Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"
Фото: Олеся ЖуравлеваФото: Олеся Журавлева

Еще несколько десятилетий назад журналисты писали статьи на бумаге от руки и стояли в очереди, чтобы надиктовать свой текст оператору набора. Сегодня они могут брать интервью у человека, находящегося на другом континенте, и уже спустя несколько минут опубликовать это в газете. Очевидно, что работа печатных СМИ трансформировалась. В День российской печати «СА» публикует мнение коллег разных поколений о том, насколько сильно изменилась работа газетчика.

Владимир Киселев, обозреватель «СА»: Когда я пришел в газету, за мной закрепили тему сельского хозяйства. При подготовке материала упор делался на сухие цифры, статистику, сводки, графики, отчеты — это все было очень актуально в то время. Например, я мог поехать на ферму, чтобы осветить дойку коров либо заготовку кормов, а потом эти сводки по каждому хозяйству выходили на целую газетную полосу. В пору уборки урожая я каждый день ездил в поля, узнавал, какая урожайность, как работает техника, сколько и чего собрали. И в каждом номере размещали сводку о ходе уборочных работ. Сейчас мы делаем больше материалов о людях — это гораздо интереснее и писать, и читать.

Сравнивая печать тех лет с современной, могу сказать, что мы сильно уступали в оперативности. На те же самые задачи сегодня я трачу в два раза меньше времени благодаря появлению компьютера и сотового телефона. Зато раньше журналистам везде были рады, встречали с трепетом и большим вниманием, сейчас же к нам относятся гораздо спокойнее.

В любом случае я положительно отношусь ко всем изменениям, которые произошли в печати. Газета стала более оперативная, интересная, благодаря интернету есть возможность делать аналитические материалы, опираясь на общефедеральные события, на обстановку в мире. Мы больше не зациклены только на нашем регионе.

Юлия Мельникова, обозреватель «СА»: Современный журналист — это человек, умеющий работать в режиме многозадачности! Без этого сегодня невозможно состояться в профессии. Технологии обновляются с бешеной скоростью. Когда я только пришла в редакцию (меньше 10 лет назад), некоторые коллеги писали тексты от руки, отдавали их в набор, потом вносили правки, текст снова корректировали. И, естественно, на это тратилось неимоверное количество времени! Сегодня мы не можем себе этого позволить.

Сейчас с момента, как только журналист узнает новость, до момента, когда ее увидит читатель, проходит всего несколько минут. Если, к примеру, ночью в республике случится пожар, журналист обязан проинформировать людей в соцсетях и на сайте о том, как ликвидируют ЧП.

Да, для нас это дополнительная ответственность, дополнительная нагрузка, но работа в таком режиме сегодня — уже часть профессии. В этом плане восхищаюсь нашими старшими коллегами, которые очень быстро сумели перестроиться и тоже работают в оперативном режиме. Это требование времени. И очень хорошо оно проявилось в пандемию, когда видеосвязь и мессенджеры были зачастую единственным способом взять интервью или комментарий. Можно ли было раньше представить, что журналист, находясь в Адыгее, возьмет интервью у волонтера, работающего в Эфиопии?! Благодаря видеосвязи у меня такое интервью было.

Но при всех этих стремительных изменениях журналистские жанры, которые я считаю самыми сложными, эталонными — интервью, аналитика, репортаж, продолжают быть востребованными. Это тоже важно: чтобы написать такой материал, как правило, нужно живое общение с людьми, и, на мой взгляд, это самое ценное в профессии журналиста.

Галина Шевелева, корреспондент газеты «СА»: В 80-е годы заметки от внештатных корреспондентов принимались в редакции в рукописном виде. Внештатников ценили за оперативность и возможность быстро передать важные новости из самых удаленных уголков. Они звонили утром и диктовали тексты, которые записывали сотрудники редакции. Штатные корреспонденты дорабатывали эти «молнии», они появлялись в свежем выпуске газеты. Но прежде редактор все перечитает, посчитает строчки и подготовит бумажный макет, на котором от руки нарисует будущую газетную страницу.

