Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

За годы работы в редакции газеты «Советская Адыгея» у меня появилось немало хороших знакомых среди людей с ограниченными физическими возможностями, но с неограниченной силой воли. Среди них и Николай, инвалид 1 группы. Наше с ним знакомство состоялось пару лет назад и вот по какому поводу: у инвалида пытались отнять гараж — обычную металлическую «ракушку». На тот момент автомобиля у Николая не было, со стареньким «Москвичом» он распрощался, а на покупку новой машины средств не было. Гараж, по всей видимости, пустовал. Кому-то из соседей Николая помешало не вписывающееся в интерьер двора дома-многоэтажки металлическое сооружение. Активисты дома собрали подписи и обратились в администрацию Майкопа с предложением убрать гараж. Пришлось в эту не совсем симпатичную историю вмешаться нам, журналистам. Гараж общими усилиями мы отстояли.

Не роскошь, а средство передвижения

И вот поступила радостная новость от Николая — он приобрел автомобиль, так что теперь гараж выполняет свою основную функцию.

Мы встретились с Николаем, чтобы вместе с ним от души порадоваться его покупке и побеседовать на тему «Нужен ли инвалиду автомобиль и, соответственно, гараж?».

— Инвалидам в нашей стране государство во все времена старалось помочь с приобретением транспортного средства, — говорит Николай. — Я помню то время, когда инвалиду полагался «Запорожец», затем это средство передвижения сменил «Москвич». Кстати, эта марка автомобиля уже сразу выпускалась в варианте для инвалидов с различными типами ручного управления. Понимая ограниченность в средствах среднестатистического российского инвалида, им эти машины продавали со значительной скидкой.

В те годы существовали и другие льготы для инвалидов: бесплатная автошкола, талоны на бензин, заказ дефицитных запчастей через «Посылторг». Главное, государство, осознавая, что автомобиль для инвалида — это значительно больше, чем просто средство передвижения, неотъемлемая часть его жизни, разрешило возводить вблизи домов-многоэтажек отдельные гаражи, как правило, металлические, разборные. Но далеко не всем жильцам домов это нравилось, и с завидной регулярностью кто-то из соседей инвалида объявлял «гаражную войну». Хотя согласно ст.4 Федерального закона №181 «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (редакция от 21.07.2014) это право — иметь инвалиду гараж вблизи его дома — гарантируется. Кстати, инвалиды Великой Отечественной войны и приравненные к ним по льготам инвалиды Советской и Российской армии всегда были освобождены от арендной платы за землю под гаражом. Выгоды от этой аренды государство никогда не получало, но было ощущение законности и незыблемости права плохо ходящего или совсем неходящего человека иметь гараж вблизи дома.

— Человеку физически здоровому, который ходит, как говорится, на своих двоих, порой трудно понять, зачем это инвалиду надо — иметь свое транспортное средство передвижения, гараж под боком, — говорит Николай. — Это не просто льгота или чудачество — держать свой старенький отечественный автомобиль в гараже, в то время когда дорогущие иномарки «ночуют» под открытым небом. В гараже мы, инвалиды, пересев за руль, оставляем прогулочную коляску, так как погрузить ее в багажник нам самостоятельно практически невозможно. Конечно же, старые железные гаражи — «ракушки», исписанные и разрисованные, никак не украшают дворы домов-многоэтажек с современными детскими и спортивными площадками, мы с этим полностью согласны. Но пока взамен им ничего не придумано. Я позаботился о внешнем облике гаража, нанял работников, и они выкрасили его в небесно-голубой цвет.

Автомобилей с каждым годом становится все больше и больше. Уверенно садятся за руль средств передвижения и инвалиды. Для них автомобиль воистину не роскошь, а необходимое средство передвижения и возможность интеграции. Это значит не сидеть в замкнутом пространстве квартиры или дома, а где-то бывать, путешествовать, что-то видеть, знакомиться с людьми, то есть жить полноценной жизнью.

— По этому поводу хотелось бы сказать несколько слов о парковках для инвалидов, которые зачастую бывают заняты, — пожаловался Николай. — В том числе автомобилями, за рулем которых вполне здоровые люди, по крайней мере ходячие. У них, по всей видимости, имеется удостоверение об инвалидности, но по другим заболеваниям, не связанным с опорно-двигательным аппаратом. У меня недавно произошел неприятный разговор с таким «инвалидом» в районе центрального рынка. Я не смог припарковаться, так как все места для инвалидов были заняты. Пришлось ждать почти полчаса, пока освободится место на парковке. Когда к припаркованному на местах для инвалидов дорогому автомобилю подошел его владелец, я поинтересовался, почему он паркуется здесь. Он ответил: «Я тоже инвалид, могу удостоверение предъявить!» Что тут скажешь… Пытаться объяснить человеку, который свободно может пройти квартал до обычной парковки, что инвалиду этот путь преодолеть гораздо труднее, а порой и просто невозможно, — пустая затея…

Он такой же, как и ты

«Мама, почему этот мальчик сидит в коляске?» — этот вопрос на деликатную тему — о детях-инвалидах — может поставить нас в тупик.

