Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"
Фото: Татьяна ДубовикФото: Татьяна Дубовик

Более 5 лет у руля культуры Тахтамукайского района стоит яркий, талантливый, увлеченный человек. Рустам Ачмиз руководитель не кабинетного формата: актер театра и кино, режиссер, член Союза театральных деятелей России, ученик Константина Райкина, основатель и идейный вдохновитель молодежного театра… Он заставил заграничную публику рукоплескать танцам адыгских джигитов, предстал перед зрителями в образе легендарного героя нартского эпоса Саусруко и освоил навыки каскадера на съемках фильма «Крепость Бадабер», создал свой театр и сумел  научить юные сердца сопереживать героям блокадного Ленинграда.

Время первых

Совсем недавно по телефонам и гаджетам жителей района разошлось видео с выступлением ансамбля народных инструментов «Удж» на всероссийском шоу «Страна талантов». Ссылки на просмотр пересылали родным, друзьям, знакомым. Выступление земляков на федеральном канале НТВ стало настоящей сенсацией. Обсуждали и то, как ведущий Алексей Воробьев пытался выговарить названия старинных адыгских инструментов, и то, с каким юмором отвечали на вопросы наши земляки и с какой теплотой зрители принимали седых аксакалов. Но все без исключения гордились тем, что на всю страну прозвучали знакомые напевы родной земли.

 – После того, как президент объявил 2022-й Годом народного искусства, нам предложили поучаствовать в телепроекте на НТВ. Я сразу подумал об ансамбле «Удж». Собрал ребят и спросил: «Замахнемся? В финале можно получить миллион, но такой цели нет. Надо поехать и заявить о себе, достойно представить регион». С этой задачей мы справились, – говорит Рустам Ачмиз.

Передачу снимали на Мосфильме. Съемочный процесс дался нелегко: в павильон приехали в полдень,  закончили в два ночи, а еще репетиции, подсъемки, грим… Например, самого Рустама, который исполнил роль седобородого старца, гримировали больше двух часов.

Несколько минут искрометного виртуозного номера на экране вылилось в долгие часы напряженной работы. Но оно того стоило. Рукоплескали музыкантам от всей души.

Рустам вспоминает, что в жюри сидел Борис Галкин. Оказалось, с Адыгеей актера связывает давняя дружба – он снимался в горах близ Майкопа. Борис Галкин тепло говорил об Адыгее, ее людях, своих чувствах к этой удивительной земле. А потом проникновенно читал стихи под звуки адыгской гармошки…

– К сожалению, после монтажа эти кадры не вошли в передачу. Но у нас сохранились черновые варианты, которые мы сами снимали. Теперь это наша история, которой мы всегда будем гордиться и вдохновляться, – рассказывает Рустам.

После того, как президент объявил 2022-й Годом народного искусства, нам предложили поучаствовать в телепроекте на НТВ. Я сразу подумал об ансамбле «Удж». Собрал ребят и спросил: «Замахнемся?

Такой же историей стало и участие в Днях духовной культуры России в Боснии и Герцеговине. Министерство культуры РФ отобрало для выступления только три коллектива из России – ансамбли из Санкт-Петербурга, Татарстана и наш «Удж». Концерт проходил в Сараево в национальном театре при полном зале. Публика тепло встречала артистов, но настоящим сюрпризом для них стало зажигательное джегу, которое под овации зрителей наши артисты устроили на площади перед театром.

Фото: Управление культуры Тахтамукайского района
Фото: Управление культуры Тахтамукайского района

– Мы вышли после концерта и решили устроить небольшой флешмоб, встряхнуть народ – вот и потанцевали немного, – улыбается Рустам Ачмиз.

Свидетелем импровизированного действа, вырвавшегося за стены театра, стал заместитель посла России в Боснии и Герцеговине. Он не выдержал, подошел, поблагодарил тахтамукайцев: «Вы даже не представляете, что сейчас сделали… Тут такого очень давно не было».

«Вместе мы – сила»

– Сегодня в Тахтамукайском районе хватает артистов, которые могут ярко и достойно представить творчество адыгов на сценах республиканского и даже российского уровня. И «Удж», и «Камыль», и «Адыги» – все эти коллективы давно перешагнули уровень самодеятельности. Это радует и зовет вперед, к новым свершениям. Но не только это было моей целью, когда принимал решение стать во главе культуры района. Настоящая цель – это молодежь, которую мы можем увлечь за собой, предоставить юным любые площадки для развития талантов. Главное – это воспитание любви и уважения к культуре, чтобы гордились наши дети тем богатством, что оставили предки, чтобы берегли это наследие и бережно передавали его дальше – в века. Над этим и работаем, – говорит Рустам Ачмиз.

