Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"
Фото Камерный музыкальный театр РАФото Камерный музыкальный театр РА

О становлении и развитии Адыгеи на пути к полноправному субъекту Российской Федерации — в материале доктора исторических наук Казбека Ачмиза.

В равенстве народов

Революции 1917 г. в России навсегда покончили с национальным гнетом и неравноправием наций и народностей в нашей стране. Партия большевиков в своей программе по национальному вопросу четко обозначила право наций на самоопределение, в соответствии со свободно выраженными ими волей и желаниями, как требование социалистической демократии.

Социалистическая революция не ограничилась лишь провозглашением равных прав для наций и народностей. Во всех областях государственного, экономического и культурного строительства был взят курс на осуществление фактического равенства народов.

В условиях многонационального Северного Кавказа важнейшей предпосылкой экономического и культурного строительства явилось признание политической независимости всех народов, решение вопроса об их государственном строительстве. Уже сам факт создания в апреле 1918 г. на II съезде Советов Кубани комиссариата по горским делам свидетельствовал о практическом осуществлении большевистской программы по национальному вопросу. Это решение было подтверждено и на III Чрезвычайном съезде Советов Кубани и Черноморья.

Практическим шагом в этом направлении стало и Постановление Совнаркома РСФСР от 23 июля 1918 г., согласно которому представителям всех национальностей было предоставлено право совещательного голоса в коллегии Народного комиссариата по национальностям, а по вопросам, касающимся какой-либо отдельной нацио­нальности, их представителям было предоставлено право решающего голоса. Каждый спорный вопрос они имели право вносить в Совет народных комиссаров.

Партийные организации Северного Кавказа сразу же после окончания Гражданской войны провели большую работу по вовлечению горских народов в государственное строительство. В ноябре 1920 г. состоялись съезды народов Терской области и Дагестана, на которых было провозглашено создание Горской и Дагестанской советских республик. Созданные республики представляли собой многонациональные объединения. Так, в состав Горской республики вошли шесть административных округов — Чеченский, Осетинский, Ингушский, Кабардинский, Балкарский и Карачаевский, что позволило поставить в одинаковые политические и экономические условия горские народы.

Путь к национально-государственному оформлению политической независимости адыгского народа — созданию автономии — имел свои особенности и трудности. Исторически сложилось так, что между аулами Екатеринодарского и Майкопского отделов, а также адыгским населением Туапсинского округа отсутствовали тесные хозяйственно-политические связи. Чтобы территориально объединить адыгское население, требовалось включить в состав будущей области селения и хутора с русским населением, решить вопрос о будущем областном центре.

Большевики Кубани возглавили работу по национально-государственному оформлению политической самостоятельности адыгского народа. В апреле 1920 г. постановлением Кубчерревкома при Кубано-Черноморском областном отделе управления была образована Горская секция по делам горских племен. Секция вела работу среди адыгского и черкесского населения Екатеринодарского, Майкопского и Баталпашинского отделов и Туапсинского округа, которое составляло свыше 100 тысяч человек. Уже первый опыт работы показал, что секционные рамки слишком узки для тех больших и ответственных задач, которые выдвинула сама жизнь.

11–15 августа 1920 г. при активном участии большевиков Кубани проходил I съезд горцев Кубано-Черноморской области. На съезд прибыло 84 делегата от Екатеринодарского, Майкопского, Баталпашинского, Лабинского и Туапсинского отделов. Съезд обсудил ряд политических и хозяйственных вопросов, школьного строительства, здравоохранения. На нем еще не ставился вопрос об образовании автономной области.

Съезд избрал новый состав Горской секции. Ее председателем был избран Нестор Лакоба, заместителем М.Гатагогу.

В ноябре 1920 г. состоялся I съезд трудовых горцев Майкопского отдела. В резолюции «Советская власть и горское население» было выражено пожелание, чтобы отдельская власть «как можно скорее установила такое равновесие, чтобы горское население считалось таким же населением, как и все граждане Советской Республики».

Президиум Кубано-Черноморского областного исполкома 22 января 1921 г. предложил Майкопскому, Баталпашинскому и Краснодарскому отделам создать горские районы на правах волости с подчинением их отдельским исполкомам.

