Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

К 100-летию со дня рождения Героя Советского Союза Даута Нехая

Даут Нехай родился 27 ноября 1917 года в ауле Вочепший Теучежского района Адыгейской автономной области в семье крестьянина. В 1938 году окончил Адыгейское педагогическое училище. В Советскую армию призван в 1939 году. В 1941 году окончил Пуховичское военное пехотное училище. В Великой Отечественной войне с 24 июня 1941 года. Член КПСС с 1942 года.

Бесстрашен, инициативен, находчив

…Это было в ходе Висло-Одерской операции. 312-й стрелковой Смоленской дивизии предстояло, перейдя в наступление на Пулавском плацдарме в районе села Курошув, прорвать многополосную, заблаговременно оборудованную, глубокоэшелонированную оборону, состоявшую из семи оборонительных рубежей между Вислой и Одером. Первый из них проходил по левому берегу реки Вислы и был особенно мощным: четыре линии траншей, широкая сеть ходов сообщений, многочисленные дзоты, узлы сопротивления, минные поля, глубокие, заполненные водой рвы и овраги, бетонированные огневые позиции для артиллерии и пулеметов, закопанные в землю танки.

Заграждения были тщательно пристреляны с таким расчетом, чтобы на пути атакующих создать зону сплошного огня.

Для того чтобы прорвать такую оборону и быстрее сломить противника, требовались стремительные действия, нужно было ошеломить врага первым же ударом. Как вспоминал Маршал Советского Союза Г.К.Жуков, командовавший в то время 1-м Белорусским фронтом, решено было перед генеральной атакой всех сил провести в каждой дивизии силами передовых батальонов, усиленных танками и самоходными орудиями, сильную боевую разведку, поддержав ее огнем артиллерии и ударами авиации.

От умелых действий этого батальона зависело очень многое. Ему предстояло задать тон в атаке. На кого возложить такую задачу? Кто из офицеров наиболее подготовлен? Здесь нужен был командир храбрый и инициативный, настойчивый, с большим самообладанием, способный зажечь и повести за собой подчиненных. Проанализировав сильные и слабые стороны почти каждого, посоветовавшись с начальником политотдела и начальником штаба дивизии, командир дивизии генерал-майор А.Г.Моисеевский приказал вызвать командира 1-го батальона 1083-го стрелкового полка майора Даута Нехая. Вскоре перед ним предстал, как описал его внешность фронтовой корреспондент «Комсомольской правды» Юрий Жуков, «высокий чернобровый офицер с густой шевелюрой и орлиным профилем». Его грудь украшали ордена Александра Невского, Отечественной войны II степени и Красной Звезды.

— Вам выпала почетная, но очень сложная и ответственная задача, — сказал генерал. — Если чувствуете, что не справитесь, то заменим…

— Считаю за честь выполнить эту задачу, — ответил комбат.

Выбор командира дивизии был не случаен. Он хорошо знал Даута Ереджибовича. Бесстрашен в бою, инициативен, находчив, обладает крепкой бойцовской хваткой и ясным рассудком. Был трижды ранен, но каждый раз возвращался в строй. Батальон, которым он командовал, отличался высокой боевитостью и всегда успешно вел боевые действия. Три четверти его личного состава имели богатый боевой опыт. Многие солдаты и сержанты были удостоены орденов и медалей за мужество и отвагу, проявленные в сражениях под Москвой, Смоленском и в Белоруссии, участвовали в форсировании Днепра, Западного Буга, Вислы, и каждый из них горел желанием сделать все, чтобы разгромить врага и приблизить час Великой Победы.

Детально уяснив полученную задачу и доведя ее до подчиненных, Даут Нехай занялся подготовкой батальона к предстоящим действиям. Подобрав в глубоком тылу участок местности и оборудовав на нем опорный пункт, очень похожий на тот, который предстояло прорывать, Даут Ереджибович тщательно отрабатывал все возможные варианты действий рот, обращая особое внимание на их огневое тактическое взаимодействие с артиллерией и танками, на управление огнем и подразделениями, на осуществление маневров. Он добивался, чтобы каждый солдат, сержант и офицер четко знал свою задачу.

