Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"
Фото из архива семьи ГишФото из архива семьи Гиш

Они не считают себя героями, а скромно говорят, что просто выполняют свою работу. Каждый день выходят в зону заражения и по долгу службы контактируют с пациентами с коронавирусом. Уже несколько месяцев они не видели своих родных, но в голосе нет и капли уныния. Сегодня в материале «СА» рассказываем о медицинских братьях республиканской инфекционной клинической больницы Ильхаме Ахмедбекове, Владимире Ткаченко и Бобурджоне Бустонове.

Колоссальный опыт 

Ильхам Ахмедбеков вряд ли скоро встретится со своими родственниками — дома, в Таджикистане, больше других его ждет мама. Границы открыли, но авиасообщение пока не восстановлено, поэтому свой отпуск медбрат проведет в Майкопе вдали от родных. Он окончил пятый курс Медицинского института МГТУ, впереди последний учебный год в вузе.

С начала весны, когда инфекционная больница перешла в режим госпиталя, Ильхам вместе с другими медиками инфекционки ежедневно облачался в защитный скафандр и выходил в красную зону, чтобы отработать пятичасовую смену.

— Страх заразиться есть всегда, но самые стрессовые моменты были в первые дни работы. Мне казалось, будто я даже сквозь защитную маску вдыхаю этот вирус, сейчас уже адаптировался и отношусь к этому проще, — рассказывает он.

Мама до последнего не знала, что сын работает в красной зоне. Ильхам не хотел ее волновать и говорил, что трудится в чистой зоне госпиталя. А буквально на днях по телефону она призналась, что давно догадывалась — материнское сердце не обманешь.

— Меня никогда не посещали мысли все бросить и сказать: «И без меня справятся!» Не потому, что строю из себя героя, а просто пусть я буду частью этого, ведь это моя профессия, и никто не обещал, что будет легко. Работа в пандемию — колоссальный опыт, который я получу еще до того, как стану врачом. В будущем буду готов к подобным ситуациям, — говорит Ильхам.

Он признается, что во время смены старается ни о чем не думать, выполняет поставленные задачи, а на лишние мысли нет времени.

— Для меня ресурс — это сон, еда и мысль о том, что это когда-то закончится, — делится он.

В последние дни перед выходом на самоизоляцию и в последующий отпуск несколько дней Ильхам работал в ночную смену, с трех ночи до восьми утра. По его мнению, это самое сложное время — в предрассветные часы особенно хочется спать, а смена в конце суток предполагает большое количество дел — заполнение документации, утренние уколы, сбор анализов.

— Посидеть редко когда удается: у кого-то закончился кислород, кто-то почувствовал себя хуже — всю смену проводишь на ногах. А ночью у пациентов тревога нарастает вдвойне, — рассказывает Ильхам.

Он признается, что пока не думал о том, какую выберет специальность и куда будет поступать в ординатуру. Возможно, это будет хирургия.

— Хотя мой отец был кардиологом. И я выбрал профессию медика, чтобы продолжить его дело. Отучившись, хочу вернуться в родные края и помогать своим землякам, — делится планами Ильхам.

«Держись!»

Коллега Ильхама Владимир Ткаченко устроился в инфекционную больницу после окончания Майкопского медицинского колледжа в 2013 году. Почему инфекционка? Потому что во время прохождения практики будущему медику понравился коллектив и специфика работы — быстро видны результаты от лечения. Сейчас молодой человек получает заочно высшее образование — учится в Адыгейском госуниверситете на биолога.

20200613 153006
20200613 153006

— Когда в школе встал выбор, куда поступать, медицина оказалась мне ближе других профессий. Моя прабабушка была медсестрой, работала в военном госпитале после войны. О ней рассказывали родители, дома хранятся ее фотографии. Наверное, это тоже для меня послужило импульсом, — рассказывает Владимир.

Он, как и другие его коллеги, говорит, что основная сложность сегодня — это находиться всю смену в костюме. В нем жарко и тяжело дышать.

— Но человек ко всему привыкает. Порой я даже забываю, что он на мне. К тому же понимаю, что это моя безопасность. Пациентам с коронавирусом дышать намного сложнее, чем нам в средствах спецзащиты, поэтому концентрируешь внимание на больном, ведь ему нужна помощь, — говорит медбрат.

Он рассказывает, что состояние больного в том числе определяется путем конт­роля сатурации, то есть уровня насыщенности крови кислородом. Эти показатели измеряются с помощью специального прибора — пульсоксиметра, который надевают на палец. Он показывает число сердечных сокращений и насыщение крови кислородом. При низких показателях пациента переводят в прон-позицию, то есть больной ложится на живот, и при необходимости ему назначают кислородную поддержку. Кто-то надевает кислородную маску каждые полчаса, другие в ней находятся постоянно.