Однако по вопросу выделения черкесов (адыгов) в самостоятельную автономию руководство Кубано-Черноморской области занимало ошибочную позицию и считало его постановку преждевременной. Для обоснования своей позиции руководство Кубано-Черноморской области выдвигало следующие доводы. Во-первых, это отсутствие экономического центра и средств существования, во-вторых, малое количество черкесов-коммунистов и, в-третьих, существующая чересполосица. Все эти доводы были малоубедительными, и впоследствии руководство Кубано-Черноморской области отказалось от них.

Особое внимание уделялось привлечению прогрессивной части духовенства на сторону советской власти, использованию ее влияния на коренное население.

Впоследствии, характеризуя трудности национально-государственного строительства, председатель облисполкома Ш.У.Хакурате на первой областной партийной конференции (ноябрь 1925 г.) отметил: «В 1921–1922 гг. мы не могли влиять на выборы в черкесских аулах и ориентировались исключительно на мулл и стариков, и только через них строили Советскую власть в Адыгее. Бедняков и середняков в Советах не было, даже и в составе первого областного исполкома, в связи с этим трудно было проводить нужные нам мероприятия».

В резолюции по вопросу о горском строительстве II съезд отметил: «Признавая в принципе создание областной Черкесской автономии в будущем целесообразной и находя политику эту неосуществимой в данный момент, признать необходимым организовать Горский исполком для управления горским населением, с подчинением его облисполкому (Кубчероблисполкому. — Прим. авт.) по горизонтали и Наркомнацу — по вертикали». Горский исполком по правам приравнивается к губернским исполкомам. Председателем исполкома был избран Даут Гутекулов. Находя трудности, с которыми столкнулся II съезд по вопросу выделения черкесов в отдельную автономию, непреодолимыми, делегаты от Баталпашинского отдела сделали соответствующее заявление о вхождении их в состав Горской республики и покинули съезд.

31 мая 1921 года постановлением пленума Кубчероблисполкома Горский исполнительный комитет Кубани и Черноморья получил окончательную санкцию, но уже на правах отдельского (уездного) исполкома с распространением его компетенции на аулы Краснодарского, Майкопского и Туапсинского отделов.

Хотя это решение отличалось от рекомендаций II съезда, оно было воспринято адыгами с большим удовлетворением. Состоявшийся 17 июля 1921 г. в ауле Лакшукай I съезд председателей исполкомов Советов и представителей аульных обществ Краснодарского отдела отметил, что «утверждением горского исполкома Кубани и Черноморья Кубчероблисполком предоставил возможность горским народностям принимать непосредственное организованное участие в советском строительстве», и дал торжественное обещание «всемерно в своей повседневной деятельности поддерживать истинную народную власть, каковой, по глубокому убеждению съезда, является только власть Советская».

Большую роль в укреплении и поднятии авторитета Горского исполкома, национально-государственном строительстве в Адыгее сыграл Шахан-Гирей Умарович Хакурате, кооптированный в члены исполкома 20 июля 1921 г. Впоследствии он был избран председателем исполкома.

Фото архив СА / Шахан-Гирей Хакурате
Фото архив СА / Шахан-Гирей Хакурате

Образование Адыгейской области

Образование Адыгейской автономной области в 20-х годах ХХ в. было сопряжено со многими трудностями. Тогда действительно Кубано-Черноморский ревком тормозил образование ААО. Хорошо эту позицию выразил его представитель Аболин, выступая, а по сути оправдываясь перед делегатами III областного съезда Советов горских депутатов Кубани и Черноморья 7–10 декабря 1921 г. Он, в частности, отмечал, что у нас (у ревкома. — Прим. авт.) «оказался несколько иной взгляд на ваше отдаленное будущее, вопрос об автономии, но вы нам поверьте, что тут главную роль играло искренне доброжелательное отношение к вам, потому что у нас, старых революционных работников, не такие горячие головы, как у вас. У нас горячее сердце и холодная голова. Вы в вашей будущей работе должны показать, что формы советской государственности, советского строительства вполне усвоены вами и воплощены в жизнь. Я уверен, что к следующему съезду сеть ваших школ расширится, ваша молодежь побывает в школах партийного и советского строительства. Я уверен, что время до следующего съезда будет потрачено, чтобы сильнее закрепить узы, которые нас связывают». Но избранный тогда на III областном съезде Советов горских депутатов Кубани и Черноморья Горский исполком во главе с Ш.У.Хакурате не стал ждать очередного съезда.