Занятия проходили напряженно. Все было как в настоящем бою. Вели «огонь» артиллеристы, с грохотом мчались танки, а вслед за ними, выдерживая заданное направление, стремительно наступали пехотинцы.

С целью выработки у личного состава высокого наступательного порыва под руководством заместителя командира батальона по политической части капитана Д.И.Кузнецова и парторга батальона младшего лейтенанта С.И.Веселова с помощью офицеров-политработников полка и дивизии была проведена большая и целенаправленная партийно-политическая работа. Состоялись беседы с бойцами и командирами, были проведены партийные и комсомольские собрания, решения которых звучали как клятва: бой вести до конца. Примечательно, что накануне наступления в партийную организацию батальона поступило 17 заявлений от солдат, сержантов и офицеров с просьбой принять их в ряды коммунистической партии.

13 января 1945 года в батальоне состоялся митинг, на котором было зачитано обращение Военного совета 1-го Белорусского фронта. «Боевые друзья, настал великий час! — говорилось в нем. — Пришло время нанести врагу последний сокрушительный удар!.. Смерть фашистским захватчикам! Да здравствует победа!»

Перед боем в батальон доставили Знамя полка. В наступившей, полной глубокого смысла торжественной тишине Даут Нехай подошел к воинской святыне, преклонил колено и, поцеловав ее алый край, заверил командование и товарищей по оружию, что личный состав батальона прорвет вражескую оборону и будет сражаться, не жалея крови и самой жизни для победы над врагом.

Наступление началось утром 14 января в трудных метеорологических условиях. Густой туман резко нарушил условия наблюдения, исключил возможность применения авиации, затруднял проведение артиллерийской подготовки. Однако это не изменило план боя. В 8 часов после 30-минутной артподготовки батальон, усиленный танковой ротой, батареей самоходно-артиллерийских установок, двумя артиллерийскими дивизионами и саперной ротой, по сигналу Даута Нехая дружно устремился на врага.

Ломая ожесточенное сопротивление противника, роты под командованием капитанов И.Я.Малынова и Е.Г.Сарапулова, старшего лейтенанта З.Эминова при поддержке пулеметной роты старшего лейтенанта И.Е.Шароватова и минометной роты капитана Д.Д.Киладзе бросились на штурм вражеских позиций и спустя три минуты после перехода в атаку таранным ударом пробили первую траншею обороняющихся.

В завязавшемся бою фашисты яростно сопротивлялись, пытаясь если не остановить, то хотя бы на какое-то время задержать наступающих. Нередко они переходили в контратаки. Но сдержать натиск советских воинов противнику оказалось не под силу. Через десять минут была взята вторая траншея, а через тридцать — третья. Всего полчаса потребовалось воинам-нехаевцам, чтобы сокрушить первую позицию долговременной вражеской обороны.

Сопротивление противника возрастало, но наступательный порыв батальона не ослабевал ни на минуту. Даут Ереджибович твердо держал в своих руках управление боем, показывая воинское мастерство. Он вызывал огонь артиллерии, ставил новые задачи танкистам, оперативно налаживал нарушившееся взаимодействие между подразделениями. Сам постоянно находился в боевых порядках, а когда возникала необходимость, вместе со своими бойцами, рискуя жизнью, поднимал в атаку роты, взводы и с криком «За мной! Ура!» врывался во вражеские траншеи, уничтожая гитлеровцев огнем из автомата и гранатами.

Следуя примеру любимого комбата, чудеса отваги и мужества проявляли и бойцы. Особенно отличились старший сержант А.Гусейнов, сержант П.Иванов, младшие сержанты А.Гордиенко и Д.Тесленко, ефрейтор П.Кравченко, рядовые А.Боярский, Г.Кухаренко. Все они были удостоены ордена Красного Знамени.

