Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"
Фото: архив Хазрета СовменаФото: архив Хазрета Совмена

1 мая экс-президент Адыгеи, основатель крупнейшей в России золотодобывающей компании «Полюс», меценат Хазрет Совмен отметит 85-летний юбилей. «СА» публикует статью народного писателя Республики Адыгея, Героя Труда России Исхака Машбаша, в которой он рассказывает о деловых и человеческих качествах Хазрета Меджидовича, его помощи Адыгее и ее жителям.

Жизнь не стоит на месте. Все меняется — события, люди, обстоятельства. Экс-президент Республики Адыгея Хазрет Меджидович Совмен прожил нелегкую жизнь, многого добился своим упорным многолетним трудом. Деловой, порой жесткий, а порой мягкий и ранимый, он прямо высказывает человеку свое мнение о нем. У него, честного, принципиального, слово не расходится с делом, он недолюбливает чиновников, пришедших к власти с помощью коррупции и жульничества. Честь и совесть отнюдь не пустые слова для него.

Оставаться порядочным в политике, наверное, непросто, но, думаю, никто не упрекнет Совмена в проступках против совести. А самое, пожалуй, главное — это доброта и искреннее стремление оказать людям помощь и поддержку. Богом посланный человек, он живо откликается на беды людей, оказывая при этом действенную помощь. Меня тоже не раз коснулся свет его милосердия, и я хочу поведать об этом и показать штрихи к портрету Хазрета Совмена.

Фото: krasrab.ru
Фото: krasrab.ru

С Хазретом Меджидовичем мы познакомились в Краснодарском аэропорту летом 1997 года. Оказалось, что он знал обо мне больше, чем я о нем. Мы ждали самолет больше часа. За это время успели поговорить о моих книгах, о его работе и обменяться новостями. Я был приятно удивлен тем, что Хазрет Совмен знает не только золотопромышленное дело, но еще и литературу — и свою, национальную, и мировую.

Спустя месяц после нашего знакомства из Красноярска мне позвонила женщина. Она сказала, что Хазрет Совмен хочет помочь мне в издании книги. Я ответил ей, что у меня с ним не было такой договоренности. На что она сказала: «Хазрет Меджидович не одному вам помогает, поэтому скажите, куда нужно перечислить деньги».

После нашего случайного знакомства с Хазретом Совменом прошло более четверти века. Но он до сих пор помогает мне. Как-то я сказал ему: «Вы столько помогали мне, Хазрет, — достаточно, спасибо!» Его ответ удивил меня: «Я делаю это не только лично для вас, но и для всего нашего народа. Я помогаю вам, а вы посвящаете ему свое творчество. И в Коране, и в Библии написано: люди должны помогать друг другу».

Как это бывало иногда, Хазрет Меджидович сказал мне:

— Как дела, Мешбаш? (Так он произносит мою фамилию.) Хорошо, говорите? Тогда о деле. К нам приехал полпред президента России в Южном федеральном округе Яковлев. На встречу с ним приглашены и вы, подходите к одиннадцати часам.

В небольшом зале, где обычно президент проводит совещания, собралось человек пятнадцать. Кроме премьер-министра Хуаде, министров, были приглашены мэр города Пивоваров, ректоры наших университетов Хунагов и Тхакушинов, композитор Нехай, казачий атаман Тарасов.

После краткого представления и приветствия Хазрета Совмена слово было предоставлено Владимиру Яковлеву. Его выступление было резким, он никому не позволял ответить, всех перебивал… «Что он за человек?» — подумал я. Заглянув в лист бумаги, он сказал:

— Мне хотелось бы послушать известного писателя Машбаша. Что скажет он?