Съезд, отмечалось в резолюции, «находит необходимым создать Горский окружной исполком Кубани и Черноморья со всеми правами и обязанностями отдельского исполкома, установив точно его административные, территориальные границы и подчинив ему во всех отношениях все население, живущее на горской территории Краснодарского и Майкопского отделов и Туапсинского округа, с подчинением, в свою очередь, Горского исполкома непосредственно Кубано-Черноморскому областному исполнительному комитету Советов рабочих, крестьянских, казачьих и горских депутатов». В целях установления возможно более тесного контакта между областным и Горским окружным исполнительными комитетами было решено учредить взаимное представительство с правом решающего голоса. Съезд предложил Горскому исполкому в срочном порядке разработать вопрос о выделении горцев Кубани и Черноморья в автономную область, после чего принять меры к возбуждению соответствующего ходатайства перед центром.

С этой целью была создана комиссия для опроса жителей русских населенных пунктов, расположенных чересполосицей между адыгейскими аулами. Население 16 волостей выразило свое желание войти в состав будущей автономной области. Но не все резолюции сходов граждан были приняты во внимание при окончательном рассмотрении вопроса о территории и русских населенных пунктах, которые должны были войти в состав будущей автономии. «За бортом» оказалось решение жителей села Великовечного, ныне входящего в состав Белореченского района Краснодарского края.

По настойчивой просьбе председателя Горского окрисполкома Ш.У.Хакурате вопрос о выделении черкесов (адыгов) в автономию рассматривался в коллегии Наркомнаца РСФСР 26 января, 17 мая и 22 мая 1922 г. Рассмотрев проект постановления об образовании Черкесской (Адыгейской) автономной области, Президиум ВЦИК 1 июня 1922 г. принял решение образовать специальную комиссию из 3 лиц в составе представителей ВЦИК, Черкесской области и Кубано-Черноморской области для выяснения на месте вопроса о возможности выделения Черкесской области из Кубано-Черноморской области с последующим докладом в Президиум ВЦИК.

Ознакомившись детально со всеми материалами, документами, относящимися к выдвинутому вопросу, комиссия в составе члена ВЦИК т.Медведева, представителя Кубчероблисполкома т.Плеханова, представителя Горского исполкома т.Наврузова установила, что «выделение территории с черкесским населением в автономную область является в современной политической обстановке на Кубани необходимым условием для обеспечения, с одной стороны, поступательного хозяйственного и культурного развития самого черкесского населения, а с другой — упрочения среди него действительной Советской власти».

Далее отмечалось, что все задачи, стоящие перед советской властью, аульскими органами власти выполняются не в меньшей степени, чем в районах с русским населением, а при выполнении заданий, требующих массовых усилий, замечается большая организованность и быстрота выполнения. «Мотивов и данных к выделению в автономную область у кубанских черкесов нисколько не меньше, чем у уже выделившихся в таковую кавказских народностей: абхазцев, аджарцев, кабардинцев, карачаевцев и т.д.», — писал 15 июля 1922 г. в Наркомнац председатель Горского окрисполкома Ш.У.Хакурате.