В наших детских садах и школах появляются смешанные классы и группы, в которых дети с ограниченными возможностями здоровья учатся вместе со всеми. Образование в России становится инклюзивным не только на бумаге, но и на практике. В общеобразовательных школах и детских садах Майкопа рядом со здоровыми детьми растут, играют, учатся дети с проблемами со здоровьем.

О том, как объяснить ребенку, что рядом с ним «иные» дети — инвалиды, наш разговор с педагогом-психологом «Центра психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи» Майкопа Татьяной Шумиковой.

— В нашем центре обучаются более 100 детей с особенностями в развитии. Словосочетание «ребенок-инвалид» у нас даже не произносится. Отношение к таким детям обычных детей берет свое начало в семье, так как именно родители являются образцом межличностных контактов в социуме. Как реагируют взрослые, в том числе воспитатели детских садов, педагоги, на детей с ограниченными возможностями здоровья, так будут реагировать и дети. От того, как мы преподносим информацию ребенку о детях с особенностями в развитии, зависит его отношение к людям вокруг и к своему собственному здоровью. Ключевое понятие в данном случае — уважение к тем, кто не вписывается в размытое понятие «норма» по состоянию здоровья. Ребенка нужно учить не только относиться с пониманием к «иным» детям, но и говорить о них корректно: не «слепой», а «незрячий» или «слабовидящий». Не «глухой», а «слабослышащий человек», не «даун», а «человек с синдромом Дауна». Пусть эти формулировки и звучат для ребенка слегка громоздко, зато в них правильно расставлены акценты, — рекомендует Татьяна.

Кроме того, обсуждая с сыном или дочкой эту тему, не нужно представлять ребенка с инвалидностью как бедную жертву. Нужно дать понять, что слабовидящий или слабослышащий — точно такой же ребенок. А проблемы со здоровьем могут возникнуть у любого, в жизни случается всякое. Каждому важно уважение и неравнодушное отношение.

— А ответом на вопрос: «Почему этот мальчик сидит в инвалидной коляске?» пусть станут такие слова: «Для тебя это немного непривычно, но у этого ребенка состояние здоровья не такое, как у тебя. Это значит, что ему нужно прикладывать много сил, чтобы у него получилось то, что у тебя получается само по себе. Его нельзя обижать или дразнить, он такой же человек, как и ты. Постарайся подружиться с этим ребенком, я уверена — ему пригодится и твоя дружба, и твоя помощь». Своевременный разговор ребенка на эту тему с понимающим взрослым позволит избежать многих проблем в будущем. Отставание в развитии у знакомого мальчика еще не значит, что он чем-то плох. Ребенку важно дать понять, что он окружен разными людьми. Дети с особенностями в развитии, как и все остальные, могут быть слабыми в одном и сильны в другом. Это очень непростой момент воспитания ребенка. Родителям, педагогам следует помочь своему сыну или дочери вырасти здравомыслящим, сострадательным человеком, который уважает себя и окружающих.

Безусловно, дети с особенностями в развитии должны находиться в социуме, в дошкольных и школьных общеобразовательных учреждениях. Основы взаимодействия в социуме закладываются именно в детстве. Если такой особенный ребенок будет находиться среди детей, ему в дальнейшем будет проще социализироваться, устанавливать контакты, приобретать навыки поведения. Ведь ему, уже взрослому, предстоит жить в обществе. На практике чем раньше ребенок с особенностями в развитии будет помещен в социум, станет общаться с другими детьми, тем быстрее пойдет его развитие.

— Такие особенные дети не должны быть изолированы от внешнего мира, — говорит Татьяна Шумикова. — Взять, к примеру, наших подопечных. По четвергам к нам приходят на занятия именно дети с особенностями в развитии. Они — и слабослышащие, и слабовидящие, и малыши-колясочники, и дети с синдромом Дауна — занимаются все вместе, за некоторым исключением. В основном педагоги занимаются с ними творческой деятельностью. Как легко и непринужденно дети общаются друг с другом, стараются друг другу помочь, делятся впечатлениями! Именно дети с особенностями в развитии (конечно же, с помощью взрослых — пап и мам, бабушек и дедушек) подготовили прекрасную выставку поделок ко Дню Победы. А с каким энтузиазмом эти дети принимали участие в городской акции «Весенняя неделя добра»!

Педагогам, воспитателям детских садов, которые посещают дети с особенностями в развитии, Татьяна Шумикова рекомендует и самим посмотреть, и показать детям отечественный анимационный мультфильм, созданный студией «Паровоз», — «Про Диму», в котором две мамы — совершенно здорового и малыша с ОВР — рассуждают, что сближает их детей. Каждый ребенок что-то может не уметь или не знать. Но всему можно научиться, если делать вместе и стараться помочь друг другу. Главное — воспитать в малыше понятия, так необходимые всем нам: сочувствие, сопереживание, взаимовыручку, готовность прийти на помощь.

Валерия Ломешина

На снимке: Участники «Весенней недели добра»

25.05.2017 в 14:50