Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

До наших дней из всех участников Парада Победы дожил наводчик самоходной артиллерийской установки Геннадий Смирнов. Полковник в отставке не раз бывал в редакции нашей газеты на встречах участников Парада Победы, делился своими воспоминаниями о тех ярких и незабываемых днях. Вот строки из его воспоминаний.

Мы отдыхали после обычных военных занятий на зеленой лужайке. Подбежал вестовой от командира роты и выпалил: «Старший сержант Смирнов и сержант Крапивин — к командиру!».

Торопливым шагом мы направились к дому, где размещался наш штаб. Часовой без всяких придирок и расспросов пропустил к командиру. Майор сидел за столом. При нашем появлении встал и как-то совсем не по-военному спросил: «Сынки, хотите побывать в Москве?» Мы дружно ответили, что хотим. Майор сказал: «Времени у нас мало, даю полчаса на сборы». Потом добавил, что надо сходить на вещевой склад, переодеться во все новое, особое внимание майор посоветовал обратить на сапоги, чтобы они были по ноге — не тесные и не просторные, потому как в Москве придется много ходить и маршировать. 

Переодевшись во все новое и получив сухой паек на три дня, мы пришли к майору. Оглядев нас, он остался доволен и сказал: «Вам доверена высокая честь — представлять нашу часть на Параде Победы», а потом добавил, чтобы мы не забыли надеть свои ордена и медали.

На железнодорожную станцию мы прибыли с опозданием — в пути забарахлил мотор командирской машины. Начальник поезда долго не хотел нас включать в списки пассажиров эшелона. Но наш командир, о котором говорили, что он может и гору уговорить, чтобы она сдвинулась, сумел убедить начальника эшелона, и нас пропустили в вагон. Поезд тронулся, мы начали знакомиться с соседями по вагону, начались фронтовые анекдоты и воспоминания. Кто-то затянул «Эх, дороги», и весь вагон подхватил ее.

В Москве ждали эшелон с будущими участниками Парада Победы. Белорусский вокзал приветствовал нас лозунгами и транспарантами, девчата дарили цветы и улыбки. Подходили крытые брезентом грузовики. Участников парада увозили в разные окраинные районы столицы, туда, где были площадки для тренировок. Наш сводный батальон отвезли в район Шелепихи.

В качестве временного жилья выделили классные комнаты местной средней школы. Мы были приятно удивлены тем, с какой любовью были оформлены спальные помещения, столовая — кругом цветы, всюду чистота, уют. Немного отдохнув, побродив по окрестностям, повстречавшись с местными школьниками, мы приступили к тренировкам. Тренировались чеканить шаг сначала в своей обычной солдатской форме. А за две недели до парада нас переодели в совершенно новую форму, специально сшитую для парада: темно-синие брюки галифе и зеленые кители, выдали новые кожаные ремни. Каски тоже были новые и удобные. Перед самым парадом нам, танкистам и самоходчикам, заменили форму — вместо касок выдали черные шлемофоны и комбинезоны. 

Тренировались днем и ночью. За два дня до парада нас вывезли ночью на Красную площадь, где состоялась генеральная репетиция. 

В день Парада, 24 июня 1945 года, команда «Подъем!» прозвучала чуть раньше. Надев парадную форму, мы выбежали на построение. Небо было обложено сплошными тучами, моросил неприятный дождь. Настроение упало, но мы не показывали этого, старались шутить, улыбаться. Мы надеялись, что погода смилостивится в такой торжественный день. Но дождь временами только усиливался. Когда мы высадились из крытых грузовиков недалеко от Красной площади, было уже совсем светло. К нашему удивлению, все трибуны, устроенные напротив мавзолея Ленина, были заполнены москвичами, кое у кого были зонтики. 

Все десять сводных полков от фронтов и части Московского гарнизона, курсанты академий стояли на исходных позициях. Время шло медленно. Наконец стрелки часов на Спасской башне Кремля показали 10 часов утра. Раздался бой Курантов. На белом коне выехал из Спасских ворот принимающий парад маршал Георгий Жуков. На вороном коне выехал на площадь командовавший парадом маршал Константин Рокоссовский. На трибуне мавзолея уже были руководители советского государства во главе с Верховным главнокомандующим Иосифом Сталиным. Начался объезд войск. Маршал Жуков подъезжал к каждому сводному полку и здоровался с солдатами и офицерами. «Здравия желаем, товарищ маршал», — звучало над Красной площадью. Затем Жуков поднялся на трибуну и произнес речь во славу советского воинства, победившего злейшего врага человечества — германский фашизм, произнес здравицу в честь коммунистической партии и советского правительства…

Грянул тысячетрубный оркестр. Началось прохождение мимо трибуны сводных полков. Первыми шли представители Карельского фронта, за ними — Ленинградского, затем — Украинских и Белорусских фронтов.

Настал кульминационный момент: на площадь вышла специальная рота — 200 бойцов-богатырей несли склоненные до самой земли знамена и штандарты разгромленных немецких частей. Поравнявшись с мавзолеем, бойцы с презрением бросали на землю гитлеровские знамена и штандарты.

Затем началось прохождение техники, шли знаменитые танки Т-34, самоходные артиллерийские установки, легендарные «Катюши». 

Затем должна была состояться демонстрация трудящихся. Но из-за усилившегося дождя ее пришлось отменить.

До нитки промокшие, мы сели в свои грузовики и поехали в Шелепиху. Там нас ждал праздничный обед с «боевыми наркомовскими». Не хотелось уезжать из столицы, мы мечтали походить по музеям и театрам. Но служба есть служба. Вскоре тот же эшелон увозил нас от Москвы на запад.

На снимке: наши земляки — участники Парада Победы. Восьмидесятые годы прошлого века, слева направо: В.Г.Карабутов, А.Т. Абрикосов, И.У.Пономаренко, Н.Ф.Листровой, А.С.Абадзе, Ш.С.Шу. 

Дмитрий Крылов

24.06.2017 в 10:07