Сегодня в печатных СМИ давно уже современные технологии. Корреспонденты больше не пишут свои материалы ручкой на бумаге, не отдают операторам в набор и не занимают очередь диктовать. Каждый работает за своим компьютером, а получившийся материал загружает в единую сеть редакции. Давно нет необходимости делать бумажный макет — газета верстается в компьютерной программе. Но все основные задачи остались прежними: нести информацию — важную, нужную, свежую.

Надежда Шрам, обозреватель «СА»: Журналистика стремительно развивается в интернет-плоскости. Если семь лет назад, когда пришла в редакцию, сайт был второстепенным делом, то сегодня и сайт, и соцсети требуют максимальной включенности, оперативности и больших трудозатрат от журналистов. Важные события, которые происходят в регионе, должны молниеносно отражаться на наших интернет-ресурсах. С одной стороны, это сложнее, чем писать материалы только для печатной версии газеты, с другой — интереснее, потому что это колоссальный опыт. Например, произошло какое-то ЧП — журналисту необходимо быстро сориентироваться, связаться с пресс-службой ответственного ведомства и следить за развитием событий. Такая работа подразумевает ненормированный график, ведь информационный повод может возникнуть и днем, и ночью, и в будни, и на выходных. К плюсам такой работы можно отнести и то, что необходимо научиться налаживать связи с различными людьми, чтобы получать нужную информацию легко и быстро.

Аминет Наток, экс-главред газеты «Единство» города Адыгейска: Я пришла в газету в 1994 году, как раз застала компьютеризацию печати. Новые технологии только-только стали приходить в профессию. Но интернета и сотовой связи на тот момент еще не было, и работа строилась следующим образом: по вторникам у нас был выездной день — всей редакцией мы ездили по колхозам, школам, производствам и другим учреждениям, писали обо всем, что там происходит. Сейчас есть возможность получить необходимую информацию, оставаясь в редакции: можно позвонить кому угодно и куда угодно, можно воспользоваться электронной почтой. Это, безусловно, облегчает работу. Кроме того, раньше мы были сосредоточены исключительно на информационном поле своего района, поскольку нашему читателю интересны материалы о местности, в которой он проживает, о людях, которых он знает. Сегодня же районные газеты охватывают и общефедеральную, и мировую повестку.

Абрек Бзегежев, председатель Адыгейского республиканского отделения Союза журналистов России: В последние несколько десятилетий печатная журналистика поменялась кардинально. В первую очередь изменилась интенсивность самой информации. Если раньше свежие новости мы узнавали из ежедневной газеты, то с развитием интернета все стало происходить гораздо оперативнее. Например, в былые времена мы искали темы, долго обсуждали их, выбирали, готовили материалы. На все уходила уйма времени. Сегодня такая организация рабочего процесса — архаика, хотя печатные версии газет все еще придерживаются этих принципов.

Сейчас появилось понятие «мультимедийный журналист» — он может и в газету статью написать, и на сайт, и параллельно сюжет какой-нибудь отснять. Уровень квалификации и требований стал гораздо выше. Кроме того, произошло такое разделение: в интернете публикуются краткие, оперативные информационные сообщения, а в печатных версиях изданий — по большей части аналитика, эта тенденция очень сильно видна. Поменялись и каналы продвижения информации: все больше мы узнаем новости в соцсетях и через новостные агрегаторы. Отсюда увеличение охвата аудитории — региональные СМИ стали доступны читателям всей России и даже за рубежом.

Дмитрий Варава, главный редактор еженедельника «АиФ-Адыгея»: Думаю, что журналистика прошлого, настоящего, да и будущего, по сути, ничем не отличается и не будет отличаться. Среди новшеств, появившихся в профессии, — тот же интернет, гаджеты. И я не берусь судить, стала ли от этого журналистика лучше. Оперативнее — да, но не более того. Журналист, образно говоря, как водитель, который пересел со старого грузовичка на новый. Завтра он пересядет в еще более комфортный, но груз информации, который он везет, остается тем же и должен, как и во все времена, быть свежим и качественным.