Значимый день

Днем образования Адыгейской автономной области стало 27 июля 1922 г., когда Президиум ВЦИК принял постановление об образовании Черкесской (Адыгейской) автономной области. Она была образована в составе трех округов: Псекупского, Фарсского и Ширванского — выделением из Краснодарского и Майкопского отделов Кубано-Черноморской области территории, заселенной адыгами с включением в нее чересполосных селений и хуторов. Исполнительному комитету, который должен был быть избран на ближайшем съезде Советов, присваивались права губернского исполнительного комитета. Областные аппараты управления оставались временно в Краснодаре. Горцы Причерноморья, к глубокому сожалению, не были включены в состав автономной области. После настойчивых ходатайств Горского исполкома и лично Ш.У.Хакурате для этого субэтноса адыгов был образован в сентябре 1924 г. в составе Черноморского округа Шапсугский национальный район с центром в г.Туапсе, который неоднократно менял центр и границы и 24 мая 1945 г. был переименован в Лазаревский район. Жители аула Суворово-Черкесского, находившегося под Анапой, которые также не попали территориально в состав автономной области, переехали в район Тахтамукая, в аул Ново-Бжегокай.

Создание Адыгейской автономной области было крупным шагом советской власти в деле национально-государственного и советского строительства. Впервые в истории адыгский народ получил политические права, обрел свою государственность.

Во избежание недоразумений и путаницы, происходивших от смешения в разных ведомствах Карачаево-Черкесской и Черкесской (Адыгейской) автономных областей, последняя постановлением ВЦИК от 24 августа 1922 г. была переименована в Адыгейскую (Черкесскую) автономную область. А в мае 1928 г. исчезло и само упоминание области как Черкесская.

Завершающий этап

Завершающим этапом в деле образования Адыгейской автономной области стал I областной съезд Советов Адыгеи, который состоялся 7–10 декабря 1922 г. в ауле Хакуринохабль. На съезде присутствовал 151 делегат, в том числе адыгов — 100, русских — 39, членов РКП(б) — 21.

Заслушав доклад К.Голодозича о внутреннем и внешнем положении Советской России, политико-экономическом состоянии автономной области, съезд от имени адыгского трудового народа заявил, что «стоит твердо на платформе Советской власти и, идя рука об руку с русским пролетариатом, трудящиеся Адыгеи примут все меры к закреплению завоеваний русской социалистической революции, все силы свои отдадут на восстановление хозяйственной мощи страны, для блага трудящихся всего мира».

I съезд Советов Адыгейской (Черкесской) автономной области рассмотрел широкий круг вопросов политического, административного, экономического и культурного строительства и наметил коренную программу социалистических преобразований в условиях первых лет новой экономической политики, принятой X съездом РКП(б).

Съезд Советов избрал исполком в количестве 31 человека. Председателем обл­исполкома стал Ш.У.Хакурате.

Были избраны делегаты на Всероссийский съезд Советов: Шахан-Гирей Хакурате, Сафербий Сиюхов, Степан Заема, Салех Цеев, Асланбек Бжассо.

Съезд Советов обратился во ВЦИК РСФСР с просьбой прислать авторитетную комиссию для установления границ области. 23 мая 1923 г. ВЦИК РСФСР утвердил заключение комиссии об установлении границ Адыгейской автономной области. Область располагалась узкой полосой шириной от 10 до 30 км по левобережью рек Кубани и Лабы, занимая около 2660 квадратных километров. На территории области проживало 114570 человек.

Для успешного претворения в жизнь государственной национальной политики, укрепления и развития советской власти на местах, широкого вовлечения трудящихся в социалистическое строительство необходимо было создать областную партийную организацию. Первые партийные организации в Адыгее возникли в 1920 г. Под руководством русских рабочих-коммунистов с 1922 г. в аулах Адыгеи стали возникать партийные ячейки. После образования автономной области для руководства партийной работой и создания областной партийной организации было сформировано областное оргбюро РКП(б), в состав которого вошли К.Голодович, Ш.У.Хакурате, С.Заема, К.Мишуриев. Первое его заседание состоялось 23 сентября 1922 г. Областное оргбюро РКП(б) под руководством Юго-Восточного бюро РКП(б) стало проводить планомерную работу в области партийного строительства. К первому пленуму Адыгейского оргбюро РКП(б) в марте 1923 г. в области функционировали 23 партийные организации, объединявшие 196 коммунистов.

Яркой страницей в летопись Адыгеи, как и всей страны, вошли довоенные пятилетки. Были осуществлены коллективизация и индустриализация, происходит значительный рост национальных отрядов рабочего класса, создается прочная материально-техническая база народного хозяйства области.