Наступление успешно развивалось. Воины батальона с ходу ворвались на вторую позицию и в ожесточенной схватке сломили сопротивление противника, начавшего поспешно отходить. Чтобы не дать ему возможности закрепиться на промежуточных рубежах, Даут Нехай посадил пехоту на танки и, преследуя гитлеровцев, к 11 часам овладел селами Анелин и Клин, вклинившись за три часа боя в глубину обороны на 12 километров. За это время батальоном было уничтожено до двухсот гитлеровцев, захвачены две тяжелые батареи на позициях, 10 пулеметов и взято в плен 30 солдат и офицеров.

Немецкая артиллерия, находившаяся на позициях за второй линией обороны, даже не смогла произвести ни одного выстрела — настолько стремительной и внезапной была атака батальона. На вражеских батареях произошла ожесточенная рукопашная схватка…

Командующий 69-й армией генерал-полковник В.Я.Колпакчи высоко оценил действия батальона майора Даута Нехая и, отметив, что он сыграл решающую роль для всей дивизии, в этот же день наградил Даута Ереджибовича орденом Красного Знамени.

Готовы выполнить любую задачу

В образовавшуюся брешь немедленно были введены полки и, преследуя противника в направлении Радом, Лодзь, 28 января дивизия подошла к городу-крепости на Варте — Познани, важному стратегическому узлу обороны, стоявшему на пути к Берлину, и завязала уличные бои, которые продолжались семнадцать суток.

В ходе этих боев вновь отличился Даут Нехай, показав себя, как писала армейская газета «Вперед к победе», «мастером умелого маневра, новатором и человеком высокого мужества», который решал все задачи инициативно, решительно, смело и побеждал врага малой кровью. И в том, что 1083-й полк был удостоен почетного наименования «Познанский», немалая заслуга принадлежала батальону Даута Нехая, который, одним из первых ворвавшись на северную окраину города, овладел 36-ю его кварталами, уничтожил до 430 гитлеровцев, 8 пулеметов, захватил 7 пулеметов и взял в плен 87 солдат и офицеров.

Выполняя приказ Гитлера, враг яростно защищал город, и бои велись за каждый дом, этаж, подвал, где нередко противники схватывались врукопашную. Каждый успех давался батальону ценой невероятных усилий, и ни один бой не был похож на другой. Большую роль в успешных действиях батальона сыграли созданные по приказу Даута Нехая штурмовые группы, которые поддерживались огнем артиллерии и минометов. Разгадывая уловки и хитрости врага, умело меняя тактику, Даут Нехай уверенно очищал дом за домом, квартал за кварталом. Нередко он сам возглавлял штурмовые группы. Делал он это, когда надо было прорваться в особо укрепленный немцами район и захватить хотя бы один дом, чтобы развить успех дальше.

Примером подлинного героизма и мастерства Даута Ереджибовича может служить бой, проведенный им на центральной площади Познани.

Ведя упорные бои, полк продвигался по улицам города, но, когда он вышел к центральной площади, его продвижение вдруг застопорилось. С укрытий, заранее подготовленных в домах, на него обрушился град огня. Два дня полк пытался преодолеть площадь, но безуспешно. Тогда командир полка подполковник А.И.Крайнов решил овладеть площадью в ходе ночной атаки одного батальона и поручил выполнение этой задачи майору Дауту Нехаю.

Уточнив с командирами подразделений и поддерживающим артдивизионом детали предстоящего боя, Даут Ереджибович провел большую подготовительную работу, встречаясь с личным составом, а в 4 часа ночи повел батальон в атаку. Впереди шли разведчики.

