Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

В 2010 году по инициативе Международного центра поиска пропавших и эксплуатируемых детей был учрежден Международный день пропавших детей и установлена его дата. Это была попытка привлечь внимание мировой общественности к проблеме пропажи несовершеннолетних, к проблеме защищенности детей от похищений, трудных жизненных ситуаций и противоправной эксплуатации.

Стало меньше

Родить ребенка — это значит решиться на то, чтобы твое сердце отныне и навсегда разгуливало вне твоего тела… Наверное, каждая мама знает это ощущение, когда вместе с рождением ребенка ты приобретаешь страх — страх, что с твоим ребенком может что-то произойти в тот момент, когда ты просто потеряешь его из виду. И, по счастью, не каждая мама знает, каково это на самом деле — потерять.

По данным международных правозащитных организаций, в среднем в Европе ежегодно исчезает более 70 тыс. несовершеннолетних, в России — примерно 55 тыс., в США — около 800 тыс. Причем эти цифры — официальные данные, неофициальные гораздо выше.

По счастью, в нашем регионе таких масштабов пропажи детей нет, как и серьезных последствий ухода детей из дома. По данным МВД по РА, в прошлом году разыскивались 132 ребенка, причем 131 нашелся в течение первых дежурных суток. В этом году за неполных пять месяцев потерялось 45 несовершеннолетних, 43 из них нашлись в течение первых дежурных суток. Найдены абсолютно все дети. По стране картина не столь благополучна.

— В последние годы криминальных причин пропажи детей в республике нет, все они уходят сами по тем или иным причинам, — рассказал «СА» заместитель начальника полиции (по охране общественного порядка) МВД по РА Андрей Федосеев. — В прошлые годы разыскиваемых было гораздо больше: массово уходили дети из Адыгейской республиканской школы-интерната (АРШИ) в ауле Хакуринохабль и из специального учебно-воспитательного учреждения для обучающихся с девиантным (общественно опасным) поведением закрытого типа, которое находилось в Майкопе.

В последнем находились дети, которые уже преступили закон и направлены туда решением суда. На данный момент в АРШИ осталось всего десять несовершеннолетних и ситуация с побегами стабилизировалась. Такая же ситуация и со спецучилищем, которое перенесли из Майкопа в село Новосевастопольское, новое руководство проводит серьезную работу, направленную на профилактику побегов, и она приносит свои плоды. Сотрудники полиции активно участвуют в профилактической деятельности с данной категорией подростков.

— Побеги детей из этих учреждений были серьезной проблемой, так как, помимо опасности для непосредственно сбежавших — они рисковали стать жертвами преступлений, возникала опасность для общества — подростки, находясь без контроля взрослых, могли сами преступить закон, — пояснил Андрей Федосеев.

На данный момент основная масса пропавших детей — это те, кто самовольно ушел из семьи. Из 45 детей 37 ушли впервые, 8 — повторно. Большей частью это подростки в возрасте 14—17 лет. 

Первые «звоночки»

— Существуют две основные причины, по которым подростки уходят из дома. Первая из них — нарушение детско-родительских отношений, когда родители и дети не понимают друг друга, возможно, слушают, но не слышат, — сказала руководитель МБУ Центра психолого-педагогической медицинской и социальной помощи Юлия Миллер.

Далеко не всегда детей, которые уходят, дома обижают. Там существует другое насилие — психологическое: на них повышают голос, прикрепляют различного рода ярлыки, указывают на ошибки, игнорируя достоинства ребенка… Это серьезная проблема для несовершеннолетнего — недопонимание.

Вторая причина побегов: у ребенка просто не сложились отношения в детском коллективе, среди друзей, в школе. И, не находя выхода из сложившейся ситуации, желая привлечь внимание к своей проблеме, напугать, ребенок просто уходит, пытаясь тем самым не решить проблему, а уйти от нее.

Подростки настолько импульсивны, что часто не могут объяснить свое поведение. Поэтому помимо запланированных побегов, когда ребенок готовится, возможно, ищет места, где можно остановиться, бывают спонтанные. Когда просто точка невозврата в конфликте достигнута и подросток не видит иного выхода, кроме как уйти. При этом конфликт не всегда будет явным. Это может быть и молчаливая борьба характера ребенка с тем давлением, которое оказывают взрослые. Только вместо криков и шума, к которым все привыкли, родители получают молчаливое отсутствие ребенка в доме. 

— К сожалению, родители часто думают, что ребенок — это объект контроля, надзора, выполнения базовых его потребностей. А тот факт, что ребенок меняется в процессе своей жизни, они не понимают или не хотят понимать, — говорит психолог. — Модель общения с пятилетним ребенком и подростком отличается кардинально. Чем старше становится ребенок, тем больше свободы и взаимного доверия должно быть в отношениях родителей и детей, нужно больше договариваться, воспринимать его как взрослого.