— Пока делаешь процедуры, общаешься с человеком, подбадриваешь, объясняешь, что все лечится, главное — не падать духом. Времени на долгие разговоры часто нет, сделал манипуляции и бежишь дальше — пациентов много, и каждому надо уделить внимание. А после смены думаю: «Все ли сделал, все ли успел?» Чаще всего отвечаю себе: «Да!», — делится Владимир.

Сейчас по графику у молодого человека отпуск, но прежде чем выйти на улицу и полноценно воспользоваться этим временем, две недели он проводит на самоизоляции. На 14-й день ему сделают повторный тест, и, если он будет COVID-отрицательным, молодой человек сможет увидеться с близкими.

— Больше всех переживала мама, когда узнала, что буду работать в красной зоне. Но она всячески поддерживает меня, говорит: «Вова, держись!» Приятно получать поддержку и со стороны других родственников, знаю — они гордятся тем, что остался помогать людям, — говорит Владимир.

В его ближайших планах — заняться домашними делами, которые наметил, но из-за пандемии так и не успел сделать: построить во дворе беседку под виноград, навести порядок в огороде и, конечно, отдохнуть, чтобы набраться сил и снова приступить к своим обязанностям в госпитале.

Выздоровление — главная радость

Бобурджон Бустонов этим летом получил диплом Медицинского института МГТУ. С ранних лет молодой человек пропадал в кабинете своего отца, рассматривал медицинскую литературу, различные приборы.

Борбуджон
Борбуджон

— Тогда мне хотелось связать свою судьбу с медицинской техникой. Случилось по-другому, но в том, что я буду медиком, сомнений не было — слишком яркий пример перед глазами, — рассказывает Бобурджон.

Его отец, врач-отоларинголог, начинал свою карьеру анестезиологом-реаниматологом, работал сурдологом. Сегодня он — член Ассоциации аллергологов и иммунологов стран СНГ, заведующий кафедры морфологии Хатлонского государственного медицинского университета в городе Дангара Таджикистана. В период эпидемии в силу возраста он не заходит в красную зону, но консультирует медиков, работающих в очаге заражения.

В инфекционную больницу Бобурджон устроился в 2018 году.

— Многие узкие специальности взаимо­связаны с инфекционной службой. Например, отец, будучи отоларингологом, сталкивается с болезнями инфекционного характера, такими как отиты, аденоиды. Поэтому знания, полученные здесь, мне пригодятся в будущем в любой медицинской профессии, — объясняет он.

Пока Бобурджон не определился со специализацией, задумывается о микрохирургии, но признается, что выбор непростой — ведь профессию приобретаешь на всю жизнь.

— После того как выберу специализацию, планирую вести научную деятельность на тему различных новых вирусов. Интересно открыть лабораторию и заниматься изучением того, что происходит в организме под воздействием вирусной атаки, заниматься созданием новых препаратов, с помощью которых можно вылечить, например, COVID-19, — рассказывает он.

Сейчас внимание Бобурджона сосредоточено на работе в госпитале. Он давно втянулся в режим и даже в защитном костюме чувствует себя вполне комфортно. Два года назад в больнице проводили 

обучение, как работать в условиях эпидемии. Из числа сотрудников была сформирована бригада по работе с особо опасными вирусами. В течение месяца медики тренировались правильно надевать специальные средства защиты, организовывать работу в очаге заражения.

— Тогда никто и представить не мог, что такая ситуация очень скоро произойдет в реальности, — говорит медбрат.

Он признается, что в его работе нет ничего приятнее, чем момент, когда пациент идет на поправку. 

— Пик болезни минует, и у человека сразу меняется лицо, появляется улыбка, и я понимаю, что тоже причастен к этому. Например, первого августа поступил мужчина лет сорока пяти в средне-тяжелом состоянии, с высокой температурой, одышкой, а спустя неделю лечения он уже чувствует себя лучше, — говорит молодой человек.

Когда видны результаты от терапии, по словам Бобурджона, это самая большая радость для всей команды медиков.

И в завершение беседы он еще раз всем напоминает, что своевременное обращение к специалистам может спасти жизнь. По словам дипломированного врача, коронавирусную инфекцию сложно предсказать, а потому так важно при первых проявлениях болезни обратиться к медикам, иначе все может закончиться весьма плачевно.

 

 

   

    

      

19.08.2020 в 11:42