Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Чемпионат мира завершился для России одной золотой и одной бронзовой медалями. И двумя огорчительными фактами: в мужском одиночном катании и в танцах российским фигуристам удалось заработать для страны лишь по две олимпийские квоты.

Разумеется, мы рассчитывали, что лучший танцевальный российский дуэт в составе Екатерины Бобровой и Дмитрия Соловьева сумеет бороться за место под солнцем, оно же — на пьедестале. Этого не получилось. Обсуждать, насколько объективным получился пятый результат спортсменов, тоже дело неблагодарное: вся первая восьмерка каталась достаточно качественно для того, чтобы произносить слово «засудили». Скорее не повезло: при той плотности результатов, что сложилась в диапазоне мест с третьего по седьмое, любой из дуэтов мог оказаться как наверху, так и в самом низу турнирной таблицы.

Другими словами, при прекрасном прокате своих постановок Боброва и Соловьев не показали ничего такого, что могло бы как-то особенно выделить их из штурмующей пьедестал толпы.

Самая проигрышная позиция

В одиночном катании фигурист имеет куда больший простор для маневра: не хватает пластики, как у Юдзуру Ханю, — можно шарахнуть в прокате шесть четверных прыжков, как это сделал в Хельсинки американец Натан Чен, получив за счет этого 112,87 базовой оценки против 103,43, что имел олимпийский чемпион. Другой вопрос, что Чен так и не сумел вытянуть из базы положительный баланс, в то время как Ханю увеличил эту оценку на 23 балла за счет фантастического качества катания. Но факт остается фактом: в «спортивных» видах фигуристу всегда есть за счет чего уходить вперед.

Танцы — особенная история. Там слишком жестко прописаны все элементы, из которых складываются программы. База в 42,80 — это максимум. А база дуэта, занявшего в Хельсинки 18-е место, составила 39,40. Другими словами, это не гонка с раздельным стартом. Это массовый забег, в котором главное — чтобы тебя не затоптали на старте.

Для этого нужно выделяться. Постановкой, «фишечками», необычностью, экстерьером — чем угодно, но чтобы в твой адрес восторженно выдохнули: «Вот это да!» Как выдыхал мир те два года, что на льду царствовали французы Габриэла Пападакис и Гийом Сизерон, а в этом году еще и в адрес возвращенцев — олимпийских чемпионов Ванкувера Тессы Вирту и Скотта Моира. Чем один из дуэтов лучше другого? Да ничем. Даже места распределились поровну — одна победа и одно второе место у каждого, чемпиона же определила лишь совокупность баллов. Но это вторично. Первично то, что при двух равных соперниках, ведущих непримиримую борьбу, зрелищу гарантированно обеспечены накал и интрига.

Сумеет ли какой-либо из российских дуэтов выйти на конкурентоспособный уровень через год? Вполне. При столь плотном соперничестве это всего лишь дело случая, достаточно вспомнить короткий танец Олимпийских игр в Турине, который до сих пор очевидцы вспоминают как триллер под сводами «Палавелы». Просто для того, чтобы рассчитывать на это в Пхенчхане, позарез требуется выполнение уже перечисленных условий: быть интересными и запоминающимися. Самая проигрышная позиция сводится к формулировке: «А мы все равно пойдем своим путем. И пусть нас принимают такими, как есть». Своим путем мы уже пришли к двум танцевальным вакансиям. Есть о чем подумать.

Очень сильный человек

Положа руку на сердце, у российских фигуристов было не так много шансов на то, чтобы завоевать максимальное количество квот в танцах и у мужчин-одиночников. Результат мирового первенства совершенно в этом смысле не провал. Скорее констатация текущего положения россиян относительно мировых трендов. Интереснее другое: насколько велики шансы страны на успех на Играх в Пхенчхане?

И вот тут вырисовывается интересная вещь. Единственное действенное на данный момент «оружие» у нас только одно — двукратная чемпионка мира Евгения Медведева. Комментируя выступление Жени в Хельсинки, двукратный чемпион мира и один из самых выразительных исполнителей за всю историю фигурного катания Стефан Ламбьель сказал:

— Медведева — очень красивая, очень техничная девочка: ей потрясающе удаются прыжки, она невероятно грациозная. При этом при всей ее хрупкости она очень стойкая: так справляться с внешним давлением может только очень сильный человек. Но и ей есть куда прибавлять. Она может быть более чувственной, более эмоциональной. По крайней мере, я жду от нее работы именно в этом направлении в ближайшее время.

Этим комментарием Ламбьель, возможно сам того не желая, четко обозначил уязвимые места чемпионки. Та же Кейтлин Осмонд демонстрирует в этом сезоне и большую выразительность, и зрелость катания, и более впечатляющий «конек». Просто это не является приоритетным, когда бороться приходится с безупречно и очень сложно прыгающим соперником. То, что Медведевой от души «насыпали» баллов в части второй оценки, тоже понятно: это часто бывает по отношению к лидеру, чьего превосходства не оспаривает никто.

Известный в фигурном катании тренер Александр Веденин сказал в адрес Медведевой, мол, не дай бог набрать лишних килограммов или начать испытывать приключения переходного возраста. В этом, собственно, и заключается главная задача подготовки этой спортсменки к Играм — ни в коем случае не допустить, чтобы был нарушен баланс тела. Удержать его любой ценой, как это уже делалось в случае с Юлией Липницкой перед Играми в Сочи.

Будут ли опасны в «олимпийском» варианте соперничества канадки? Наверняка. К тому же представительницам других стран гораздо легче сохранить нервную энергию: ни в одной национальной сборной, за исключением разве что Японии, нет столь ожесточенной борьбы за место в команде. А это колоссальный расход нервной энергии. Словом, даже при столь впечатляющем, как это выглядит сейчас, превосходстве россиянки над миром дорога к Олимпу может оказаться для нее непростой.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ.

04.04.2017 в 11:11