Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Во время вооруженного конфликта в Сирии в Адыгею прибыли 407 соотечественников, которые были расселены в разных населенных пунктах республики.

Тяжелые дни

О том, что пришлось пережить черкесам перед отъездом из Сирии, трудно говорить. Многие признаются, что из-за постоянных перестрелок они все время жили под гнетом страха: очень боялись потерять друг друга. Насмотрелись на многое — как рушатся от бомбежек соседние дома и взрывной волной выбиваются из окон стекла, падая на раненых людей.

Тогда в небольшом адыгейском ауле Панахес с населением около двух тысяч человек поселилось 12 семей из Сирии, в которых насчитывалось 70 человек. Приезжим помогали руководство республики, люди, проникшиеся их болью.

Прошло время. Сейчас в этих семьях проживает уже 132 человека.

Вернувшиеся на историческую родину адаптировались: основная часть изучила русский язык, устроилась на работу, подросли дети, многие уже создали свои семьи…

Переплетение судеб

Очень интересно складывается жизнь девушки Дины Самировны Чениб. Сплетая замысловатые кружева, судьба странным образом соединила две ее нынешние семьи из разных уголков мира.

Дедушка Дины, Мосс Чениб, был одним из первых репатриантов из Иордании, вернувшихся с семьей на родину в Советский Союз в 1970 году. Они обосновались в ауле Козет Тахтамукайского района. Впоследствии в 1991 году на первом съезде мусульман Мосс был избран первым муфтием Адыгеи и Краснодарского края. Он вел большую общественную работу. Самым важным в его жизни был вопрос о выделении участка земли для строительства мечети в Майкопе, над которым он работал продолжительное время. Чениб смог доказать необходимость создания священного дома в республиканском центре. Мечеть была построена и стала не только священным местом для всех верующих, но и украшением столицы Адыгеи. Мосс вложил свои средства и в строительство мечети в ауле Козет.

— У нас сохранились видеокассеты, на которых дедушка проводил собрания в Майкопе и переводил толкование священного Корана на адыгейский язык. Он был полон планов по возрождению религии в Адыгее, но, к сожалению, в 1995 году скончался, — рассказывает Дина.

Сын Мосса Самир окончил школу уже в Адыгее, отслужил в армии и в 1984 году уехал на заработки в Якутию. Там он познакомился с украинкой из Казахстана Натальей, которая тоже приехала на заработки. Здесь, на Крайнем Севере, в 1996 году у супругов и родилась дочь Дина.

Спустя 9 лет Самир с женой и дочерью вернулся в аул Козет. Дочь продолжила учебу в местной школе.

Окончив ее, Дина поступила в Кубанский государственный технологический университет в Краснодаре на факультет техносферной безопасности по направлению «стандартизация и метрология».

За годы учебы в вузе была одной из самых активных студенток. Состояла в волонтерском центре при университете. Участвовала во всевозможных мероприятиях разного масштаба — от университетских до мировых. Это были мероприятия с участием глав государств и всевозможных медийных личностей. Волонтеры помогали в организации важных мероприятий. Дина стала координатором своего волонтерского проекта, который назывался «Дружба народов». Его целью было сближение студентов разных национальностей и культур, обмен опытом и знаниями о разных народах мира. С этим проектом она участвовала в двух всероссийских грантовых конкурсах социальных проектов, получила диплом финалиста.

Другая история

В 2017 году девушка окончила университет. Практически сразу она познакомилась с будущим супругом, репатриантом Махушем Парысбыем из аула Панахес. История его семьи не менее интересная и тоже начинается не в Адыгее.

Его родители — отец Хайсам и мама Абыдэ Нэфын приехали из черкесского аула Марджаль-Султан в Сирии. Это в 15 км от Дамаска. Нэфын впервые побывала в Адыгее еще в далеком 1992 году. Уже тогда она планировала возвращение на родину, поэтому получила вид на жительство и приобрела жилье. Переехать с семьей получилось позже, в 1997 году. В Майкопе родились две младшие дочки, но по семейным обстоятельствам через три года им пришлось вернуться в Сирию. И только в 2012 году они переехали в Адыгею окончательно. В семье было три дочери — Сэтэнай, Гучан, Ущаб и сын Парысбый. С момента возвращения Нэфын решила помогать людям. Для желающих приобщиться к языку Корана она преподает арабский язык в Ново-Адыгейской и Яблоновской мечетях.

