Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"
Фото архив Заремы БогусФото архив Заремы Богус

С самого раннего детства Зарему Богус тянуло к творчеству. Это выражалось в лепке из теста, интересе к вышивке, а еще она любила делать поделки из различных материалов и наблюдать, как рисуют подростки во дворе.

— Когда я впервые увидел твои картины, то сразу по­думал, что эти работы одно­значно принадлежат женской кисти. Как ты пришла к этому «неболтливому искусству», что послужило толчком?

— Я училась в средних классах, мама привезла из-за границы диснеевскую раскраску. Когда я раскрасила ее полностью, мне пришла в голову идея перевести картинку через кальку. Так я перевела на кальку полностью все рисунки. А потом решила повторить один из рисунков карандашом на чистом листе. С тех пор я увлеклась рисованием. В школе участвовала в оформлении стенгазет, мальчикам часто делала на руках «татуировки», а девочкам рисовала на ногтях. Помогала одноклассникам с заданиями по изо, рисовала им открытки на дни рождения.

— Это, видимо, помогло определить твое призвание и твою будущую профессию?

— Нет. Уже в старших классах я неожиданно увлеклась еще и парикмахерским искусством. Меня пригласили на отбор в качестве модели на конкурсные прически, но мои волосы почему-то не подошли. Прическу делали моей подруге, я сидела рядом и наблюдала за работой мастера. Мне очень понравился весь творческий процесс, и в тот момент я решила, что хочу повторить это.

— Парикмахерское искусство и искусство живописи… Как это сочетается? Ты имеешь соответствующее образование?

— Поскольку я уже работала, то считала, что не буду спешить с получением высшего образования, так как не могла определиться с выбором дальнейшего направления, хотя ранее мечтала стать художником-модельером и даже писала школьное сочинение об этой профессии. Такие мысли приходили ко мне неспроста: моя мама работала на швейной фабрике и часто брала меня с собой, но, когда я сама села за швейную машинку, поняла, что с техникой у меня будут «сложные отношения». Мои родители настаивали, чтобы я поступала в медицинский институт — это была их мечта. Но к медицине у меня душа не лежала.
Через год я сдала вступительные экзамены и поступила в КубГУ на художественно-графический факультет заочно.

Фото архив Заремы Богус
Фото архив Заремы Богус

В процессе подготовки мне очень сильно помогли Игнат Андришин и Любовь Ивановна Андришина — учитель по черчению СОШ №3 пгт.Яблоновского. У меня не было за плечами художественной школы, но преподаватели, видя мое стремление к знаниям, уделяли мне больше внимания, за что я им очень благодарна. Строгость и требовательность со стороны преподавателей воспитали во мне терпение, так как приходилось переделывать свои работы и доводить их до нужного уровня. На последнем курсе писала диплом по живописи, а моим дипломным руководителем стала Елена Ивановна Саяпина — кандидат педагогических наук, доцент, заведующая кафедрой графики. Тема диплома «Черкешенка» пришлась ей по душе, и во всех сложных вопросах Елена Ивановна помогала мне. В процессе работы над дипломной картиной я вдохновилась и написала стихотворение, которое продекламировала на защите работы.

— Долгое время ты не писала картин. Пропала из культурного сегмента…

— После окончания университета я отошла от написания картин и работала парикмахером. Впереди была свадьба, а потом тяжелый развод, что отняло очень много времени и сил. Возобновление моего творчества началось благодаря друзьям, которые подталкивали меня и заставляли заниматься искусством, писать картины, а в дальнейшем и заняться лепкой. Я стала восстанавливать навыки писания картин, экспериментировала с разными техниками. Картин становилось все больше, ко многим из них я к тому же сочинила стихотворения. И поняла, чего мне не хватало долгие годы. Благодаря поддержке моих друзей была организована первая выставка моих работ в фотостудии «Черная борода».

— Ты нашла путь к себе через свои картины?

— В поисках себя было много направлений: анималистика, портрет, натюрморт.

Особенно меня зацепила тема этноса, а именно адыгской культуры, так как я являюсь коренным представителем этой народности. Это произошло после того, как мне приснился сон, что у меня будет выставка и ее нужно назвать «Глазами адыга».

Вскоре меня стали чаще приглашать на выставки, организованные Тахтамукайским Домом культуры. Они были приурочены к мероприятиям, связанным с Адыгеей, и проводились в разных местах, в том числе в ТЦ «Мега Адыгея-Кубань».
На сегодняшний день я не представляю свою жизнь без творчества. Для меня оно — эликсир жизни. Каждую картину я пропускаю через себя, благодаря чему у нее складывается своя судьба, иногда очень даже интересная и забавная. Так совпадало, что при дарении картины с определенной тематикой в семье вскоре ожидалось пополнение, девушки находили свою судьбу… Было множество подобных случаев, которые дополнительно приносили мне радость от проделанной работы. И сегодня, начиная писать новую картину для определенного человека или по вдохновению, я вкладываю частицу своей души и надеюсь, что это приносит радость людям.

«Цель творчества — самоотдача, а не шумиха, не успех». Наверное, это про таких людей, как Зарема Богус. Сегодня она, не являясь работником культуры, выбрала свой особый и уникальный путь — открыла на дому творческую мастерскую, совмещенную с парикмахерским салоном. Здесь она и дома, и на работе — ловит свою арт-музу и вдохновение, выражая это в интересных и смысловых картинах с этническими мотивами. Это тот случай, когда талантливый человек хоть и не работает в сфере культуры, но не перестает быть ее неотъемлемой частью.

Если меня спросят, что я сделал в этом мире, отвечу: я художник, и я здесь, чтобы жить «вслух». И я рад, что у меня есть возможность говорить о тех, кто бесконечно молчалив и безгранично талантлив.

Адам АЧМИЗ

31.03.2022 в 10:23