Тогда, 5 лет назад, новый руководитель взялся за работу с присущим любому творческому человеку пылом, но и с холодным расчетом организатора. И в первую очередь он попытался объединить все направления работы. Уверенность в том, что сплоченная команда – это машина, которая способна привести к успеху, сработала. Сегодня управление культуры района – это единый механизм, объединивший хореографов, вокалистов, инструментальщиков, драматических актеров, библиотекарей. Любое мероприятие готовят сообща. Ежегодно анализируют итоги прошедшего года, строят новые планы.

То, что на культурном фронте района с приходом молодого руководителя произошли немалые перемены, не признает только самый упрямый. Изменились форматы и подходы к работе всех структур культурной сферы, перемены коснулись  самых отдаленных ДК – в Шенджие, Панахесе, Псейтуке.

– Для меня важно, чтобы рядом были единомышленники, – делится Рустам Ачмиз. –  В некоторых моментах опираюсь на старый костяк – без ценного творческого и жизненного опыта старших не обойтись. У нас, адыгов, вообще такой менталитет – прислушиваться к слову старших. Но активно привлекаю к работе и молодежь.

Руководитель уверен: «молодая кровь» нужна – без нее никак. Только в сочетании традиций и современности открываются новые горизонты. А первоочередной задачей Рустам Ачмиз считает подготовку кадров для работы с молодежными коллективами, кружками. Специалисты управления и руководители прославленных коллективов берут под крыло начинающих исполнителей, сами идут в крупные школы, где уже организованы творческие кружки для учеников.

«Жизнь без сцены – не для меня…»

Рассуждения о том, как важно подставить молодежи плечо и дать верный курс – для Рустама не просто слова. Когда-то ему тоже понадобился четкий вектор, чтобы пойти по жизни в верном направлении.

– В детстве занимался дзюдо, ходил на рисование, участвовал во всех школьных мероприятиях. Подозреваю, меня просто хотели  загрузить, чтобы не было свободного времени, – с улыбкой говорит Рустам.

А после 10 класса поступило предложение поехать в республиканский колледж искусств. Там объявили дополнительный набор на актерское отделение. Пришлось пройти испытание – читал басню на адыгейском языке, стихи, изображал животных.  Талантливого парня приняли. Учился с увлечением и с мечтой поступать в ГИТИС. Но не сложилось, не удалось поехать на экзамены. Чтобы не терять год, работал актером в Русском драматическом театре Пушкина в Майкопе. А через год поступил в Краснодарский университет культуры и искусства на курс к Михаилу Нагли, – бывшему режиссеру краснодарского драмтеатра.

К тому времени Рустам понял, что не представляет жизни без сцены, без театра. После окончания вуза вновь устроился в Русский драматический театр им.Пушкина. Поставил детский спектакль «Веселый Роджер», который, кстати, до сих пор идет на сцене театра. Параллельно преподавал в Адыгейском республиканском колледже искусств.

В том же году Рустаму в интернете попалось объявление о наборе в Театральную школу Райкина. Подал заявку, хотя и без особых надежд.

– Удивился, когда со мной связался по скайпу сам Константин Райкин. Общался и с ним, и с известным режиссером Камой Гинкасом. Поговорили… и молчание: думал, все – не подошел. А потом вдруг пригласили в Москву для собеседования. И опять вернулся без ответа. Все расставило по местам третье общение по скайпу с Камой Гинкасом, лучшим учеником Товстоногова. Разговор был детальный, длительный. Потом томительное ожидание списков и… ура!  –  нашел свою фамилию, – вспоминает Рустам Ачмиз.

Дал фору каскадерам

Несколько лет учебы пролетели на одном дыхании. Студенты успевали и подработать на съемках, брались за все – рекламу, короткометражки, документальные фильмы.

В сериале «Морские дъяволы» Рустам сыграл диспетчера туристической базы, которую захватили террористы. А в документальном фильме Аскербия Нагаплева «Черкешенка» ему досталась роль нартского героя Саусруко.

Но самый большой проект и успех Рустама Ачмиза – 4-серийный фильм «Крепость Бадабер». Пригласили актера на эпизодическую роль в расчете на 7 съемочных дней, но сразу же после первой съемки режиссер предложил роль второго плана – «правой руки» главного моджахеда крепости. Неделя переросла в месяц полноценных съемок. Снимали на полный метр для показа в кинотеатрах. А это особая специфика – один кадр могли снимать и 20, и 50 раз.

