Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Законодательная ветвь власти Адыгеи за четверть века стала важнейшим фактором стабильности, общественного согласия, гражданского мира, консолидации всех созидательных сил. За это время законодательный орган власти республики менял названия и структуру, но неизменным все эти годы оставалось одно — ориентир на построение отвечающей времени системы законодательства, которая бы обеспечивала экономическое и социальное развитие региона, реализацию гражданами прав и свобод.

Становление парламентаризма в Адыгее проходило в сложной общественно-политической и экономической обстановке 90-х годов и напрямую было связано с повышением статуса автономной области до республики. Дата 17 марта 1992 года вошла в летопись современной политической жизни Адыгеи как начало деятельности республиканского Парламента — как день, когда состоялась его первая сессия. Изначально Госсовет-Хасэ назывался Верховным Советом Адыгеи.

— В Верховный Совет входило 100 депутатов. Это был масштабный орган, который принял, по сути, всю действующую сегодня законодательную базу. Парламент того времени был многогранен, законы обсуждались по нескольку недель. И тогда нам всем казалось, что все большие свершения впереди, — вспоминает Председатель Верховного Совета 1 созыва Адам Тлеуж.

А впереди были действительно серьезные преобразования и трудности, перед которыми Парламент Адыгеи сумел устоять. Это, в частности, события 1993 года, известные как расстрел Белого дома, или октябрьский путч, после которого практически все заксобрания на местах ликвидировали. Адыгея едва ли не единственный регион, который принял оптимальное решение — сохранить парламент, обойдясь сокращением депутатского корпуса: из 100 выбрали 45 самых активных парламентариев. У остальных также было право быть услышанными — полный состав собирался на особо важные заседания.

Эту принципиальную и одновременно мудрую позицию высоко оценили в федеральном центре, попросив на съезде депутатов в Москве одним из первых выступить парламентария из Адыгея — Кадыра Чале.

— Помню, подошли ко мне и сказали: Адыгея — единственный субъект страны, который не дал согласия на роспуск парламента, единственный регион, где этот сложный переходный период прошел без каких-либо волнений. Вам надо выступать. Я быстро подготовился, выступил, мне, как это принято, аплодировали, а я в тот момент отчетливо понимал, что аплодируют сейчас не мне, а мудрому народу Адыгеи, который сумел сохранить спокойствие и стабильность в своем родном регионе, — рассказывает Кадыр Чале.

Обеспечивать стабильность и устойчивость в обществе призвана Конституция. Работа над принятием Основного Закона Адыгеи была непростым этапом и длилась почти два года. Входивший в конституционную комиссию Кадыр Чале, сохранивший все заключения и результаты голосования по каждому пункту, вспоминает этот период как время жарких дебатов. Было внесено около 3 тыс. поправок. Депутаты спорили, но у этих споров была единственная цель — сделать Адыгею достойным субъектом Российской Федерации.

— От поправок на нескольких страницах порой оставалась всего одна строка. Каждый из депутатов искренне хотел изменений к лучшему, была такая позиция — народ мне поверил, значит, я должен. Хотелось помочь всем, всех обеспечить льготами. Но потом, естественно, мы понимали, что сделать это невозможно — ведь кто-то за это все-таки должен будет платить, становились сдержанней. Помню, принимали закон о семье, в разделе, касающемся брака, была графа «особые случаи». Я предложил внести туда право иметь четырех жен. Не поверите — это предложение начали бурно обсуждать! Настолько серьезный был подход. Да и в целом, думаю, что Парламент Адыгеи состоялся именно благодаря тому, что в его состав входили такие депутаты — со своей четкой позицией, — говорит депутат Верховного Совета Адыгеи, член конституционной комиссии  Александр Дорофеев.

Парламент Адыгеи пережил еще массу преобразований — введение двух палат, налаживание межпарламентского взаимодействия. В основе парламентаризма всегда был процесс диалога, согласования и приведения к единому знаменателю различных точек зрения. И главный результат — прочная законодательная база, позволяющая республике развиваться.

Юлия Мельникова

05.04.2017 в 11:20