Изначально мне не понравилось, как Яковлев ведет себя, как разговаривает — разнос, распекательство и не­умение выслушать собеседника. Я выдержал паузу и сказал:

— Ваше выступление, Владимир Анатольевич, напомнило мне известные строки Пушкина: «Смирись, Кавказ, идет Ермолов!» Конечно, Пушкин велик, но и ему сказать подобное о многонациональном Кавказе вряд ли было разумно. Критик Белинский и поэт Вяземский сделали Пушкину замечание, а после он написал прекрасные стихи и поэмы о черкесах. Например, поэма «Кавказский пленник»…

— В их числе и «Южные поэмы», — добавил Совмен.

— Да, Хазрет Меджидович, и «Южные поэмы», — поддержал я Совмена. — В своем романе «Хан-Гирей» я описываю встречу Хан-Гирея и Пушкина.

— Я слышал об этом романе, но не читал, — более мягким тоном сказал Яковлев.

— Я передам его вам, Владимир Анатольевич. — И, опять выдержав паузу, продолжил: — От имени многонационального народа Республики Адыгея я говорю вам: добро пожаловать!

После нашего случайного знакомства с Хазретом Совменом прошло более четверти века. Но он до сих пор помогает мне. Как-то я сказал ему: «Вы столько помогали мне, Хазрет, — достаточно, спасибо!» Его ответ удивил меня: «Я делаю это не только лично для вас, но и для всего нашего народа. Я помогаю вам, а вы посвящаете ему свое творчество. И в Коране, и в Библии написано: люди должны помогать друг другу».

…Познакомлю читателей с еще одним событием, имеющим для меня и нашей республики важное общественно-политическое значение, где проявились природное чутье и дальновидность Хазрета Совмена. Оно связано с прохождением моей кандидатуры в создающуюся впервые в стране Общественную палату Российской Федерации и избранием меня на должность заместителя председателя Комиссии по межнациональным отношениям, толерантности и свободе совести.

Мне позвонили из приемной президента:

— Вас ждет Хазрет Меджидович.

Совмен встретил меня радушно:

— Чувствуется, что вы хорошо пообедали. А я, можно сказать, не обедаю. Но душистый чай с яблочными пирогами мы с вами попьем! — И проводил меня в небольшую комнату рядом с кабинетом. Стол уже был накрыт.

— Поскольку я моложе вас, то по обычаю адыгов поухаживаю за вами. — И налил чай в чашки.

— Спасибо, Хазрет Меджидович. Мне приятно, что вы не забываете обычаи предков.

— Конечно, если мы забудем о наших обычаях, все наши усилия окажутся напрасными.

Я понимал, что президент позвал меня не на чай с пирогами — серьезный разговор еще впереди. Поговорив о политике, экономике и культуре, он пригласил меня опять в кабинет.

— Я всегда замечал у вас в характере терпение и выдержку, убедился в этом и сейчас. Это тоже добрая древняя черта адыгов — умение ждать. Теперь скажу, зачем позвал вас. В стране создают Общественную палату Российской Федерации, куда войдут представители гражданского общества. Из тринадцати субъектов ЮФО отберут пять-шесть кандидатур. От нашей республики мы будем рекомендовать вас, вы заслуживаете этого. В уставе палаты говорится, что там должны работать смелые, принципиальные люди, которые, не оглядываясь ни на кого, будут отстаивать интересы гражданского общества страны. Ваша кандидатура сначала будет обсуждаться в республике, затем в ЮФО. Вашим доверенным лицом будет, если не возражаете, контр-адмирал Меджид Махмудович Тхагапсов. Знаете его?

— Знаю, конечно! Хороший человек, патриот, имеет свою твердую позицию.

Фото: yandex.ru
Фото: yandex.ru

В числе двадцати человек, которые должны были принять участие в выборе членов Общественной палаты Российской Федерации от ЮФО, был и я.

Я вошел в число шести кандидатур, отобранных в палату по квоте ЮФО. Хазрет Совмен первым сообщил мне эту новость:

— Поздравляю вас, Мешбаш. Вы — член первой Общественной палаты Российской Федерации. Я не любитель спиртного, но с вас причитается бутылка хорошего коньяка. И еще добрая новость: на первом организационном заседании в Москве будут рекомендовать вашу кандидатуру в заместители председателя Комиссии Общественной палаты РФ по национальным отношениям, толерантности и свободе совести.