За годы пребывания в Адыгее молодежь, особенно дети, хорошо освоила русский язык. Многие говорят на нем так, что не чувствуется никакого акцента. Парысбый научился языку одним из первых. Он поступил в колледж при АГУ и получил специальность строителя.

Молодые Дина и Парысбый три года назад поженились.

Воспитанные в духе ислама, они соблюдают все постулаты религии. Сейчас супруги хотят создать свой бизнес.

За эти годы Дина научилась читать Коран на языке оригинала, но ей не давала покоя мысль, что она читает, не понимая сути. В целях самосовершенствования молодая женщина недавно стала студенткой Северо-Кавказского исламского университета имени имама Абу Ханифы в Нальчике и получает второе образование заочно.

В Карачаево-Черкесском государственном университете учились две сестры — Гучан на факультете иностранных языков и Ущаб на дизайнера.

Кино

В прошлом году Ущаб предложила Дине вместе принять участие в фестивале черкесского кино. Девушки и до этого занимались любительской съемкой. Нужно было снять короткометражный фильм об истории и культуре черкесов. Конкурс проводился при поддержке канадского фонда репатриантов. В нем приняли участие черкесы из восьми стран. Дина и Ущаб были единственными из Адыгеи. Они выбрали тему «Сохранение языка как наследия великой культуры», так как это проблема, с которой девушки были хорошо знакомы. Подошли к фестивалю основательно.

Идею подала Ущаб. Однажды она увидела в интернете информацию об исчезающих языках. Среди перечисленных был назван и кабардинский язык, представители которого составляют большую часть адыгов.

История адыгского народа печальна и трагична. Она еще печальней для тех, кто волею судьбы оказался далеко за пределами своей Родины. Ведь черкесы, живущие за рубежом, зачастую вынуждены были говорить на языке окружающего их общества. Но где бы они ни были, они не затерялись в массе, сохранили свой язык, традиции, обычаи.

Дина, выросшая вдалеке от Адыгеи, тоже столкнулась с подобной ситуацией. Она поняла, что столь нелегкий адыгейский язык выучить в совершенстве удастся только в родной среде, там, где говорят на нем с детства. Иначе он будет потерян.

Пришедшие к единому мнению девушки стали работать над фильмом. Конкурсное видео начинается на арабском языке. Последующая его смена на адыгейский говорит о том, что, где бы ты ни рос, ты должен сохранить великое наследие — родной язык. Были годы, когда там, далеко от Родины, существовала большая вероятность его исчезновения, отчего сжималось сердце… Ближе к концу фильма появляется надежда. Теперь народ не молчит и делится своими чаяниями уже на родном языке. Он не сдается и смотрит в будущее позитивно.

Таким образом, девушки добились своей цели — они показали, что адыги не пропали и говорят по-адыгейски!

В итоге они стали победителями и по мнению жюри, и по мнению зрителей. «Короткий, но так глубоко и проникновенно посвятивший зрителей в историю адыгов фильм», — подчеркивали зрители, поздравляя девушек.

Это был незабываемый опыт.

Новая жизнь

Ущаб окончила университет. Конкурсный фильм научил многому, и у нее еще много планов и задумок. Сейчас она поступает в магистратуру вуза, где училась.

Фильм оставил глубокий след и в жизни Дины.

— Мой дедушка и моя свекровь стали примером и вдохновителями для меня — чтобы я, как и они, смогла оставить след в истории моего народа, хотя бы маленький, — признается Дина.

Со дня на день супруги ожидают появления сына, который родится уже здесь, на исторической родине предков — в Адыгее. Пусть его появление осчастливит семью и поможет забыть тяжкое прошлое.

 

01.08.2021 в 10:50