В ходе культурного строительства Адыгея в короткий срок обрела свою письменность, ликвидировала сплошную неграмотность среди населения, создала широкую сеть школ и культурно-просветительных учреждений, национальную печать, литературу и искусство. Выросли квалифицированные кадры для всех отраслей хозяйства и культуры.

Суровым испытанием для советских людей стали тяжелые годы Великой Отечественной войны. Десятки тысяч сынов и дочерей Адыгеи выступили на защиту социалистической Родины, мужественно сражались на фронтах войны, проявляли массовый трудовой героизм в тылу, помогая фронту ковать победу.

В годы мирного строительства трудящиеся Адыгеи решали сложные задачи восстановления и развития народного хозяйства и культуры области.

Сегодня Адыгея обладает значительным социально-экономическим и культурным потенциалом. За успехи в социалистическом строительстве Адыгея награждена орденом Ленина (1957 г.) и орденом Дружбы народов (1972 г.).

Все эти достижения стали возможны в Адыгее, как и у других народов, лишенных до революций 1917 г. элементарных политических и культурных прав, обреченных на вымирание, только благодаря победе Октябрьской революции.

Структура и состав национально-государственных образований, сложившихся после революций 1917 г., образование в декабре 1922 г. СССР, принятие Конституции СССР и конституций союзных республик, вне всякого сомнения, являются выдающимися достижениями преобразующей деятельности большевистской партии в области национальных отношений. За годы советской власти на деле утвердились дружба и братство народов СССР, равенство наций и народностей страны, сложился единый советский народ, гордый своими общими достижениями и готовый защитить социалистические завоевания от любых посягательств. Однако, как и всякое живое дело, совершенствование национальных отношений выдвигало на каждом этапе новые проблемы. Они требовали внимательного, вдумчивого, уважительного подхода, решительного очищения их от искусственных наслоений и деформаций. Например, автономная область как государственно-правовая форма уже давно изжила себя, а включение автономных областей в состав таких административных образований, как края, существенно сдерживало социально-экономическое развитие автономных областей, переводило их на остаточный принцип финансирования и снабжения материальными средствами. Это касалось и реабилитации репрессированных народов. Но все эти проблемы старались не замечать.

В этих непростых условиях созданное в 1989 г. общественное движение «Адыгэ Хасэ», ряд общественно-политических партий и движений, представители интеллигенции выступили с инициативой о повышении статуса Адыгейской автономной области до уровня самостоятельного субъекта Российской Федерации и выхода из состава Краснодарского края. Политическое руководство РСФСР объявило тогда, что Россия входит в рыночные отношения, а существовать в рынке, не являясь самостоятельным экономическим субъектом, не являясь хозяином всей продукции, которая производится в области, невозможно. Эти проблемы публично были поставлены на всесоюзном уровне писателем Исхаком Машбашем — народным депутатом СССР от Адыгеи в «Советской России» в выступлении на очередном заседании сессии Верховного Совета СССР в июне 1989 г. Предложение И.Ш.Машбаша получило тогда поддержку депутатов Верховного Совета СССР. Но путь к выходу автономных областей из состава краев оказался в Российской Федерации тернистым.

5 октября 1990 г. состоялась историческая внеочередная сессия Совета народных депутатов, которая в ходе бурного обсуждения приняла путем поименного голосования решение: «Повысить государственно-правовой статус Адыгейской автономной области путем признания ее самостоятельным субъектом Федерации РСФСР и наделения исходящими из этого полномочиями. Провозгласить Адыгейскую Автономную Советскую Социалистическую Республику в составе РСФСР». Состоявшийся впоследствии II съезд народных депутатов РСФСР (декабрь 1990 г.), опираясь на «Декларацию о государственном суверенитете РСФСР» (12 июня 1990 г.), внес изменения в статьи 71, 82, 84 Конституции РСФСР, согласно которым автономные области РСФСР были выведены из состава краев и стали самостоятельными субъектами Российской Федерации. Таким образом, решение внеочередной сессии Совета народных депутатов Адыгеи получило конституционное обоснование.