– В фильме есть сцена, где меня выбрасывает взрывной волной. Режиссер задумал снять это крупным планом. Дублер в таком случае не подойдет, пришлось сниматься самому. Без хвастовства, но сцену сняли за два дубля. Можно было и за один, но режиссеру не понравился эффект взрыва – не моя вина, – с улыбкой говорит собеседник.

Самый большой проект и успех Рустама Ачмиза – 4-серийный фильм «Крепость Бадабер». Пригласили актера на эпизодическую роль в расчете на 7 съемочных дней, но сразу же после первой съемки режиссер предложил роль второго плана

После этого случая Рустама зауважали каскадеры. А в фильме он оставил еще одну «метку»: в некоторых сценах его герой говорит на адыгейском языке.

– По сценарию мы должны говорить на афганском – диалект фарси. Учили текст, слушали аудиозаписи. Но перед одной из съемок режиссер добавил картину с внушительным текстом. Учить было некогда, решили, что буду говорить на адыгейском, потом переозвучим. А режиссер решил оставить как есть.

Скоро выйдут новые проекты на федеральных каналах, где Рустам играет гаишника и криминального авторитета на побережье. Оставлять актерскую деятельность он не собирается. Считает, что такая работа помогает творчески развиваться. И вообще уверен, что учиться новому никогда не поздно.

Недавно, например, окончил XI Международную летнюю театральную школу Союза театральных деятелей России под руководством Александра Калягина.

– В Звенигороде собрались более 500 человек со всего мира. Школа дала незабываемые уроки и в то же врем ощущение праздника, – рассказывает Рустам. – Этот опыт использую в работе с моим любимым детищем – молодежным театром.

«Мой огромный чемодан…»

Молодежный драматический театр им.Меджида Ахеджакова Рустам по праву называет своим детищем. Мечта о театре родилась еще в годы учебы в краснодарском вузе – хотелось новаторства, каких-то иных форм, не похожих ни на что другое.

Фото: Алексей Гусев
Фото: Алексей Гусев

Театр получил путевку в жизнь в 2019 году. Ежегодно он получает грантовую поддержку по нацпроекту «Культура» по программе поддержки малых театров на сельских территориях.

Начинали работать для детей – в репертуаре театра сказки «Маугли», «Пожарная команда», «Снежная королева» и другие. В прошлом году артисты представили премьеру спектакля «Я еще не хочу умирать». Это история о маленьких жителях блокадного Ленинграда. Спектакль камерный, зрители становятся участниками событий. Те, кто уже видел спектакль, признаются, что хочется встать, помочь тем, кто не играет, а будто проживает голод, холод, гибель родных.

Райкин слово сдержал. Год спустя Константин Аркадьевич приехал в Тахтамукай со своим моноспектаклем

Молодые актеры заняты не только в спектаклях, они самостоятельно готовят творческие вечера – танцуют, читают стихи, играют, экспериментируют.

Рустам вспоминает:

– Когда учился в Москве, поделился мечтой о театре с Константином Райкиным. «Дерзай,  – ответил мэтр, – но театр – сложный механизм: вокал, хореография, пластика… Нужно все уметь, чтобы наполнить огромный чемодан. Залезешь в этот чемодан – а у тебя есть выбор». Говорил: «Создашь театр, приеду в гости».

Райкин слово сдержал. Год спустя Константин Аркадьевич приехал в Тахтамукай со своим моноспектаклем.

Когда Рустам вез его в районный Дом культуры, Райкин ненадолго замолчал, а потом произнес: «А ведь впервые буду выступать в ауле». Бывший ученик успокоил: «У нас аул современный, вот увидите. И зрители у нас особенные».

Торжественная встреча превзошла ожидания, но что-то все равно беспокоило мэтра. Перед самым началом выступления он вновь задал вопрос: «Может, мне программу сократить? Пушкин, Блок… Поймет ли публика?»

Рустам тогда посоветовал ему поступить по ощущениям. А приняли его программу на одном дыхании. Начав, Константин Райкин уже не мог остановиться. Когда в конце зажегся свет, увидел в зале много детей, молодежи, это его особенно растрогало.

– Выходит, не зря я сказал, что народ и зритель у нас особенный. А теперь спросите, для чего я переехал из республиканской столицы в аул, для чего мы все работаем? Вот для этого!

Белла ПЕРЕКОПСКАЯ, газета «Согласие»

01.06.2022 в 15:54