В Москве, в Кремле, при регистрации членов Общественной палаты определили мое место — четвертое по правую сторону от президента В.В.Путина. Было утверждено семнадцать комиссий, и я был выбран заместителем председателя комиссии, о которой говорил Совмен.

По приезде из Москвы, помня о коньяке и не желая оставаться в долгу, я, отправляясь на прием к президенту, взял с собой кейс, подаренный мне Фиделем Кастро во время поездки в 1990 году на Кубу в составе парламентской делегации, вложил в него по бутылке кубинского рома и дагестанского коньяка. Оставив все это в приемной, вошел в кабинет Совмена.

— Кого я вижу! — приветливо встретил он меня. — Еще раз поздравляю, все прошло хорошо, как мы и предполагали. Так держать! Делайте все, чтобы прославить нашу республику. Но за вами должок…

— Благодарю, Хазрет Меджидович, за вашу поддержку. В Общественной палате все прошло как нельзя лучше, — сказал я и добавил: — А то, что с меня причитается, я принес.

— И где же? И карманы не оттопырены, и руки пустые…

— Так у меня все экспроприировали ваши охранники, — в тон ему ответил я.

— Вот как? Молодцы! Они хорошо выполняют свои обязанности, — похвалил охрану Совмен и распорядился: — Принесите то, что вы конфисковали у Мешбаша.

Увидев кейс, удивился:

— Вы ничего другого не нашли, чтобы положить туда бутылку коньяка?..

— Кроме коньяка, здесь еще кое-что… — Я не спеша открыл два замка кейса. — Это дагестанский коньяк от Расула Гамзатова. А это кубинский ром от Фиделя Кастро. От их имени дарю это вам.

— Какой вы щедрый человек, Мешбаш! Вы отдаете мне то, что вам дорого самому, спасибо.

…Еще одно воспоминание. О подарке, который от имени Республики Адыгея был вручен Расулу Гамзатову в честь его 80-летия.

Хазрет Совмен пригласил меня и председателя Государственного Совета — Хасэ Мухарбия Тхаркахова и без всяких предисловий пожурил нас:

— Как же вы, такие достойные мужи, от имени республики повезете в Дагестан анэ-столик и три скамеечки? И это в подарок моему любимому поэту Расулу Гамзатову!..

— Чем располагаем, Хазрет Меджидович. — Тхаркахов бросил на меня хитрый взгляд.

— Да, да, вы оба такие нищие… — то ли в шутку, то ли всерьез заметил президент и, улыбнувшись, добавил: — То, что имеет Мешбаш, нам, Тхаркахов, на двоих хватит.

— Это правда, Хазрет Меджидович, я отнюдь не бедняк. — Совмен не раз шутил со мной подобным образом, поэтому я охотно поддержал его шутку: — Моих сбережений на всех хватит с лихвой.

— Слышите, Тхаркахов? Мешбаш не скрывает, как он богат. Но в народе говорят, что бедняк всегда щедрее, нежели богатый. Ладно, сделаем, конечно, приличный подарок Гамзатову.

Пригласив в кабинет своего помощника, он распорядился:

— Позвоните в магазин «Алмаз» и попросите принести несколько образцов самых дорогих золотых часов, чтобы мы могли выбрать.

Пока говорили о стихах Гамзатова, а Совмен, любивший его творчество, прочитал наизусть пару его стихотворений, подвезли часы стоимостью от 50 до 250 тысяч рублей. Президент предложил выбрать понравившиеся. Нам с Мухарбием приглянулись самые дорогие, но смущала цена.

