Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"
Фото яндекс.руФото яндекс.ру

Голод, холод, бесконечные бомбежки… 900 дней и ночей главной целью для ленинградцев было выжить…

Непокоренные

Как рассказали «СА» в республиканском Совете ветеранов, на сегодняшний день в Адыгее проживают 20 человек, награжденных знаком «Жителю блокадного Ленинграда». Среди них и Людмила Абесалашвили. Она родилась в апреле 1941 года. Людмила была младшим ребенком в семье, и ее появлению на свет были очень рады. Все перечеркнула война. Глава семьи Степан Яковлевич Краснов в числе первых защитников Отечества ушел на фронт. Он геройски погиб в одном из сражений под Сталинградом.

Отца я не помню, только по рассказам мамы: он был очень добрым, хорошим семьянином, любил нас, детей, — говорит Людмила Абесалашвили. — Когда на отца пришла похоронка, мама очень сильно плакала, переживала… Во время блокады она должна была работать, чтобы получать продуктовые карточки. Меня, совсем еще маленькую, оставляли со старшими сестрой и братом. Они, когда уходили из дома, закрывали меня в сундуке, оставив щелочку для воздуха… Пока мама была на работе, брат и сестра ходили отоваривать продуктовые карточки, а на это уходило достаточно много времени. Когда мама заболела и ее положили в больницу, мы перешли на попечение тети Лены, маминой сестры. Это благодаря ей мы и выжили в блокаду! Тетя Лена работала в столовой и после смены украдкой выносила для нас или кусочек хлеба, или вареную картофелину…

Фото Артур Лаутеншлегер
Фото Артур Лаутеншлегер

Продовольствия в городе катастрофически не хватало. Начался голод. Жители выезжали за город, где на полях с уже убранным урожаем искали кочерыжки от капусты, картофелины, из которых затем варили суп. Уже спустя несколько месяцев начала блокады в магазинах был раскуплен весь корм для животных. Особенно ценился корм для птиц, ведь он состоял из крупы: чечевицы, гороха. Мальчишки-подростки пытались ловить рыбу в Неве, днями просиживая с самодельными удочками. Весной горожане стали выращивать в скверах, парках овощи, и это поощрялось властями города.

Массово издавались специальные брошюры, в которых подробно рассказывалось, как правильно обрабатывать землю, как высаживать те или иные растения, как сварить суп из крапивы, а из высушенного и измельченного корня одуванчика сделать кофе, как сварить напиток из хвои… У нас дома еще долго хранились такие брошюры, — рассказала Людмила Абесалашвили.

Были случаи, когда у кого-то из соседей на антресолях вдруг обнаруживался мешочек с крупой — еще из довоенных припасов или с сухарями. Это была такая радость! Блокадный пай был очень скудным даже для того, чтобы поесть один раз, а его ведь выдавали на целый день… Кусочек хлеба по карточке был не больше спичечного коробка. Если в сентябре 1941 года суточная норма хлеба по рабочей карточке была 600 граммов, то в ноябре она стала 250 граммов. Все остальные — иждивенцы, дети получали по карточкам и того меньше — по 125 граммов!

Многие не выдерживали и съедали весь паек сразу же. А так делать было нельзя! В нашей семье, как и во многих других семьях, был установлен строгий порядок: один кусочек хлеба — на завтрак и еще по одному — на обед и ужин. Только так можно было выжить… — вспоминает Людмила Абесалашвили.

Были даже определенные правила, как стоять в очереди за хлебом. Каждый человек в бесконечно длинной очереди руками обхватывал локти впередистоящего. Такая сплоченность не только препятствовала воровству карточек, но и зимой помогала сохранить тепло и не давала упасть на землю, когда кому-то вдруг становилось плохо от голода.

Продовольствие в осажденный город могли привезти одним путем — через Ладожское озеро, — вспоминает Людмила Абесалашвили. — Все ждали зиму, когда ударят морозы и озеро замерзнет… Чтобы как-то подбодрить жителей, не прекращалось радиовещание. Передавали и новости, и музыку, транслировали постановки спектаклей… Или же просто звук обычного метронома. Он был как символ надежды, как звук бьющегося сердца непокоренного города…

Голод — не единственная трудность, которая подстерегала ленинградцев. Сильные морозы еще больше ужесточали обстановку в городе. Отопления и водоснабжения в домах не было. Люди делали проруби в Неве и оттуда носили воду. Единственным спасением в лютые холода были буржуйки. Чтобы согреться, жгли все, что только могли: мебель, книги, паркет, перила, ступеньки… Люди героически боролись за свой город, за свою страну…

Уже после войны Людмила, окончив школу, пошла работать на один из ленинградских заводов. Но блокада, голод, болезни дали о себе знать — она в первую же рабочую смену потеряла сознание у станка. Ей врачи настоятельно порекомендовали сменить работу на более легкую.