Как вспоминал бывший начальник артиллерии полка майор Шкаранов, находившийся тогда в батальоне, немцы, застигнутые врасплох, не успели опомниться, как наши бойцы заняли два дома. Многие из врагов так и не проснулись, пришитые к земле штыками. Штаб батальона обосновался в доме на правом фланге. Быстро была налажена связь со штабом полка, и Даут Нехай доложил командиру полка, что приказ выполнен и противник выбит из двух домов, взято в плен двадцать гитлеровцев…

Но доклад был внезапно прерван разразившейся стрельбой. Как оказалось, гитлеровцы, опомнившись, перешли в атаку и в ожесточенном бою, выбив наших воинов из левого дома, заняли его. Оставалось одно — сосредоточить все подразделения в одном доме и, организовав круговую оборону на всех трех этажах, продолжать бой. Так Даут Нехай и поступил.

Фашисты обложили дом со всех сторон и, накопив силы, с рассветом бросились в атаку. Артиллеристы батальона под руководством майора Шкаранова встретили гитлеровцев беглым огнем картечью. Но их натиск был настолько яростным, что над батальоном нависла угроза быть уничтоженным или плененным. И в этот момент, рискуя быть сраженным, во весь рост поднялся Даут Ереджибович и спокойным голосом сказал:

— Товарищи бойцы, кто из вас коммунисты, поднимите руки.

В полуподвале на мгновение воцарилась тишина, а затем раздались голоса:

— Мы все коммунисты, товарищ майор, и готовы выполнить любую команду.

Тогда Даут Ереджибович потребовал вложить всем лимонки в нагрудные левые карманы гимнастерок и, исполнив эту команду сам лично, сказал:

— Бойцы, сражаться до последнего патрона! В плен не сдаваться! В случае чего — лимонка в левом кармане.

Воины поняли своего любимого командира и сражались насмерть, удерживая дом в течение двух суток, пока полк не перешел в наступление. Сопротивление врага было сломлено. Используя успешные действия батальона Даута Нехая по разгрому противника, полк устремился вперед, продолжая освобождать город.

За образцовое выполнение заданий командования по прорыву сильно укреп ленной, глубокоэшелонированной обороны противника и овладению городом Познань и за проявленные при этом высокое командирское мастерство, мужество и отвагу Даут Ереджибович и весь личный состав батальона были награждены орденами и медалями. Все командиры взводов были удостоены ордена Александра Невского, командиры рот — ордена Красного Знамени.

По случаю присвоения Дауту Нехаю звания Героя Советского Союза в полку состоялся митинг, на котором командир дивизии генерал-майор А.Г.Моисеевский, тепло поздравив комбата с высокой наградой Родины, вручил ему Золотую звезду Героя.

После церемонии награждения Даут Ереджибович, уединившись, первым делом написал письмо матери, посвятив ей слова своей сыновней благодарности. «Дорогая Нан, — писал он, — мне присвоено звание Героя Советского Союза. Это тебе слава, Нан. Ты воспитала меня, выходила, обучила, велела быть хорошим человеком, и я об этом помню всегда. Я не опозорю тебя…»

Перед мысленным взором Героя в одно мгновение пронеслась вся его 27-летняя жизнь и особенно годы войны, когда он, бывший учитель, окончив в звании лейтенанта Пуховичское военное пехотное училище, прибыл 24 июня 1941 года в город Кандалакшу в 217-й стрелковый полк 3-й стрелковой дивизии.

dayt1
dayt1
Боевые версты

Вступив в командование пулеметным взводом, Даут Нехай принял в этот день боевое крещение. Но боевая жизнь продолжалась недолго. 7 июля при отражении вражеских атак в районе Цопраново он был ранен и оказался на госпитальной койке. После выздоровления, в ноябре 1941 года Даут Ереджибович вернулся в родную дивизию и был назначен старшим адъютантом стрелкового батальона 200-го стрелкового полка. С первых же дней он проявил себя хорошим штабным работником, помогая командиру батальона организовывать бой и управлять подразделениями. Быстро разбирался в обстановке, грамотно оценивал ее, умело оформлял все письменные и графические документы. 3 мая 1942 года в бою за село Мостки Даут Ереджибович был ранен во второй раз.