Кроме того, важно интересоваться жизнью ребенка, чтобы не пропустить те важные «звоночки», которые подскажут, что назревает серьезный конфликт. Обязательно необходимо поддерживать связь со школой, часто бывает, что поведение дома и в классе — диаметрально противоположное, и учителя могут увидеть то, что старательно скрывается от глаз родителей. Также нелишней будет дружба с окружением сына или дочки — иногда друзья могут подсказать, что поведение изменилось, ребенок ведет странные разговоры об уходе или ищет какую-то информацию в интернете.

Эти же мелочи может увидеть и сам родитель, главное — быть чувствительным к своему ребенку, понимать, что для него обычно, а что нет. И главное — слушать его. Особенно комментарии по поводу случаев с другими детьми: как бы ваш ребенок поступил на месте ушедшего из дома или попавшего в группу смерти, например. Это тоже один из аспектов чувствительности родителя, которая поможет избежать в том числе и проблемы ухода ребенка из дома.

Быть человеком

В этом году долго искали только двоих детей: девочку, которую нашли в итоге в соседнем регионе, и мальчика, который добрался до соседнего района, находящегося в Краснодарском крае. Однако искали его достаточно долго в связи с тем, что семья, в которой он остановился, поверила его словам о том, что мальчик — сирота, и оставила жить у себя. Только бдительные соседи, заметившие нового ребенка, сообщили в органы полиции. Что пережили за этот месяц поисков настоящие родители, словами вряд ли можно передать.

Не хочется никого осуждать, да и права не имею — люди хотели только добра, но послевоенные времена, когда сироты бродили по стране в поисках куска хлеба, давно прошли, и «ничьих» детей, как в мультфильме «Трое из Простоквашино», просто не существует. Если к вам пришел ребенок и просится пожить, обязательно обратитесь в полицию: вероятно, его давно ищут, и где-то разрывается на части материнское сердце.

— По каждому заявлению о пропаже несовершеннолетнего сразу же выезжает следственно-оперативная группа, проводится комплекс оперативно-разыскных мероприятий, все документируется, производится осмотр на месте, чтобы выяснить причину и по возможности выявить, криминального она характера или же это конфликт, который не был вовремя разрешен, — поясняет Андрей Федосеев. — Мы задействуем все возможности для поиска, начиная от проверки круга общения и заканчивая использованием достижений современной техники. Мелочей в деле розыска ребенка быть не может.

Если ребенка в первые же часы или сутки найти не удается, то к поиску, помимо полиции и администрации, подключаются добровольцы, волонтеры. Несколько лет назад был случай, когда привлекли сотни студентов. Однако специальных волонтерских организаций, занимающихся поиском, как таковых, в республике нет — есть общественные объединения правоохранительной направленности (народные дружины). Если вы хотите войти в их состав, нужно прийти в администрацию по месту жительства и оставить заявку. После проверки кандидата принимается решение, и дружиннику выдаются удостоверение и соответствующая отличительная атрибутика.

— На сегодняшний день сформировано уже 23 дружины, в которые входят около 300 человек. Они охватывают все районы республики. Дружинников мы уже начали привлекать к поиску детей, когда он затягивается или осложняется малолетним возрастом пропавшего, — сказал Андрей Федосеев.

Пару лет назад в Кошехабльском районе был случай, когда добровольцы помогли найти четырехлетнего ребенка: он по недосмотру бабушки днем ушел со двора, перешел автодорогу и отправился в соседний поселок «разыскивать» брата, который находился в школе. Полиция, глава администрации сельского поселения подняли на поиски большое количество людей и техники. Были задействованы общественные организации, местные жители, волонтеры, силы МЧС, ОМОН и личный состав районного отделения полиции и аппарата министерства. Ребенка нашли только к обеду следующего дня в результате прочесывания местности, в пяти километрах от дома — на ферме, где он спал прямо на земле у пруда, в камышах. По счастью, огромные собаки, охраняющие ферму, его не тронули.

И опять же — ни один из жителей того самого поселка, где малыш «разыскивал» брата, бродя от одного двора к другому в темное время, не спросил хотя бы себя: «Почему такая кроха гуляет вечером без взрослых?», не остановил его и не сообщил в администрацию района или полицию.

Пропажа ребенка — это трагедия мирового масштаба, и наша с вами задача — не допустить случаев, когда ребенок не будет найден. Помочь полиции в поисках может каждый, для этого даже необязательно быть волонтером — достаточно просто быть человеком. Неравнодушным, понимающим, что проходящий мимо ребенок без взрослых, который растерянно озирается по сторонам, — это не помеха вашим делам, а чье-то большое горе, которому вы можете помочь простым звонком на «02».

Екатерина Пензева

25.05.2017 в 14:43