Особо следует охарактеризовать позицию краевых властей по процессу повышения государственно-правового статуса Адыгеи. На первых порах была проявлена некоторая осторожность в оценке происходящих процессов. «Бюро Краснодарского крайкома КПСС, — как было озвучено на внеочередной сессии 5 октября 1990 г., — с пониманием относится к процессам, протекающим в Адыгейской автономной области, направленным на преобразование ее в самостоятельный субъект Российской Федерации, на повышение ее государственно-правового статуса. Вместе с тем вести эту работу надо осмотрительно, чтобы не ущемить ни в чем гражданских прав и свобод населения любой национальности, проживающего в области. Четко и аргументированно разъяснять суть предстоящих преобразований, окончательное решение принимать при самом строгом и взвешенном учете всех мнений и точек зрения».

Вскоре позиция края изменилась кардинальным образом. И в этом свою непреходящую, выдающуюся роль сыграла фигура губернатора края Николая Игнатовича Кондратенко. Вместе с первым руководителем нового субъекта Российской Федерации А.А.Джаримовым они провозгласили знаменитый лозунг: «Уходя, остаемся!» Его актуальность не подвергается сомнению и по сей день. Это произошло 2 апреля 1991 г. на совместном заседании президиумов краевого и областного Советов народных депутатов. Выступая на этом заседании, председатель Краснодарского краевого Совета народных депутатов Н.И.Кондратенко отметил, что новый статус «для Адыгеи всегда будет предметом гордости. И это закономерно. Каждый шаг к свободе, к самостоятельности возвышает любую нацию. Тем более это народ, который является аборигеном на территории края. Народ, история которого, пожалуй, одна из самых сложных, героических, трагических и романтических. И предметом гордости не только адыгов, но и всех нас является то, что, пройдя через все испытания, он выстоял. Такой народ вправе смело смотреть в будущее».

Декларация о суверенитете

Позднее, 28 июня 1991 г., была принята Декларация о государственном суверенитете ССР Адыгея, которая особо подчеркнула, что «провозглашение ССР Адыгея базируется на неотъемлемом праве на само­определение адыгской нации и исторически сложившейся общности людей».

Одним словом, к моменту подписания президентом Б.Н.Ельциным Указа РСФСР от 3 июля 1991 г. «О преобразовании Адыгейской автономной области в Советскую Социалистическую Республику Адыгея в составе РСФСР» удалось достигнуть понимания, что новый субъект РФ создается для всех народов, проживающих в Адыгее, а права и свободы личности и гражданина будут иметь в новом субъекте РФ приоритетное значение.

Мир, благополучие и межнациональное согласие в Адыгее сегодня сохраняются благодаря курсу, который проводит государственно-политическое руководство Адыгеи во главе с Муратом Каральбиевичем Кумпиловым, сочетающему удовлетворение интересов представителей всех наций и народностей, проживающих в республике, с общими интересами и потребностями России, интернационалистскую идеологию, несовместимую с любыми разновидностями шовинизма и национализма.

В настоящее время в соответствии с Указом президента РФ В.В.Путина от 16 октября 2017 г. ведется подготовка к вековому юбилею Адыгейской автономной области. Создан оргкомитет по подготовке к празднованию 100-летия Адыгеи, который возглавил вице-премьер Правительства РФ Виталий Мутко.

«Важнейшими задачами юбилейных торжеств, как это определено в Указе президента РФ В.В.Путина, — подчеркнул Виталий Мутко, — являются развитие образовательного и культурного потенциала региона, совершенствование федеративных отношений всего многонационального народа Российской Федерации и патриотическое воспитание молодежи».

Значимость векового пути становления и развития Адыгеи как полноправного субъекта Российской Федерации подчеркивает глава республики Мурат Кумпилов.

Адыгея богата своей историей, неповторимыми культурными традициями, археологическими памятниками. Нам есть что показать и чем гордиться. Важно и то, что проведение юбилейных торжеств поможет привлечь к региону еще больше внимания, создать дополнительные возможности для реализации туристического и инвестиционного потенциала республики, — сказал Мурат Кумпилов.

27.07.2019 в 13:22