной стратегии придерживаются не только султаны советской закалки. В наше время быть холостяком не менее выгодно и удобно, особенно в преддверии праздника 8 Марта. Так, по крайней мере, считает наш сегодняшний собеседник — 37-летний Евгений.

Евгений убежден, что брак — это не для него. Казалось бы, давно уже взрослый мужчина, работающий в страховой компании и не имеющий вредных привычек (если, конечно, не считать таковой пристрастие к сладкому!), должен стремиться к созданию семьи, продолжению рода. Но не все так просто.

— Во-первых, — возражает наш герой, — моя должность большого дохода не приносит. Некоторые люди думают, что если ты работаешь в страховом бизнесе, то «гребешь деньги лопатой». Это не так. По крайней мере, если говорить о рядовых сотрудниках в провинции. Может, в начале двухтысячных компании и получали большую прибыль, но сейчас, в условиях убыточности, доходы сократились. Продвигать добровольные виды, разумеется, гораздо сложнее, чем «обязаловку». И вся эта ситуация приводит в итоге к сокращению кадров, к так называемой оптимизации. Я, например, работаю в страховой сфере уже почти 10 лет, но в последние годы постоянно нахожусь в «режиме ожидания» — уволят меня или нет? Вот и посудите сами, могу ли я себе позволить завести семью… Ну, женюсь я сегодня, а через пару месяцев останусь без работы! И что делать?

— Вероятно, вставать на биржу и искать новую.

— Не так-то это просто в условиях нынешнего кризиса. Вряд ли я пригожусь в другой страховой компании, если меня уже в одной сократили. Ситуация на этом рынке примерно одинаковая: грубо говоря, ловить тут уже нечего. Точнее, нечего ловить таким, как я. Понятное дело, что если бы я был прирожденным агентом, умеющим уговаривать людей добровольно застраховать дом, квартиру, жизнь или бизнес, то и зарплата была бы приличной. Но в этом смысле перспектив мало: и доходы у людей небольшие, и доверия к страховым почти не осталось. К тому же по натуре я офисный работник, то есть «идти в поле» — это не мое.

— Ну, офисная работа бывает разная. Можно и в другой сфере себя найти. Кстати, кто вы по образованию?

— Только не удивляйтесь — филолог! Специальность в дипломе — «учитель русского языка и литературы».

— Так, значит, в «цветнике» учились, на «факультете невест». Неужели не приударяли за какой-нибудь однокурсницей? Не думали тогда о свадьбе?

— Нет, о свадьбе тогда не думал, но приударять, конечно, приударял. Хотя… Тут еще такая проблема: мне всегда нравились девушки слишком красивые, эффектные. В общем, такие, которые уже были надежно «заняты». А отбивать у кого-то девушку — это тоже не мое.

— Может, просто страшно было лезть в драку? И в армии, наверное, не служили?

— Ну да, не служил. Конечно, хотел откосить — тогда сложное время было. Но служить я не пошел по состоянию здоровья. Даже без взятки врачам обошлось. Вот, между прочим, состояние здоровья — это еще одна причина, почему я против брака. Обычно те, кому за сорок, говорят: «Если у тебя ничего не болит, значит, ты умер». А мне хоть и нет еще сорока, но я уже в этом состоянии нахожусь.

— Ну, не каждая женщина ищет себе идеального мужа, в том числе по медицинским показателям.

— Согласен. Но мне-то обычно нравятся именно такие женщины, которым больной муж точно не нужен.

— А может, стоит тогда жениться по расчету?

— Это как, например, Обломов на вдове Пшеницыной? (Усмехается.) В принципе, нормальный вариант. Но, как выпускнику «факультета невест», мне это будет сложно. С эстетической точки зрения… Есть, правда, и другой расчет — жениться на целеустремленной, состоявшейся женщине, которая сделала успешную карьеру. Но, во-первых, зачем ей нужен такой, как я, а во-вторых, даже если она в меня влюбится (любовь, как говорится, зла) и мы поженимся, то через пару-тройку лет все равно ведь начнет «пилить». И как результат — развод. Я вот недавно читал в «СА», что в Майкопе количество разводов по отношению к заключенным бракам в прошлом году составило, кажется, около 60%. Красноречивая статистика! И себя я вижу именно в этих 60-ти процентах — так зачем, спрашивается, рисковать, когда можно тихо-мирно жить одному?

— И 8 Марта собираетесь «тихо-мирно» провести? В одиночестве?

— Не то чтобы в одиночестве, но без женщины-то точно. Благо есть телевизор и интернет. Наверняка какой-нибудь интересный футбол будет. Или биатлон. Ну, в крайнем случае, пообщаюсь с какой-нибудь девушкой на сайте знакомств. Хотя там сейчас тоже не так-то легко «живую» девушку найти — сплошные боты. Это такие компьютерные программы, выдающие себя за людей. В общем, проведу этот день дешево и сердито.

— А заодно и на подарках сэкономите, наверное.

— Это уж точно. Я, кстати, 8 марта люблю иногда пройтись по рынку, по магазинам — понаблюдать за этими замороченными мужьями и отцами, которые пытаются найти компромисс между дырой в семейном бюджете и разочарованием своих дам. Наблюдаю за ними и радуюсь, что мне такое не грозит!

С холостяком беседовала Светлана Петренко.

07.03.2017 в 11:23