Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Своеобразие Февральской революции 1917 г. состояло в том, что в стране сложилось двоевластие. Одновременно существовали две власти, два правительства — буржуазное Временное правительство, которому принадлежала официальная государственная власть, и неофициальное правительство в лице Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, не имевшее в своих руках атрибутов государственной власти, но опиравшееся на поддержку и силу вооруженных рабочих и солдат. Органы, подотчетные Временному правительству на местах, назывались Гражданскими комитетами, их формирование началось в первые дни Февральской революции. Параллельно с ними создавались Советы рабочих и солдатских депутатов.

Троевластие на Кубани

Что же касается Кубани, то здесь сильны были позиции казачества, и всем делом на Кубани, как и в других казачьих областях, заправляло войсковое правительство. Так что имеет смысл вести речь о троевластии на Кубани. Чтобы лучше понять суть двоевластия и оценить ситуацию тех дней, приведем строки из письма военного министра А.И.Гучкова начальнику штаба Верховного Главнокомандующего генералу М.В.Алексееву: «Временное правительство, — писал военный министр через десять дней после февральских событий 9 марта 1917 г. А.И.Гучков, — не располагает какой-либо реальной властью, и его распоряжения осуществляются лишь в тех пределах, как допускает Совет рабочих и солдатских депутатов, который располагает важнейшими элементами реальной власти, так как войска, железные дороги, почта и телеграф — в его руках. Можно прямо сказать, что Временное правительство существует лишь, пока это допускается Советом рабочих и солдатских депутатов». Как долго будет продолжаться такое состояние, чья власть возьмет верх — были вопросами ближайшего времени.

Для Кубани и Черноморья было характерно тесное переплетение экономических, социальных, национальных, военно-политических проблем, отличавшихся от центральных регионов России. Казачеству, составляющему менее половины трехмиллионного населения области (41%), принадлежало 3/4 всех земель. В Черноморской губернии с населением около 200 тыс. человек 4/5 угодий находилось во владении царской семьи, казны и крупных собственников. На долю казаков-середняков в кубанской станице приходилось более половины всех хозяйств, зажиточные казаки и беднота по численности были приблизительно равными. Совершенно иным было положение крестьянства (иногородних). Здесь бедняцкие хозяйства составляли 62,6%, середняки — 30,1%, богатые — 7,3%. У горцев, коренных жителей Кубани, соответственно — 70%, 20% и 10%. Сельское население области составляло 91,6%, городское — 8,4%. С таким раскладом, заключавшим в себе огромные противоречия, Кубань и вошла в революцию.

Заметим, что численность большевиков в мартовские дни 1917 г. на Кубани составляла около 200 человек. Но при этом из всех политический партий, по признанию полицейских властей Кубани, несмотря на свою малочисленность, наиболее активно действовали большевики, легализовавшиеся с февраля 1917 г. Большую работу по единению русских и горских трудящихся, вовлечению их в революционное движение вели Ш.Хакурате и М.Шовгенов.

«Царство Свободы»

Февральская революция привела в движение все слои населения. Ликование народных масс было столь велико, что никто не посмел открыто выступить в защиту свергнутого царя. Всем казалось, что наконец-то наступило «царство Свободы» и жизнь наладится к лучшему. Даже великий князь Николай Николаевич — верховный главнокомандующий на Кавказе — призывал все народности Кавказа всемерно повиноваться новому правительству и предупреждал, что все противодействия правительству будут преследоваться по закону. В этом хоре звучала и программа кубанских властей: укрепить навсегда новый строй, землю казаков не трогать, подчинение и порядок, война до победы. Екатеринодарская городская дума на своем заседании решила «самоопределиться и занять твердую позицию». От имени думы в адрес Временного правительства была направлена телеграмма с выражением полной и единодушной поддержки в задаче организации борьбы с внешним врагом. Были посланы приветствия английскому и французскому послам с заверениями в преданности союзническому долгу, в доведении войны до победного конца. «Революционность» думы выразилась и в том, что главная улица города Екатеринодара — Николаевский проспект, названная так в честь императора Николая II, была переименована в улицу Красная.