— Мне они тоже нравятся, — перехватив наши взгляды, произнес Совмен, — и браслет у них красивый. Пусть сделают гравировку на обратной стороне корпуса от имени всего многонационального народа Республики Адыгея. Передайте от моего имени самые искренние поздравления Расулу Гамзатову с его 80-летием и пожелания доброго здоровья и новых творческих успехов. Будем рады, если он побывает у нас в гостях, встретим его как самого дорогого и желанного гостя.

…Разные периоды были в жизни республики за годы ее становления. Недавние наводнения, случившиеся в Адыгее, особенно сильные в Красногвардейском районе, напомнили мне стихийные бедствия в республике, когда ею руководил Хазрет Совмен. Страшные удары водной стихии затопили улицы, дома, огороды, погубили все продуктовые запасы людей, домашний скот и птицу, привели в негодность дома и хозяйственные постройки. Стихия жестоко обошлась с людьми, но понимание ситуации и поддержка тогдашнего руководства Адыгеи помогли им подняться.


Добро, сотворенное для людей, — это признательность и добрая память о человеке, дающем его. Наводнение в Адыгее в период президентства Совмена было разрушительным и принесло много бед. Хазрет Меджидович искренне проникся горем людей и тут же принялся за ликвидацию последствий стихии. Он оказал пострадавшим материальную помощь из собственных средств. К работе подключилось руководство Российской Федерации: в районах наводнения тогда побывали В.В.Путин и С.К.Шойгу. Словом, Совмен близко к сердцу воспринял горе людей. Впрочем, некоторые и в благих делах могут увидеть зло, о действиях Хазрета Меджидовича они отозвались так: «Он вложил свои деньги потому, что было что вкладывать, собственно, он вернул их с лихвой…» А Хазрет Совмен, не вступая в ненужную полемику, продолжает творить добрые дела.

…Еще не забыт грузино-абхазский конфликт. Адыгские ополченцы добровольно участвовали в нем на стороне абхазов. Адыгея оказала немало гуманитарной помощи пострадавшему братскому народу, абхазские дети приезжали к нам на отдых в летние каникулы.

Наводнение в Адыгее в период президентства Совмена было разрушительным и принесло много бед. Хазрет Меджидович искренне проникся горем людей и тут же принялся за ликвидацию последствий стихии. Он оказал пострадавшим материальную помощь из собственных средств

После победы абхазского народа нас, Руслана Хаджебиекова, Юрия Петрова, Руслана Панеша и меня, пригласил к себе Хазрет Меджидович Совмен и попросил доставить в Сухум в помощь абхазским братьям двадцать миллионов рублей из его собственных средств.

По сей день помню слезы благодарных абхазцев, с которыми нам довелось встречаться. Автобус, купленный Совменом для детей города Ткуарчал, осиротевших в результате того кровопролитного конфликта, до сих пор курсирует по дорогам Абхазии. Хазрет Меджидович вложил также несколько миллионов из личных средств в восстановление разрушенной железнодорожной станции Сухума и дороги, ведущей к озеру Рица.

Фото: gosrf.ru
Фото: gosrf.ru

…Запомнился и такой случай. В дни, когда шло выдвижение кандидатов в депутаты Государственной думы, в клубе станицы Гиагинской Хазрет Совмен увидел в фойе выставку работ местного художника.

— Хорошие картины рисуете, — похвалил он его.

— Выбирайте понравившуюся, Хазрет Меджидович, я подарю ее вам.

— Если можно, вот эту. Сто тысяч рублей за нее достаточно будет?

— Что вы! — растерялся художник. — Я дарю ее вам!

— Нет-нет, художники, писатели, композиторы — люди творческие, не похожие на других, как говорят, «штучные». Это гонорар за ваш труд, вы заработали эти деньги.

Не скрою, я был задет столь щедрым гонораром художника. Впрочем, кто знает, сколько может стоить та или иная творческая работа… В тот же день, на ужине в станице Дондуковской, Совмен спросил:

— Ну что, Мешбаш, хорошую картину я купил?

— Думаю, она столько не стоит.

— А разве вам за книги платят меньше?