Журналистика остается ремеслом, а в мастерской журналиста все те же блокнот и ручка — они главные. А потом уже компьютеры, мессенджеры и видео­конференции. Суть профессии от этого не меняется: быть объективным и интересным, оставаясь преданным профессии, которую к вечеру ты часто ненавидишь, но утро начинаешь с мысли «надо бы сегодня сделать что-то интересное».

Татьяна Филонова, советник по СМИ генерального директора ООО «Майкопская ТЭЦ», экс-обозреватель «СА»: Гаджеты и мессенджеры, которыми мы активно пользуемся последние годы, без сомнения, значительно облегчили работу журналиста, ускорили ее. Теперь мы можем за секунды не только узнать о результатах каких-либо творческих конкурсов или спортивных состязаний, но и сразу получить фото с этих мероприятий. Взять комментарий или интервью благодаря видео- и аудио­звонкам тоже можно оперативно, даже если собеседник находится за сотни километров от нас. Так же просто стало согласовать текст, переслав его на телефон, который всегда под рукой. То, что журналисты узнали сами, уже через считанные минуты, а то и секунды узнают в соцсетях читатели.

В период пандемии именно формат общения через мессенджеры очень выручал журналистов печатных СМИ. При невозможности личной встречи со многими экспертами, среди которых в тот период были и медработники, аудио- и видеозвонки стали выходом из, казалось бы, неразрешимой ситуации.

Мы быстро привыкли к работе в таком формате. Но у него есть и свои минусы. Зачем ехать куда-то, если можно позвонить? Зачем звонить, если можно написать вопрос в сообщении? Общение с героем зачастую стало более поверхностным. Те вопросы, которые могли возникнуть у корреспондента при личном общении (их могла подсказать обстановка, окружение и пр.), остаются незаданными. Как следствие, текст теряет глубину и детали, важные для раскрытия темы. Да и переписка скорее предполагает короткий ответ без углубления в тему и интересных выводов, которые часто возникают в ходе беседы.

Очень хочется в погоне за скоростью и оперативной подачей материалов не потерять все то лучшее, что дает живое общение с героями публикаций.

Марина Лебедева, ответственный секретарь газеты «Маяк» Майкопского района, экс-обозреватель «СА»: Профессиональный настрой журналистов остался прежним, но условия работы стали совершенно иными. Я пришла в газету в 1985 году, и, что интересно, в то время профессия журналиста была скорее мужская — женщин в печати было гораздо меньше. Сейчас ситуация изменилась.

Тогда за каждым журналистом было закреплено определенное направление, за которое он отвечал. Сначала я работала в отделе писем, потом перешла в отдел информации. Но когда наступала так называемая битва за урожай (например, убирали пшеницу), мы целыми бригадами выезжали в поля, независимо от того, в каком отделе работали — культуры, образования или другом каком-то.

До середины 90-х мы писали от руки на серых листах формата А4. Целые стопки бумаг бесконечно вычитывались, черкались, правились, затем отдавались в набор машинисткам. Они ругали нас за плохой почерк и часто, бывало, не могли разобрать написанное. Затем снова вычитка и снова правки. Был еще фотограф у нас Аркадий Кирнос, который проявлял пленку и печатал фото в закрытой темной комнате, а затем художник ретушировал их от руки. Это все потом попадало в типографию, где набирали гранки, печатали газеты. В общем, процесс выпуска был гораздо сложнее, чем сейчас.

В середине 90-х начался переход на офсетную печать и компьютерную верстку. Это был сложный период, многие долго сопротивлялись инновациям. Психологически было сложно отказаться от письма на бумаге, но в итоге обучились все.

13.01.2023 в 09:43