Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"
Фото архив ЧЭРКЭЗИ ТЭРЭКИФото архив ЧЭРКЭЗИ ТЭРЭКИ

День репатрианта — это особая дата прежде всего для тех, кто вернулся на историческую родину предков. Их деды и прадеды, так и не познав счастья пребывания на родной земле, вынужденные жить на чужбине, завещали своим потомкам вернуться домой. Ведь у каждого народа должен быть свой уголок на земле, который и зовется хэку, свой дом, своя Родина… Для тысяч и тысяч черкесов, когда-то изгнанных из родных мест, — это Адыгея. Тэрэка Чэркэзи — одна из тех, кто в 1999 году, будучи ребенком, вместе с родителями вернулась на свою историческую родину.

Сохраняя традиции

Косовские адыги, лишившись исторической родины, живя на чужбине, старались сохранить свой язык, культуру, традиции.

— Мы, адыги из Косово, были потомками переселенцев из Адыгеи, когда-то осевших на Балканах. Многие десятилетия наши предки жили в мире и дружбе с сербами. Вся наша семья — мои родители, братья, бабушка, дедушка, тети и дяди — все жили в Приштине, столице Косово, но всегда знали, кто мы и откуда прибыли. Мы даже жили в местности, где протекала река Лаба, это было для наших далеких предков, кто впервые оказался на Балканах, как дорогое сердцу воспоминание о родине, — рассказала Тэрэка.

По ее словам, все поколения в их семье всегда свято хранили воспоминания об Адыгее. Дома все, и взрослые, и дети, разговаривали исключительно на адыгейском языке, а в школе, на улице — на сербском. Таким образом старались сохранить свой язык.

— В нашей семье любовь к далекой, но от этого не менее дорогой Родине — Адыгее была особенной. Мой дедушка по отцу, когда был еще молодым, побывал в Советском Союзе, в том числе в Адыгее. Это был наказ его отца, моего прадеда, найти возможность и съездить на родину… Из поездки дедушка привез кроме незабываемых впечатлений от Адыгеи и пластинки с адыгскими песнями в исполнении Умара Тхабисимова. Эти пластинки были настоящей реликвией, их иногда на некоторое время передавали другим семьям, чтобы те послушали голос Адыгеи. Это щемящее чувство оторванности от Родины никогда не покидало всех нас. Мне родители даже имя дали Тэрэка, в честь реки Терек… — говорит девушка.

В ее семье всегда бережно хранили адыгские обычаи, готовили блюда национальной кухни. Эту святую трогательную любовь к далекой родине поймет тот, кто долгие годы жил на чужбине. Многие старики, а глядя на них, и дети, повторяя за взрослыми, на закате солнца вглядываясь за горизонт, поворачивали голову в ту сторону, где находится Адыгея, мысленно посылая своей такой далекой родине и ее жителям пожелание процветания и благоденствия. В каждом доме на самом видном месте — на стене в гостиной — в качестве сувенира красовались трещотки. Все, что было связано с Адыгеей, было свято. Из поколения в поколение, от дедов внукам и правнукам, передавались старинные вещи, привезенные переселенцами много десятилетий тому назад и которые удалось сохранить в семье. Но самое главное — от старших младшим передавалась любовь к своей родине.

— У каждого в душе теплилась надежда побывать в Адыгее, — призналась Тэрэка. — Военный конфликт, случившийся в Югославии, ускорил осуществление этой мечты. Никто из нас и подумать не мог, что случится такая ситуация. Наши родители работали, отец был главным инженером на одном из предприятий, мама — медицинский работник. Мы жили в многоэтажном доме, а недалеко от нас в своем большом просторном доме жили бабушка и дедушка. Все было прекрасно, и мы до последнего верили, что черного дня не случится и что мировая политика не допустит начала войны… Но наши надежды на справедливость рухнули. Недалеко от нашего города располагалась воинская часть, и она вскоре стала подвергаться бомбардировке. Бомбы сыпались и на жилые кварталы. Гибло мирное население, рушились дома… Было очень страшно. При очередной бомбардировке, а снаряды взрывались все ближе к нашему дому, ночью нам пришлось бежать к дедушке с бабушкой. Они жили в частном доме, и мы были вынуждены прятаться у них в подвале. Мне было десять лет, и я помню весь этот ужас и страх смерти.

