Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Для многонациональной Адыгеи, где проживают представители более 100 национальностей, тема смешанных браков не нова. Пока эксперты всех мастей спорят о плюсах и минусах таких ячеек общества, интернациональные семьи демонстрируют нерушимость брачных уз на протяжении десятилетий счастливой жизни.

Майкопчане Алексей и Нурьет Горины счастливы в браке уже 38 лет. История создания их семейного союза — самая обычная, просто встретились двое молодых людей, полюбили друг друга…

Нурьет (девичья фамилия — Бешкок) родом из аула Габукай. Сколько себя помнит, всегда мечтала стать учительницей. В школе им, аульским мальчишкам и девчонкам, повезло с учителем русского языка и литературы Махмудом Шартаном. Это был удивительный человек, увлеченный своей профессией. Он сумел влюбить в русскую литературу практически всех учеников. У Махмуда Шартана на уроке литературы даже двоечники декламировали стихи Есенина, Пушкина, Маяковского…

Нурьет после окончания школы поступила в Адыгейский государственный педагогический институт. До сих пор она с глубокой благодарностью вспоминает педагогов Валентину Истомину, Казбека Шаззо, Елену Шибинскую, Магомеда Кунижева.

— Это было удивительное время, мы, студенты, дружили всем курсом, ездили друг к другу в гости, и никто ничего не боялся! — вспоминает Нурьет. — Мы как-то отправились в Грузию к нашей подруге-однокурснице — нас встречали как самых дорогих гостей. Конечно же, мы посещали спектакли нашего Адыгейского театра, ходили в кино. Никто никогда не интересовался, кто какой национальности. У нас на курсе учились ребята из Краснодарского края, из Грузии, Армении, Кабардино-Балкарии.

Очередной поход в кино с подружками закончился знакомством с симпатичным, высоким и очень скромным молодым человеком. Он робко вызвался проводить Нурьет после киносеанса.

— Тогда провожай всех нас по очереди! — рассмеялась Нурьет, решив, что парень откажется от своего предложения. А он — согласился.

Это была первая с Алексеем прогулка по Майкопу. Он произвел на девушку впечатление своей основательностью, серьезностью, а по характеру напомнил отца — молчаливого, надежного, внимательного.

В то время молодежь умела дружить, ребята не были дерзкими, нахальными, относились к девушкам с большим уважением. Встречи Алексея и Нурьет обычно проходили в кругу ее подруг, они вместе ходили в кино или просто гуляли по парку. Как-то незаметно подруги стали вдруг отказываться от общих походов.

— У них находилась тысяча причин, чтобы оставить нас с Алексеем вдвоем, — улыбается Нурьет. — Он в то время проходил воинскую службу в ракетном полку. Я рассказала своему брату о нем, он сначала вроде бы не одобрил мой выбор, а когда познакомился с Алексеем, узнал его получше, то сказал, что он очень хороший человек. Моя мудрая мама по поводу моей дружбы с Алексеем покачала головой: «Что я могу сказать? Это — твой выбор, дочка. Мы с отцом воспитали тебя достойно, уверена, ты не можешь дружить с плохим парнем».

Когда срок службы Алексея закончился, он предложил Нурьет поехать с ним к его родителям на Украину, откуда он был родом.

— У нас не было принято высокопарно говорить о любви, он просто мне сказал: «Я без тебя не смогу жить», и этого было достаточно, — вспоминает Нурьет. — Я согласилась с ним поехать. Нас очень тепло встретили его родители, а мама Алексея сразу же стала называть меня дочкой. Там мы и сыграли свадьбу.

Жили вместе с родителями Алексея, и никогда в семье не возникало непонимания. Наоборот, все очень трепетно относились друг к другу. И то, что две хозяйки не уживаются на одной кухне, — досужие выдумки! Нурьет делилась с мамой Алексея секретами кавказской кухни, а та в ответ учила невестку готовить знаменитый украинский борщ с пампушками.

В поселке Братском Николаевской области, где поселилась молодая семья, о Нурьет как о педагоге с высшим образованием узнали сразу же и пригласили ее работать в местную школу. Но она выбрала для себя иную работу — в библиотеке, где катастрофически не хватало специалистов. Да и времени больше оставалось для семьи, а для Нурьет — как для истинной горянки — семья всегда была на первом месте.

Спустя год в семье случилось пополнение — родилась дочь, назвали ее — как и попросила мама Нурьет — Ириной. В связи с таким радостным событием к ним в гости приехали родственники молодой мамы, и, как это водится, с щедрыми дарами!

Как бы ни было замечательно жить в поселке, окруженная вниманием и заботой со стороны супруга и его родни, Нурьет все же скучала по Адыгее. Алексей это, конечно же, чувствовал и принял решение об их переезде в Майкоп.

— Я летела на родину как на крыльях, — говорит Нурьет. — Алексей устроился на работу в одну из строительных компаний, я пошла трудиться в школьную библиотеку СОШ №11, где и проработала более четверти века до самого выхода на пенсию.

Нурьет и Алексей вырастили двух прекрасных дочерей, в настоящее время активно помогают воспитывать внучат — Тимура и Юрия.

— Межнациональные браки обогащают людей, — уверена Нурьет. — Мы живем в глубоком уважении к традициям, обычаям, культуре народов. Наша задача, чтобы и внуки знали свои корни, свою родословную, гордились своими прадедами. Прочность семейных уз в любом браке зависит от умения понимать друг друга, прощать мелкие обиды, от уважения друг к другу, чувства глубокого доверия. У любой семьи должен быть прочный фундамент — любовь, а это прекрасное чувство не имеет национальности! Если любовь присутствует в отношениях, причем настоящая, проверенная временем, то совершенно не важно, представитель какой ты национальности. Такие понятия, как верность, нежность, забота — общечеловеческие, и если они присутствуют в отношениях, то и спустя не один десяток лет брака можно с гордостью сказать: «Мы — счастливы!»

Валерия Ломешина.

Фото автора.

 

22.11.2017 в 11:19