Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"
Фото sporter.mdФото sporter.md

Экс-президенту Адыгеи, основателю крупнейшей в России золотодобывающей компании “Полюс”, известному меценату Хазрету Совмену исполняется 82 года.

Древняя адыгская пословица гласит — сделай добро и брось его в воду. Это о том, что любая помощь ближнему должна быть незаметной, прежде всего для тех, кому она предназначалась.

Вы многое сделали для республики. В годы руководства Адыгеей внесли большой вклад в укрепление ее государственности. Вы известны не только как политик и общественный деятель, но и как успешный бизнесмен и один из самых крупных меценатов в стране. Постоянно оказываете адресную помощь своим землякам. До сих пор многие пострадавшие от наводнения в 2002 году помнят вашу бескорыстную помощь в ликвидации последствий стихии. И таких добрых дел — множество, — подчеркнул на одной из встреч с Хазретом Совменом глава Адыгеи Мурат Кумпилов.

Сам Хазрет Меджидович говорит, что помогать ближнему научился у своего отца. В семье было восемь детей, добру их никто специально не учил. Просто так жила семья — по канонам всех предшествующих поколений.

Детство после войны

Я всем обязан своим родителям. Они дали мне в первую очередь жизнь. Воспитали меня на принципах традиционной адыгской этики, по которым жили сами. Мы восхищались ими, ими восхищались односельчане. Мы никогда не слышали, чтобы они разговаривали друг с другом громко, — вспоминает Хазрет Меджидович.

Хазрет Совмен родился в ауле Афипсип Тахтамукайского района Адыгеи. По словам аульчан, Совмены — старинный род, живший по берегам Черного моря. Отец ушел на фронт Великой Отечественной. За годы войны в аул приходило много похоронок, но их семье повезло — Меджид Совмен вернулся домой живым. Однако до конца своей жизни он чувствовал свою ответственность перед женщинами аула — вдовами. Послевоенные годы были очень трудными, а порой и голодными. Восстановление мирной жизни и разрушенного народного хозяйства отнимало у людей много сил. Отец собирал в доме, что мог, — делил зерно, керосин, чтобы помогать многодетным семьям аула, в которых мужчины не вернулись с фронтов Великой Отечественной. В семье Меджида Совмена был установлен порядок — делиться с соседями всем, что есть, последним хлебом.

У нас, детей, даже мысли не возникало отказаться от этого порядка. Мы все это видели и учились у родителей их поступкам. И не сомневались в том, что так нужно, — рассказывал Хазрет Меджидович.

Свою жизнь он построил сам, хотя судьба не всегда была благосклонной. Из-за несчастного случая в детстве он на некоторое время потерял зрение. Учился читать пальцами — по свинцовой пластине. Так, еще в детстве, впервые он проявил характер, упорство и волю. Когда зрение вернулось, стал запоем читать книжки о приключениях. Мужество героев, покорявших стихию и превратности случая смелостью, отвагой и трудом, впечатляло. Может быть, это именно рассказы Джека Лондона об Аляске, о золотоносной реке Клондайк сыграли определенную роль в выборе его пути? Тогда он еще не предполагал, что решится пойти на сражение с суровым Севером.

Риск воспитывает мужество

В 1958 году он ушел служить в армию — на Черноморский флот и оказался в Севастополе. Став командиром взвода элитной отдельной части, смог не раз проявить свой характер, обеспечивая подразделению показатели. Его взвод занимал первые места на учениях Киевского военного округа. Когда пришло время демобилизоваться, решил не ехать домой, а попробовать что-то экстремальное, проверить себя, стать самостоятельным в жизни. И в 1961 году вместе с армейскими друзьями, такими же любителями приключений, они отправились на остров Врангеля.

Крайний Север в те годы — это в основном мелкие артели не очень доходной золотопромышленной отрасли советской экономики. Как говорил сам Хазрет Меджидович, с друзьями пошли к старателям, чтобы заработать денег на обратную дорогу. Начинал горнорабочим. Год проработал механиком на предприятии «Северовостокзолото» и решил уволиться, ехать домой в аул, к маме, по которой очень скучал. Но возле отдела кадров его ждали артельщики, уговорили задержаться «хотя бы на полгода». Эти полгода превратились в 37 лет тяжелого труда в шахтах, профессионального высшего образования и становления на практике.

Его старательская карьера — весь Крайний Север страны, который он фактически исходил пешком, стал своим, что среди коренных северян дорогого стоит. В 29 лет возглавил артель «Восход», затем артель «Союз», вместе со старателями перебравшись ближе к Магадану — на чукотско-якутско-магаданскую границу. Он всегда шел к сложным месторождениям. Работал и учился, окончил политехнический техникум в Магадане.

Как вспоминал сам, молодость была не просто активно трудовой — часто рискованной. Трижды попадал в авиакатастрофы, проваливался под лед в северных реках, тонул в тракторе. Однажды их вертолет упал в Колыму, его выбросило на другой берег реки и унесло далеко от остальных, с кем летел в вертолете.

Спасательную экспедицию по поиску Хазрета Совмена прекратили через 20 дней — не может человек выжить в тайге без охотничьего ружья такой срок: в августе встреча с таежным медведем не сулит безоружному надежды уцелеть. Хазрет Меджидович вернулся сам. Прошел по тайге больше 200 км и вышел к своим «живым и здоровым», похудев с 70 до 45 кг. По своей должности обязан был носить при себе пистолет, и это его спасло, несмотря на всего лишь пять патронов в обойме и леску с рыболовным крючком, которая нашлась в кармане.

Потом полная отваги и риска молодость перетекла в зрелую жизнь профессионала горного дела. Хазрета Совмена, уроженца Адыгеи, знали на Чукотке и в Магаданской области как человека, способного взяться за разработку проблемы, которая другим не под силу. 