— Намного! Я получил за последний роман чуть больше пятидесяти тысяч рублей.

— Это что такое?! — удивился он. — Не пойму… Столько платят министрам республики за месяц… А книгу автор пишет годами!

— Талий Аскерович, — обратился он к руководителю администрации Беретарю, — завтра же пересмотрите авторские гонорары писателей. Где хотите возьмите деньги, но повысьте их в два-три раза. Со временем, когда республика встанет на ноги, мы еще раз пересмотрим их. По вашему взгляду, Мешбаш, вижу, что этого мало.

— По сравнению с тем, сколько платят нам сейчас, не мало. Но у меня к вам вот какая просьба. Член нашего писательского союза Хусен Хурумов с семьей проживает в маленькой квартире. Нет ли какой возможности увеличить его жилплощадь?

— А как он пишет? Хорошо?

— Если бы плохо писал, разве я просил бы за него! — В вопросе Совмена я почувствовал надежду.

— Обратитесь в мой фонд, мы поможем писателю. Что вы с Беретарем переглядываетесь, еще что-то хотите?

— Хазрет Меджидович, — обратился к нему Беретарь, — у меня письмо Машбаша, в котором он просит оказать помощь в приобретении квартиры Щангуль Мешвез, адыгейке, вернувшейся из Турции. Она работает в республиканской телерадиокомпании.

— Я в курсе, на днях мне о ней рассказал Мешбаш. У нас есть возможность помочь ей?

— Есть, Хазрет Меджидович, — сказал Беретарь. — Бывший госслужащий республики освободил квартиру. Мы могли бы отдать ее Мешвез.

— Так и сделайте.

И Хазрет Совмен, как всегда, сдержал свое слово.

По сей день помню слезы благодарных абхазцев, с которыми нам довелось встречаться. Автобус, купленный Совменом для детей города Ткуарчал, осиротевших в результате того кровопролитного конфликта, до сих пор курсирует по дорогам Абхазии

…А вот еще два случая, связанных с Х.М.Совменом. Первый произошел в зале республиканской филармонии в день юбилея Республики Адыгея. Второй — в родном ауле Совмена Афипсипе.

Фото: архив СА
Фото: архив СА

Актовый зал республиканской филармонии заполнен до отказа. После короткого выступления Совмена гости поздравляют его и многонациональный народ республики с юбилеем, вручают памятные подарки. Гость с Севера, глава муниципального образования, сказав о деловых и человеческих качествах Совмена, закончил выступление так:

— Этот небольшой золотой слиток, Хазрет Меджидович, добытый в вашем родном «Полюсе», меня попросили передать вам на добрую память. Работники «Полюса» желают вам здоровья и многолетней службы на благо России!

Совмен с этим подарком сошел со сцены, подошел к ряду, где у прохода сидел я, и протянул его мне:

— Мешбаш, я дарю его вам.

От неожиданного предложения я опешил, но ответил ему:

— Благодарю, Хазрет Меджидович, но дареное не принято отдавать.

— Да?.. — Совмен улыбнулся и сел на свое место.

Второй случай был тоже интересным, он произошел примерно через год после окончания его президентского срока. В один из дней пребывания в родном ауле Афипсип Совмен позвонил мне и, расспросив о здоровье, предложил:

— Если вам не трудно, Исхак Шумафович, приезжайте в Афипсип. Пообедаем, посидим, поговорим.

К условленному дню я приехал в аул. Хозяин встретил меня у ворот своего дома. Взяв под руку, завел во двор, но тут со звонким лаем навстречу мне выбежала беленькая собачка…

— Успокойте ее, Хазрет Меджидович, она укусит меня.

— Да она не укусит, ей просто не нравится мое внимание к вам.

Но в этот момент собачка, подскочив ко мне сзади, ухватила за щиколотку и тотчас отскочила.

— Она что, укусила? — обеспокоенно спросил Совмен.

— До этого еще не дошло… — не признался я.