В августе 1942 года, выйдя из госпиталя, он стал командиром роты автоматчиков 12-й отдельной истребительно-противотанковой бригады, которая в составе 61-й армии вела боевые действия южнее и юго-западнее города Белев Тульской области на Центральном и Брянском фронтах, а затем участвовала в Курской битве. 9 июня 1943 года в ходе боя под селом Железница он был снова ранен, но мужественный воин отказался идти в медсанбат и продолжал сражаться с врагом.

За умелое руководство боевыми действиями роты он дважды был повышен в звании, принят в ряды коммунистической партии, а за участие в Орловской наступательной операции по разгрому болховской группировки противника был награжден орденом Красной Звезды.

19 июня 1943 года рота капитана Даута Нехая, ворвавшись под сильным огнем противника в первую траншею в районе села Азарово, во взаимодействии с подразделениями соседнего 1132-го стрелкового полка стойко отражала контратаки превосходящих сил гитлеровцев, заставив их отступить. А через пять дней, захватив в ходе наступления высоту с отметкой 235,1 и перейдя к обороне, Даут Ереджибович удерживал ее со своими бойцами трое суток, отражая яростные контратаки противника.

Перейдя затем в наступление и преследуя отходящего противника, рота вышла 3 августа в район села Маховица, где, соединившись с частями 415-й стрелковой дивизии, в ожесточенном бою сумела обеспечить открытый стык от проникновения в него противника.

В декабре 1943 года Д.Е.Нехая, как перспективного командира, направили на курсы усовершенствования офицерского состава 1-го Белорусского фронта, после окончания которых в мае 1944 года в звании майора он прибыл на должность командира стрелковой дивизии. В это время она готовилась к Белорусской операции. В связи с отсутствием вакантных должностей Даут Нехай в течение двух месяцев находился в резерве и временно исполнял обязанности офицера связи при командире дивизии.

Офицер связи — это не просто ответственный посыльный, которому поручается в любых условиях обстановки как днем, так и ночью к определенному сроку доставить в полки или штаб корпуса боевые приказы или донесения. Он является доверенным лицом командира и должен обладать широким оперативно-тактическим кругозором, быть способным быстро ориентироваться в обстановке и делать правильные выводы из нее.

Майор Даут Нехай образцово исполнял свои обязанности и был удостоен ордена Отечественной войны II степени. Как сказано в наградном листе, «находясь все время в частях и на наблюдательных пунктах, он выдвигался непосредственно в боевые порядки пехоты, уточнял обстановку и проверял выполнение приказов командования. Действуя смело и решительно, он своевременно доставлял ценные сведения командованию, необходимые для принятия решения и управления войсками».

В июле 1944 года Даут Ереджибович возглавил 1-й батальон 1083-го стрелкового полка и в первом же бою отличился, показав себя мужественным и искусным командиром.

В 5 часов 30 минут 18 июля 1944 года после 20-минутной артподготовки батальон под командованием Даута Нехая, поддерживаемый танками, самоходными орудиями и артиллерией, перешел в наступление южнее Ковеля, имея задачу провести разведку боем и овладеть важной в тактическом отношении высотой с отметкой 204,6.

Атака батальона была настолько стремительной и внезапной, что ошеломленный противник не смог оказать сколько-нибудь серьезного сопротивления, и оборона его была прорвана. Первыми во вражескую траншею, схватившись врукопашную, ворвались роты под командованием старших лейтенантов А.Мухина и С.Г.Гордиенко, а через час батальон овладел указанной ему высотой и, не задерживаясь, перешел к преследованию.

Стремясь остановить наступающих, противник предпринял контратаку силой до роты автоматчиков при поддержке пяти танков. Но она не застала Даута Ереджибовича врасплох. Под его умелым руководством батальон отбил контратаку и продолжил наступление.