В марте-апреле 1917 г. гражданские комитеты и Советы рабочих и солдатских депутатов были созданы по всей Кубани. Большинство в них занимали меньшевики и эсеры. Екатеринодарский Совет рабочих, солдатских и казачьих депутатов, созданный 2 марта, стал первым демократически избранным органом власти на Северном Кавказе. В его исполком вместе с представителями других политических партий вошли 6 меньшевиков и 3 большевика. В Майкопе такой Совет был избран 15 марта. Его председателем стал правый эсер Л.Вдовенко. Большевичка Софья Дальняя-Дерман была избрана заместителем председателя. 21 мая был создан Совет народных депутатов в хуторе Городском. Это был первый Совет крестьянских депутатов в Кубанской области. Председателем был избран И.Опихайленко, секретарем А.Ольховик. Совет приступил к формированию красногвардейских отрядов для защиты дела революции. Вслед за этим создаются Советы крестьянских депутатов на 12 Шевченковских и 11 Курго-Терновских хуторах. Советы выносили решения об отмене арендной платы и раздаче крестьянам арендованной ими земли.

Съезд сословий

В Екатеринодаре 9—18 апреля состоялся съезд уполномоченных от всех сословий области, на котором обсуждались вопросы о политических правах иногородних и казачьего населения, земельный, будущего устройства и организации самоуправления в Кубанской области. Но достигнуть взаимного согласия не удалось, поскольку съезд не уравнял в правах казачье и иногороднее население и не разрешил земельного вопроса в пользу безземельных иногородних. Горское население также было ущемлено в своих правах. Это и предопределило характер решений, принятых на съезде, которые ни к чему не обязывали. При голосовании по вопросу о доверии Временному правительству против поднялась только одна рука. Это была делегат от Майкопского Совета большевичка Софья Дальняя-Дерман. Съезд избрал на паритетных началах областной Совет как высший орган гражданской власти в области в составе 135 человек и его исполком из представителей казаков, иногородних и горцев (по 2 человека от каждого отдела и 4 представителя от горцев).

На пути к единовластию

Параллельно с ним 17 апреля начал работать съезд Кубанской краевой рады, на котором было создано Кубанское войсковое правительство во главе с Л.Бычом. Председателем рады был избран Н.Рябовол, войсковым атаманом полковник генерального штаба царской армии А.Филимонов. На первом же заседании Кубанская войсковая рада провозгласила себя и войсковое правительство высшими органами управления войска. И хотя была сделана оговорка, что созданное войсковое правительство до следующей сессии войсковой рады должно входить в состав областного исполнительного комитета, всем было ясно, что это лишь первый шаг на пути к единовластию на Кубани. Так оно и случилось.

После июльских событий в Петрограде полномочный представитель Временного правительства в Кубанской области К.Бардиж передал всю полноту власти на Кубани войсковому правительству. Так закончилось троевластие на Кубани, с которым не согласились представители различных кубанских политических партий. Положение с каждым днем становилось все напряженнее. Ряд станичных гражданских комитетов оказался менее послушным и более демократичным, чем предполагали их создатели. Они стихийно становились на защиту интересов трудящихся и большинство вопросов решали в их пользу. Трудовое население Кубани приходило к убеждению, что добиться улучшения труда и жизни можно лишь взяв власть в свои руки.

Из Швейцарии в Петроград

Известие о Февральской революции застало Владимира Ленина в Швейцарии. Вдали от родины Владимир Ильич с удивительной прозорливостью определил соотношение классовых сил в России и дальнейшее развитие событий. В своих письмах и статьях он ориентировал партию на переход к социалистической революции. Обращаясь к российскому пролетариату, в «Письмах из далека» Ленин писал: «Рабочие, вы проявили чудеса пролетарского народного героизма в гражданской войне против царизма, вы должны проявить чудеса пролетарской и общенародной организации, чтобы подготовить свою победу на втором этапе революции».

В те дни он страстно хотел как можно скорее возвратиться на родину. «Какая это пытка для всех нас сидеть здесь в такое время», — писал В.Ленин. С нетерпением ждали возвращения своего вождя большевистская партия, рабочие. Но как добраться до революционного Петрограда? Из нейтральной Швейцарии в воюющую Россию можно было попасть через Францию и Англию, но правительства этих стран и слышать не хотели о том, чтобы пропустить большевиков: «союзники» (Россия вместе с ними была в Антанте. — Прим. автора) боялись, что возвращение Ленина на родину ускорит выход России из войны. Надо было искать другой путь. После долгих хлопот левые социалисты Швейцарии помогли 32 политэмигрантам, в их числе 19 большевикам, проехать через Германию в нейтральную Швецию.