За обеденным столом мы долго беседовали: о состоянии дел в республике он был хорошо информирован. О многом говорили, но для меня стало открытием, что Хазрет Совмен пишет стихи — он прочитал некоторые из них. Еще оказалось, что в его библиотеке много моих книг. И неожиданно он укорил меня:

— Хорошие вы книги пишете, Мешбаш, но совсем непрактичны в жизни. Помните, как вы отказались взять у меня тот подарок — золотой слиток? А вы знаете, когда спустя несколько дней я так же протянул одному человеку тот подарок, он тут же выхватил его из моей руки… Вот почему я искренне ценю и уважаю вас…

— Спасибо, Хазрет Меджидович, мне приятно это слышать. Но если говорить о вашей помощи, то я ощущаю ее при издании моих книг, за что глубоко признателен. Здоровья вам и долгих лет жизни!

Хочу рассказать еще о двух добрых делах, которые для меня сделал Хазрет Совмен.

В одну из наших встреч он спросил:

— На русском языке вышло собрание ваших сочинений?

— На адыгейском языке да, на русском нет.

— На адыгейском языке у меня есть. Но было бы хорошо, чтобы такое собрание сочинений вышло и на русском, тогда люди других национальностей узнают, как мы живем, кто мы, какая у нас история, наши традиции и обычаи. Приготовьте свои произведения, и я выпущу их.

Так благодаря щедрости Хазрета Меджидовича издано мое 20-томное собрание сочинений на русском языке.

Теперь о том, как был снят фильм по моему историческому роману «Графиня Аиссе». Более пятнадцати лет назад, когда этот роман прочел Сергей Владимирович Михалков, он написал письмо тогдашнему президенту Адыгеи Аслану Тхакушинову, в котором была такая мысль: если снимут фильм по этой книге, люди с интересом будут смотреть его. Но тогда, к сожалению, не получилось.

Глава республики Мурат Каральбиевич Кумпилов рассказал об идее снять фильм Хазрету Совмену. Тот сразу направил 60 миллионов на производство фильма, и картина была снята. Она выйдет на экраны месяца через два.

Фото: Алексей Гусев
Фото: Алексей Гусев

Я мог бы еще многое рассказать о Хазрете Меджидовиче Совмене, в течение десятков лет приумножавшем золотые запасы нашей страны, государственном и общественном деятеле, меценате, известном не только в Адыгее, но и в России. Однако завершу свои воспоминания об этом выдающемся человеке поздравительной телеграммой, присланной им к моему юбилею:

«Глубокоуважаемый Исхак Шумафович! Примите мои самые искренние поздравления и наилучшие пожелания в Ваш знаменательный день.

В плеяде выдающихся отечественных писателей Вы заслуженно занимаете место классика адыгейской литературы, Ваши произведения, пронизанные любовью к родной земле и ее народу, переведены на многие языки мира, Ваше имя получило широкую известность не только на Северном Кавказе и в России, но и далеко за их пределами. Ваш выдающийся вклад в развитие многонациональной отечественной литературы и многогранная творческая и общественная деятельность отмечены многими государственными и литературными премиями, наградами и орденами. В одном из Ваших стихотворений есть замечательные слова:

Порою мне кажется, я как ручей, как река,

Что к морю торопится, падая больно со скал.

Я знаю и сам, что дорога моя нелегка,

Мне хочется в завтра, хоть было хорошим вчера.

От всей души желаю Вам, чтобы «завтра» в Вашей жизни было лучше, чем «вчера», чтобы Вам покорялись новые высоты в литературной и общественной деятельности. Крепкого здоровья, неиссякаемой жизненной и творческой энергии, счастья, мира и добра Вам и Вашим родным и близким. С искренним уважением, Хазрет Совмен».

Хазрет Меджидович продолжает творить добро. Его щедрость и милосердие ценят и всегда будут помнить благодарные люди.

Исхак МАШБАШ, народный писатель Республики Адыгея, Герой Труда России

23.04.2022 в 08:23