Используя успех, достигнутый батальоном Даута Нехая, командир полка подполковник А.И.Крайнов ввел в бой 2-й батальон, усилив тем самым нажим на врага. На рассвете 20 июля смогли выйти к реке Западный Буг, захватить заминированный мост, который гитлеровцы не успели взорвать, форсировать реку, нанести удар во фланг вражеской группировки и к утру 22 числа очистить от врага польский город Хелм, где Даут Ереджибович показал высокое мастерство ведения уличных боев.

В ходе этих боев, как сказано в «Историческом формуляре дивизии», батальон Даута Нехая с честью выполнил все поставленные задачи. Он одним из первых форсировал Западный Буг и, наступая в составе полка в направлении села Штунь, овладел 20 июля железнодорожной станцией Дорохуск, перерезав тем самым дорогу Дорохуск — Хелм, и в течение дня отразил одну за другой восемь яростных контратак противника с танками, вступая в частые рукопашные схватки.

Сбивая противника с занимаемых позиций и преследуя его в направлении Люблин — Пулавы, 1083-й полк вышел к реке Висле и в ночь на 4 августа после артналета с ходу приступил к ее форсированию, имея задачу овладеть на западном берегу селом Бжесце и развивать наступление в направлении Яновице, Яновец, Облясы Дворские.

Первым начал переправу батальон Даута Нехая. Бойцы плыли под огнем противника на подручных средствах. Противник, не оказав серьезного сопротивления, начал поспешно отходить, оставив селения Яновице и Барчка. Преследуя противника, полк вышел к крепости Яновец.

Построенная в 1537 году, она стояла на высоком каменистом берегу и непреодолимым утесом возвышалась над быстрой рекой. Она была обнесена десятиметровыми стенами с бойницами, связующими звеньями которых являлись многоэтажные башни с глубокими подвалами и подземными ходами. Из нее местность просматривалась и простреливалась пулеметным и артиллерийско-минометным огнем на многие километры. Хорошо был виден каждый песчаный островок, обрыв берега, залив… Отсюда гитлеровцы прямой наводкой вели огонь по нашим переправам.

Было ясно, что в такой обстановке, не овладев этой ключевой позицией противника, невозможно создать устойчивую и надежную оборону и обеспечить успешную переправу главных сил дивизии.

Эта труднейшая и ответственная задача была возложена на майора Даута Нехая, который, по словам заместителя командующего 69-й армией генерал-майора Н.И.Труфанова, со своими бойцами сделал то, что казалось невозможным.

Командир полка подполковник А.И. Крайнов и майор Даут Нехай подробно обсудили каждую деталь предстоящего боя, делая при этом ставку на внезапность и решительность действий воинов батальона.

И вот на рассвете 4 августа под покровом тумана, затруднявшего гитлеровцам ведение прицельного огня, батальон, усиленный ротой автоматчиков и минометным дивизионом, приступил к выполнению задачи.

1-я рота под командованием старшего лейтенанта А.Мухина, усиленная станковыми пулеметами, скрытно подошла к первой траншее и, захватив ее без единого выстрела, стремительно ворвалась во вторую, уничтожая гитлеровцев огнем и гранатами. Атака оказалась для гитлеровцев настолько неожиданной, что они не смогли оказать сопротивления и, побросав в панике оружие, бежали в крепость.

Для развития успеха Даут Ереджибович ввел в бой 3-ю роту капитана Е.Г.Сарапулова, а подполковник А.И.Крайнов — 2-й батальон с задачей выйти на западные высоты и не допустить подхода к крепости резервов гитлеровцев с запада.

Солдаты Д.Е.Нехая врывались в крепость через бреши и проемы в стенах, пробитые артиллерией тяжелого калибра, и взбирались на ее стены. Бой шел за каждый этаж, лестницу, комнату. Это был поистине суворовский натиск.

