Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

13 июня легендарный вратарь московского «Спартака» и сборной СССР по футболу Ринат Дасаев праздновал 60-летие. Сейчас он работает с голкиперами второй команды «красно-белых». Лучший вратарь мира 1988 года редко общается с прессой, но по случаю памятной даты уделил немного времени ТАСС и рассказал, с какими чувствами встречает 60 лет, признался в планах попробовать себя в качестве главного тренера и, конечно, поделился впечатлениями от «Спартака» прошлого и настоящего.

— Юбилей отмечу 19-го со своими друзьями. А в сентябре в окно на матчи сборных очень хочу собрать всех друзей и поиграть в футбол. Ну и, конечно, представителей Правительства — Сергей Лавров, Сергей Шойгу, может быть, Виталий Мутко. Хочу, чтобы все получили удовольствие. Среди моих друзей много и не из футбола, но они все его любят.

— Часто возвращаетесь воспоминаниями к своей карьере?

— Естественно. Вы знаете, когда я смотрю футбол, сидя дома в кресле, у меня все клокочет: «Почему играю не я?» Хотелось бы играть еще. Хорошо, есть ветераны. Меня приглашают, и если у меня есть время, с удовольствием езжу.

— Помимо игр за ветеранов и работы в «Спартаке» еще чем-то успеваете заниматься?

— Семьей. Чем еще заниматься? У меня футбол, семья. И опять футбол.

— В 60 лет много планов строите?

— Планы строю, а как они в жизни проявятся, трудно сказать. Во-первых, мне приятно, что я здесь — в «Спартаке» — работаю и тренирую. «Спартак» — это мое я, понимаете. Оно с детства — с моих родителей, братьев, со всего.

Но хотелось бы все-таки попробовать себя на поприще главного тренера в какой-либо команде. Получится или нет, другое дело, но попробовать хотелось бы. Пока, правда, не предлагают, а самому трудно просить, но попробую, если будет возможность. Начать надо, конечно, с команды маленькой, все потихоньку делать.

— Сколько даете себе на реализацию плана?

— Года два.

— А планы не на футбол?

— Сейчас у меня вторая жена, четверо детей. Хотелось бы, чтобы они были полностью обеспечены и не знали нужды. Это моя первая задача. Ну и хотелось бы, чтобы они были всегда при деле, чтобы никогда не чувствовали себя в заботе, чтобы долго жили и ни в чем не нуждались. Я, как человек и отец, всегда стремлюсь к тому, чтобы дети зарабатывали сами.

— Как восприняли чемпионство «Спартака»? У многих эйфория.

— И у меня эйфория, я очень рад: команда не была чемпионом 16 лет. Очень рад работать в этом клубе, тем более в чемпионском статусе. Благодарен руководству, тренерскому штабу и многим людям из клуба, которые положили немало своих сил, чтобы команда добилась этого успеха.

— Чем этот «Спартак» похож на «Спартак» 80-х годов?

— Что-то схожее есть. Мелькают стеночки, средний и короткий пас. Считаю, что это и есть наш стиль, и отчасти благодаря ему и выиграли. Плюс подбор игроков, конечно. Лидера бы называть не стал, а костяк — Денис Глушаков, Квинси Промес, Дмитрий Комбаров, Артем Ребров.

— Есть ощущение, что «Спартак» может продолжить побеждать?

— Есть, конечно. Мы все к этому и стремимся. Это не должно заканчиваться одним годом, хотим продолжить династию. 

— Возможна ли гегемония?

— Постоянно быть ничего не может. И, пожалуйста, не сравнивайте сегодняшнее время и 90-е годы. В 90-х, можно сказать, команд-то не было, кроме «Спартака». Некоторые были, грубо говоря, из села. В любом случае, надо играть и становиться чемпионами. Но сейчас уровень вырос — ЦСКА, «Зенит» просто так чемпионства отдавать не будут. Мы должны быть настроены. Очень хочу новой победы, тем более к этому есть предпосылки.

— Как оцениваете карьеру?

— Положительно. Конечно, есть о чем жалеть. Денег мало заработал (смеется). В наше время столько не платили. Если бы я в свое время вернулся из Севильи в Россию, мог бы поиграть еще лет пять. Опять же, и заработать мог лучше.

— Самое яркое воспоминание?

— Помню, как обыграли бразильцев на выезде в товарищеском матче со счетом 2:1 и привезли своеобразный кубок (15 июня 1980 года бразильцы праздновали 30-летие открытия легендарного стадиона «Маракана» и 10-летие победы в чемпионате мира). То, что стали вице-чемпионами Европы в 1988 году. Хотя это, скорее, огорчение — мы должны были становиться чемпионами, потому что в финале играли лучше голландцев (встреча завершилась победой голландцев со счетом 2:0).

— Помните, как приехали в «Спартак»?

— Приехал сюда после Курска, где мы играли за Астрахань. Меня посмотрели, сказали, что мной довольны: «Мы тебя оставляем». Говорю, что не могу остаться, потому что Астрахань остается без вратаря, потому что в то время, представляете, я был в команде единственный вратарь, второго даже не было. Сказал: «Отыграю три игры и приеду к вам». Так и получилось.

— Кто ваш главный тренер в жизни?

— Константин Иванович Бесков. Он для меня все — отец, тренер. Хорошее от него неизменно возьму, если стану главным тренером.

Понимаете, когда я строил из себя вратаря, я не подражал никому, просто от каждого брал свое — от Тони Шумахера одно, от Дино Дзоффа другое и много еще от кого. Я делал свое я. Так же и в тренерском деле — если мне доверят, если получится — я буду брать хорошее от всех тренеров и делать свое я. От Валерия Лобановского, от Бескова, от того же Массимо Карреры.

— У вас были неприятные моменты, связанные с Лобановским.

— Ну, единственный момент, это когда он не взял меня на сборы в Испанию, оставив здесь тренироваться одного. Вообще, о Лобановском говорить можно много. Вначале он всегда стремился к физической подготовке, искал людей более сильных и подготовленных. Игроков ему хватало на пять лет, после чего он их просто выбрасывал, выгонял. А потом он перестроился: начал к физике подключать технику — так появились Александр Заваров, Иван Яремчук, которые еще и в футбол играли.

— Как можно было постоянно поддерживать хорошую атмосферу в таких амбициозных и полных личностями командах, как «Спартак» и сборная СССР?

— А это вам загадка (улыбается). Наверное, были все-таки лидерские качества, управление коллективом, влияние на игроков. Не зря Лобановский и Бесков ставили меня капитаном команды. Но это долгая история, и, как всегда, говорить можно будет и о хорошем, и о плохом.

— В 2008 году вас звали в структуру Российского футбольного союза.

— Тогда был предложен катастрофический контракт. Был даже пункт о том, что я должен исполнять обязанности администратора, носить мячи, покупать билеты. Это несерьезно, и я отказался. Если предложат сейчас на хороших условиях, почему нет?

— В сборную к Станиславу Черчесову?

— Почему нет? Мы с ним в дружеских отношениях еще со времен игры за «Спартак».

— Что такое чемпионат мира для страны?

— Сложно сказать. Может быть, это будет положительное влияние, потому что будут стадионы, многие захотят играть. С другой стороны — после турнира все может резко угаснуть.

— Не хотите отдать приз лучшему вратарю мира в музей «Спартака»?

— Меня просят, но мне-то что останется! Память должна быть! Сын смотрит на приз и гордится мной.

Беседовал Антон Рассказов

15.06.2017 в 07:39