Важное решение

В ту ночь мужчины семьи Чэркэзи приняли судьбоносное решение — покинуть Приштину и уехать в Турцию. На сборы было мало времени, и рано утром, захватив только кое-что из теплой одежды (а стояла ранняя весна), одеяла, немного продуктов, документы, их семья вместе с двоюродными братьями по отцу и маме, с родителями на нескольких автомобилях выехали из города и направились в сторону границы с Турцией. Времени, чтобы собирать другие вещи, в том числе дорогие сердцу семейные фотоальбомы, детские рисунки, что-то из памятных сувениров, уже не было. Так и осталась та часть их жизни в Косово.

В Турции семью уже ждали родственники. Для дорогих гостей, как это принято у адыгов, выделили лучшее помещение в доме. Одеждой и продуктами беженцев снабжало Адыгэ Хасэ Турции.

— Если у кого-то из беженцев не было родственников, их селили к совершенно чужим людям, в семьи адыгов. В школу мы не ходили — уже наступили весенние каникулы. Мы жили в Стамбуле несколько месяцев, пока готовились документы о нашем возвращении в Адыгею. Все разговоры были только об этом. Мы все жили ощущением близкой встречи с родиной. Некоторые из наших знакомых, кто покинул Югославию, решили остаться в Турции, но наша семья сразу же приняла решение, что мы отправимся в Адыгею! К тому времени сюда в 1998 году в числе первых репатриантов уже переехали наши родственники. Мы с ними созванивались, общались. Они рассказывали нам, что живут в ауле с удивительным названием Мафэхабль, что означает «счастливый», о том, как их здесь тепло встретили, как они рады, что вернулись на родину своих предков, — вспоминает Тэрэка.

Путь в Адыгею для семьи Тэрэки предстоял неблизкий, из Стамбула — в Трабзон, затем — на пароходе — в Сочи. Это время Тэрэка вспоминает с особым чувством. Она помнит, как вместе с другими детьми стояла на верхней палубе и смотрела вперед, пытаясь разглядеть вдали очертания родных берегов.

— Нам передавалось волнение наших родителей, бабушки и дедушки о предстоящей встрече с родиной… Мы расспрашивали у взрослых, какая она, Адыгея? И они в сотый раз нам рассказывали все, что знали: о красоте здешних мест, о горах и бурных свое­нравных реках, о людях, здесь живущих… На сердце было так волнительно, я уверена, что в ту ночь перед нашим прибытием в Сочи никто из нас так и не уснул, — говорит Тэрэка.

На земле предков

В Сочи их встретили представители Республики Адыгея. Для них устроили богатое застолье, выступали артисты в национальных адыгских костюмах. Затем был путь уже на автобусе. На границе с Адыгеей автобус по просьбе пассажиров остановился, и все вышли из него.

— Я до сих пор помню это незабываемое ощущение Родины. Мне казалось, что здесь даже воздух иной. Кто-то из пожилых женщин, кто впервые ступил на землю предков, плакали, еле сдерживали слезы и старики-аксакалы. Некоторые даже опускались на колени, целовали родную землю. Это было очень впечатляюще. Югославия не стала родиной для наших предков, отцов и дедов, они так и считались там «хэхэс» — чужаками, — вспоминает Тэрэка.

В Адыгее прибывших из Косово приняли как родных, близких людей. Большой семье Чэркэзи дали просторную квартиру в центре Майкопа. Родители девочки нашли работу по душе. Тэрэка и ее братья успешно окончили республиканскую гимназию. У Тэрэки сбылась детская мечта — она стала врачом. Один из ее младших братьев тоже решил посвятить себя медицине — он проходит обучение в медицинском институте.

В настоящее время Тэрэка Чэркэзи является врачом-инфекционистом в республиканской инфекционной больнице. Она в числе тех, кто на переднем крае ведет борьбу с коронавирусной инфекцией и спасает жизнь и здоровье людей.

 

01.08.2021 в 10:44