Я окончила курсы почтовиков и устроилась работать начальником почтового вагона на железную дорогу, — вспоминает Людмила Абесалашвили. — Как-то, гуляя по Ленинграду, познакомилась с парнем из Абхазии, стали дружить. А вскоре сыграли свадьбу. Мой супруг окончил горный институт, затем — Киевское военно-морское училище. Как офицерская семья, мы исколесили всю страну — от Дальнего Востока до Мурманска. А в 1994 году приехали на постоянное место жительства в Майкоп. Но где бы я ни жила, самым дорогим местом на земле был и остается Ленинград.

Недетское детство

Когда началась блокада, Валентине Малыгиной исполнился годик, а ее брату Толе — два. На фото в семейном альбоме счастливая семья. Еще никто не знает, какие ужасы им придется пережить…

Их отец погиб в первые же дни блокады, при обороне Ленинграда. Чтобы получать рабочие карточки, маме пришлось устроиться в госпиталь. Сотрудников этого медучреждения кормили, и часть еды Ольга Ильинична могла приносить домой, детям.

Фото Артур Лаутеншлегер
Фото Артур Лаутеншлегер

Нас, малышей, она оставляла под присмотром соседской девочки-подростка и в шкаф клала немного еды — кусочек хлеба или вареную картофелину, чтобы нас наша няня покормила, — вспоминает Валентина Малыгина. — Эта девочка съедала все сама, а нам, плачущим от голода, говорила, что еду унесла мышка… Я была еще маленькая, не умела разговаривать, а братик мой Толик пожаловался маме на мышку… С няней пришлось расстаться, мама попросила другую соседку присматривать за нами.

Город часто бомбили, и, возвращаясь с работы, их мама не знала, доберется ли живой и невредимой домой. Трамваи не ходили вплоть до марта 1942 года, в городе не было электричества. Горожанам приходилось передвигаться пешком, преодолевая большие расстояния. От голодной смерти их семью спасало еще и то, что родственники со стороны Ольги Ильиничны жили недалеко от Ленинграда, в деревне Ручьи. Как все сельские жители, они имели огород, выращивали овощи и делились урожаем.

По воспоминаниям Валентины Малыгиной, для них была настоящим пиршеством вареная картошка с крохотным кусочком селедки, что иногда приносила мама с работы.

В госпитале Ольга Ильинична познакомилась с военным, который и стал ее вторым мужем. Они вскоре переехали жить в военные казармы.

Помню, что на территории военного городка был барак, где содержались военнопленные немцы, — вспоминает Валентина Малыгина. — И они из деревяшек мастерили разные поделки, в том числе и детские игрушки. Мы, малыши, бегали к этому бараку. Немцы на ломаном русском языке предлагали обменять эти игрушки на хлеб, картошку… А у нас дома, под кроватью, хранился мешок картошки, привезенный из села от родственников. Вот мы с моим братом тайком таскали эту картошку и обменивали ее на игрушки… Это продолжалось, пока мама не заметила и не запретила нам походы к бараку…

Отчим Валентины Малыгиной был родом из Адыгеи, из Шовгеновского района. И в начале 1948 года семья перебралась сюда. Уже повзрослев, Валентина вернулась в город своего детства Ленинград. Работала на заводе, вышла замуж. А в 1976 году она переехала в Майкоп, трудилась в тресте «Адыгоблгаз». Вырастила дочь. Сейчас у Валентины Малыгиной уже подрастает правнучка.

Справка

8 сентября 1941 года фашистские захватчики вышли к Ладожскому озеру, перекрыли железную дорогу Москва — Ленинград, взяли Шлиссельбург и окружили Ленинград с суши. Были разорваны автомобильные и железнодорожные коммуникации. С этого момента началась блокада Ленинграда. Захват Ленинграда был частью плана войны Германии против СССР — плана «Барбаросса». На момент установления блокады в Ленинграде находилось 2 миллиона 544 тысячи жителей, в том числе 400 тысяч детей. По расчетам гитлеровского командования, Ленинград должен был быть стерт с лица земли, а население города умереть от голода и холода. Блокадное кольцо было прорвано 18 января 1943 года, а полностью блокада была снята 27 января 1944 года.

08.09.2021 в 09:56