К сожалению, в последние два десятилетия на постсоветском пространстве российские «реформаторы» и «демократы», извергая энергетику ненависти ко всему советскому, извлекли из анналов истории давно опровергнутый миф о том, что события октября 1917 г. были не народной революцией, а государственным переворотом, совершенным кучкой зловредных большевиков на немецкие деньги. Глубоко убежден, что российскую революцию не удастся запачкать «немецкими деньгами».

3 апреля (Пасха) было праздничным днем — заводы не работали, газеты не выходили. Несмотря на это, по всему революционному Петрограду молнией разнеслась радостная весть: «Вечером приедет Ленин!»

Площадь у Финляндского вокзала, которая стала заполняться с 17 часов, была запружена народом до отказа. Больше всего волновало Ленина и его товарищей предчувствие: «Не арестуют ли их тут же, на вокзале?» Но действительность оказалась для них полной неожиданностью. Когда, попыхивая паром, поезд в 23 часа 10 мин. наконец вошел под крышу вокзала, Ленин застыл от изумления. Он увидел на перроне солдат и матросов, вытянувшихся в струнку в почетном карауле с офицерами во главе. Обстановка была накалена до предела. Люди провели здесь несколько часов в ожидании его прибытия. По воспоминаниям очевидцев, если бы Ленин, выйдя из поезда, скомандовал толпе: «Сожгите Зимний дворец!», от дворца осталось бы пепелище. Поезд замедляет ход, останавливается. На площадке одного из вагонов — радостный, улыбающийся Владимир Ильич. Почетный караул приветствует Ленина, торжественно звучит «Марсельеза». Ильичу подносят цветы, а затем в ознаменование того, что он навсегда вернулся на родину, по поручению Выборгского районного комитета партии рабочий-большевик И.Чугурин вручает Владимиру Ильичу новый партийный билет — №600. Рабочие на руках выносят Владимира Ленина с перрона вокзала.

За победу революции

Тут же, на площади, перед вокзалом, стоя на броневике, Ленин произнес речь, в которой призвал рабочих и солдат к борьбе за победу социалистической революции. Он просто и понятно говорил о том, что волновало в те дни каждого рабочего и крестьянина, — о земле и свободе, о том, как покончить с войной. Он возвратился в Россию из эмиграции, в которой находился девять долгих лет после поражения первой русской революции 1905—1907 гг. «Солдаты, — вспоминала Надежда Крупская, — становились на лавки, чтобы лучше видеть и слышать того, кто так понятно говорит против грабительской войны. И с каждой минутой росло их внимание, напряженнее делались их лица». Это была встреча, вспоминает Н.Суханов, «достойная не моей жалкой кисти!»

От Финляндского вокзала началось грандиозное ночное шествие на Петроградскую сторону, к особняку Кшесинской, где помещались Центральный и Петроградский комитеты большевиков. В эту ночь Владимир Ильич еще несколько раз выступал перед питерскими рабочими. На другой день, 4 апреля, Ленин выступил на совещании большевиков в Таврическом дворце с докладом «О задачах пролетариата в данной революции». Владимир Ильич изложил свои знаменитые Апрельские тезисы, содержавшие конкретный план борьбы за дальнейшее развитие революции.

После свержения царизма, говорил Ленин, кончился первый, буржуазно-демократический этап русской революции и начался второй — социалистический. Теперь пролетариату в союзе с беднейшим крестьянством предстоит бороться за безраздельную власть в стране — за пролетарскую диктатуру. Трудящимся нужна, указывал Владимир Ленин, «не парламентарная республика — возвращение к ней от СРД было бы шагом назад, — а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху». Г.Плеханов в своей газете «Единство» назвал тезисы Ленина «бредом».

Продолжение читайте в «СА».

Казбек Ачмиз, председатель Адыгейской республиканской организации Российское общество «Знание», д.и.н.

15.06.2017 в 07:42