Каждый человек — бесценен

В те годы в стране промышленную добычу золота то укрупняли, то урезали в средствах. Управленческая неразбериха привела к тому, что с 1976 года объемы золотодобычи стали сокращаться, причем в государственном секторе. Старательские артели, несмотря на сдерживающую политику, работали достаточно успешно, составляя треть отечественной золотодобычи вплоть до начала 1990-х годов. Значение золота для экономики СССР было общепризнанным.

Впрочем, по словам Хазрета Совмена, блеск драгоценного металла в руках никогда его не прельщал личным обогащением, важно было другое. Так появился его любимый принцип в жизни: человек — не драгоценный металл, ему нет цены.

В Магаданской области еще с 1930-х годов знали об одном труднодоступном месторождении, путь к которому лежал через колымские горы и реки, по северному бездорожью. Три экспедиции пропали без вести, другие попытки не достигли цели. В конце 1969 года Магаданский обком КПСС поручил 32-летнему изыскателю Совмену возглавить новую экспедицию. Он решил — выходить надо только зимой, весной техника утонет, люди пропадут. Его экспедиция вышла 14 декабря в 64-градусный мороз: около 300 человек, 110 тракторных саней, на которых люди везли 350 тонн груза. Один из известных геологов в области ему твердил: «Ты туда не заберешься. На полпути и сам пропадешь, и людей погубишь».

Экспедиция ушла, а через время Совмен вдруг предстал перед первым секретарем обкома партии Магадана: «В аэропорту стоит груженый самолет — мы взяли золото». Это всем казалось невероятным, но «трудное» золото экспедиция добыла.

Потом он вспоминал, как в своем упорстве они дошли к месту назначения, развернули старательский лагерь, работу. Сложность была в том, что месторождение составляла так называемая мертвая глина, насыщенная неизвлекаемым мелкодисперсным пылевидным золотом. Можно извлечь килограмм, а в реальности — не более 100 г получалось. Тогда он придумал сделать реконструкцию промышленного прибора, который никто не применял в подобных условиях. И добился своего — артель стала получать 80% золота от возможного. Позже, работая уже в Красноярском крае, где Хазрет Совмен основал ЗАО «Полюс», он стал извлекать из таких пород до 98% золота — рекорд, занесенный в Книгу Гиннесса.

Хазрет Совмен не собирался перебираться в Сибирь, но его направили в Красноярский край — поднимать уровень местной золотодобычи.

Меценатство на общее благо

Это случилось, поскольку геологи доложили в Минцветмет СССР — на острове Большевик архипелага Северная Земля, который относится к территории Красноярского края, найдены большие запасы золота. Вопрос освоения месторождений решали на государственном уровне. Совмена направили в Красноярский край, при этом в министерстве категорично потребовали не забирать технику и людей из колымской старательской артели. С новым направлением ему сообщили и сумму его личного дохода, который заработал за 20 лет на Колыме. Старательские артели были на самоокупаемости, а поскольку работали на совесть, сумма оказалась впечатляющей.

Мне об этой сумме сказали, причем так: у тебя есть деньги, поезжай и трать на освоение нового советского месторождения, — вспоминал в одном из интервью Хазрет Меджидович.

Тратить огромные суммы на благотворительность в те времена было нельзя. И он вложил в развитие промышленной добычи золота на территории Красноярского края 1,7 млн. рублей заработанных средств. В 1980 году он создал в самых сложных условиях Сибири старательскую артель «Полюс».

За десять лет артель выросла в одно из лучших предприятий отечественной золотодобывающей промышленности. По добыче золота на одного работающего «Полюс» занимал первое место в мире. В 1990-е в России была объявлена кампания приватизации, и тогда акции ЗАО «Полюс» перешли во владение руководства и артельщиков. Все свои организаторские способности он направил на геологоразведочные работы нескольких месторождений Севера, работая одновременно с 19-ю промышленными объектами.

Он учился на собственном опыте и применял разработки отечественных инженеров и ученых. В 1993 году заявил, что берется за разработку Олимпиадинского месторождения, хотя специалисты знали: руда там труднообогатимая, всего около 3 г золота на тонну. Чтобы добыть одну тонну золотоносной, нужно вывезти 37 тонн пустой породы. Но он сдержал слово. За год «Полюс» построил два предприятия, которым не было аналогов в мире, — фабрику по извлечению золота и горно-обогатительный комбинат-гигант. В 1999 году компания «Полюс» вышла на 1-е место по добыче золота в РФ, поставляя 20% всего добываемого в России золота. А Хазрет Совмен успешно защитил диссертацию, став кандидатом технических наук как автор крупных изобретений в золотодобывающей промышленности.

Помнить об истоках

Он всегда использовал отечественные разработки, считая их лучшими. Первым стал применять на предприятиях золотодобычи биотехнологии, разработанные советскими учеными еще в 1960-е годы. Они позволяют извлечь труднодоступное золото с использованием бактерий — способ дешевый и экологически безопасный. На местах бывших карьеров своего предприятия стал сажать деревья, возводить теплицы и хозяйство. Он бессменно руководил созданной компанией до 2001 года, когда возглавил Адыгею и, в соответствии с законом, отказался от ведения бизнеса. Но никогда не забывал о благотворительности.

Он, мусульманин, по личной инициативе строит мечети и православные храмы, поскольку убежден — вера нужна каждому, она делает человека лучше, нравственней, миролюбивее. Заповеди в каждой религии просты и понятны — не убий, не укради, чти отца и мать, относись к людям лучше, чем к самому себе.

30.04.2019 в 16:26