В рукопашной схватке, огнем и гранатами было уничтожено до ста гитлеровцев, 5 пулеметов, разгромлен штаб батальона, захвачено 3 пулемета и взяты в плен 3 солдата. Так пала твердыня на Висле, прозванная солдатами «чертовым замком».

Теперь ее нужно было удержать. Было ясно, что гитлеровцы не примирятся со столь неожиданной потерей крепости и захотят вернуть ее. На башнях начали рваться снаряды. Вскоре под прикрытием танков и штурмовых орудий к стенам крепости стали приближаться цепи гитлеровцев. Некоторым из них даже удалось просочиться в крепость. Но дружный огонь батальона заставил фашистов залечь, а затем отступить. Всего за день боя было отражено шесть контратак противника и уничтожено при этом более сорока гитлеровцев, 5 пулеметов.

Путь дивизии через Вислу был открыт. К вечеру саперы навели понтонный мост, и в течение ночи на плацдарм переправились все ее полки.

С подходом главных сил полка Даут Нехай вывел батальон из замка и, ведя боевые действия по расширению плацдарма, устремился на его западную окраину, закрепился на высоте с отметкой 159,6 в готовности к отражению возможных контратак противника.

И воин, и учитель

…16 апреля 1945 года началась Берлинская операция. Переправившись через Одер, 312-я стрелковая дивизия приняла участие в Берлинской операции. С 16 апреля подразделение Нехая вело тяжелые бои на Зееловских высотах. 22 апреля майор получил задание уничтожить группу гитлеровцев, засевших в небольшом пригороде. В бою отважный командир подорвался на вражеской мине и получил очень тяжелое ранение. Долгие месяцы лечения вернули Даута к жизни. В это тяжелое для бойца время постоянно находилась при нем санинструктор батальона Мария Сергеевна. Боевая дружба переросла в любовь. Они поженились. Свадьбу сыграли скромно — в кругу боевых друзей, по-фронтовому. В семье Нехая родились сын Юрий, всю жизнь посвятивший государственной службе, и дочь Людмила, которая на сегодня является, как и ее мама, врачом и заведующей радиологическим отделением онкологической больницы.

В 1946 году Даут Нехай демобилизовался и вернулся в родной аул. В послевоенные годы Даут Нехай занялся мирной профессией учителя и стал директором Пчегатлукайской средней школы, снискав и на этом поприще заслуженное уважение. Однако фронтовые ранения не прошли для него бесследно, сильно подорвав его здоровье. Герой Советского Союза, отважный боевой командир и заслуженный учитель Даут Нехай скончался в возрасте 37 лет в 1955 году и был похоронен в родном ауле, где ему установили памятник и мемориальную доску. Мемориальная доска также установлена на здании Адыгейского педагогического училища имени Х.Б.Андрухаева. Имя Героя присвоено Пчегатлукайской средней школе, а также улицам в Майкопе, Адыгейске, Тахтамукае, Пчегатлукае и Псекупсе.

Я рад, что лично знаком с сыном Даута Нехая — Юрием Нехаем, с которым я уже долгие годы поддерживаю дружеские отношения. Следуя заветам прославленного отца-героя, Юрий Нехай с честью пронес имя отца в своем сердце, работая первым секретарем обкома комсомола, затем заместителем председателя Майкопского горисполкома, далее заместителем министра внутренних дел МВД РА, и в звании полковника уволился в запас. Он всегда верой и правдой служил родной Адыгее и нашему Отечеству.

Вспоминается и встреча с супругой майора — Марией Сергеевной Нехай, по приглашению которой в один из праздничных дней Победы в середине 80-х гг. я приехал в аул Вочепший. И был приятно удивлен, когда услышал речь Марии Сергеевны на чистом адыгейском языке. Но понял: ведь она фронтовичка, а у фронтовиков нет невыполнимых задач. Любовь к мужу, к адыгам и их культуре помогли ей овладеть языком в короткий срок.

Хазретбий Сиджах, полковник в отставке.

27.11.2017 в 10:46