Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"
Фото: Артур ЛаутеншлегерФото: Артур Лаутеншлегер

О чистоте языка и его врагах, естественных языковых процессах и о том, почему говорить «звОнишь» со временем может стать нормой, в эксклюзивном интервью «СА» рассказал главред портала Грамота.ру председатель Филологического совета международной акции «Тотальный диктант» и один из самых грамотных людей России Владимир Пахомов.

— Владимир, бытует мнение, в частности и среди филологов, что чем больше человек читает, тем грамотнее он. Вы согласны с этим утверждением?

— Да, потому что когда мы читаем книги, то запоминаем, как пишутся слова. И когда видим слово, напечатанное в правильном графическом облике много раз, то уже не думаем о суффиксах и правилах, а знаем, что, например, слово «серебряный» пишется с буквой «я» и одной «н». Поэтому да, чтение книг помогает поддерживать уровень грамотности.

— Можно ли сказать, что современная молодежь мало читает?

— Нет. Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно прийти на любую книжную ярмарку в крупном городе. Там много молодых людей, которые интересуются литературой, читают, знают авторов и приходят на встречи с ними, участвуют в презентациях книг. Другое дело, что сегодня несколько форматов чтения: кроме печатных книг, есть электронные или аудиоверсии. Книги можно читать, а можно слушать во время тренировки, уборки дома или находясь в пробке. И это все тоже чтение.

— Альтернативные форматы так же эффективны, как чтение печатной книги?

— На мой взгляд, не верно подходить к чтению исключительно как к процессу самообразования и оценивать процесс с точки зрения эффективности. Разве мы читаем, только чтобы духовно развиться? Нет, мы в первую очередь читаем, чтобы получить удовольствие. Если это происходит в аудиоформате, то почему бы и нет. Главное — это интимный процесс взаимодействия с тем текстом, который создал автор. Каждый человек, мне кажется, вправе выбрать тот формат, который ему больше подходит.

— Существует ли такое понятие, как врожденная грамотность?

— Врожденная грамотность — миф. Никто не рождается со знанием всех правил орфографии и пунктуации. Обычно под врожденной грамотностью подразумевается хорошая языковая интуиция, возникающая благодаря тому, что человек много читает, обладает зрительной памятью и пишет грамотно просто потому, что помнит, как пишутся слова. Но, не зная правил, невозможно всегда безупречно писать. Необходимо постоянно самосовершенствоваться. Иногда говорят: «У меня врожденная безграмотность, и сколько бы я ни учил правила, писать правильно не умею». Это неправда — научиться можно. С другой стороны, даже самый грамотный человек рано или поздно ошибется, потому что невозможно знать всего. Не бывает ни врожденной грамотности, ни врожденной безграмотности.

— Сегодня много заимствований. Если есть хотя бы одна фиксация в словаре, это уже устоявшаяся норма или допустимы варианты?

— Некоторые слова, приходящие в русский язык из иностранных языков, встраиваются в существующие модели и пишутся в соответствии с ними. Например, слово «блогер». Когда оно появилось, то испытывало колебания. Многие писали удвоенное «г», мотивируя это тем, что в английском слове две буквы. Лингвисты же настаивали на том, что правила, которое бы говорило, что если в языке-источнике две согласные, то и по-русски тоже их две, в русском языке нет. «Коридор» на немецком и французском — с двумя буквами «р», а на русском с одной, «офис» на английском с двумя «ф», по-русски — с одной. Если раньше люди писали «блогер» с двумя «гг» гораздо чаще, то сегодня такого варианта почти не встретишь. Это пример того, как лингвисты, зная закономерность письма, утвердили такой вариант и на нем настаивали. В редких случаях практика письма может отвергать предлагаемое лингвистами.

— Значит, если большинство будет говорить, к примеру, слово «позвонишь» с ударением на букву «о», то со временем это станет нормой?

— Скорее всего, так и произойдет. У многих есть представление о том, что существуют какие-то неведомые враги русского языка. Вот мы — грамотные люди, переживаем за язык, стремимся говорить правильно и красиво, а где-то существуют враги языка, которые говорят «кофе» в среднем роде, «звОнит» и «ложит», тащат в русский язык иностранные слова, типа «хейта» и «кринжа». И как язык от этих злобных товарищей спасти?!

На самом деле все не совсем так. Есть процессы, которые давно протекают в языковой системе и закончатся не скоро. Каждый из нас наблюдает лишь очень короткий этап в истории языка, и какие-то процессы, которые нам кажутся проникновением в язык безграмотности, на самом деле нормальный рядовой процесс. Уже много столетий в глаголах, оканчивающихся на «ить», идет перенос ударения с окончания на корень в личных формах глагола. Если в XVIII-XIX веках были ударения «дружИт», «ценИт», «учИт», то сегодня мы говорим «дрУжит», «цЕнит», «Учит». К примеру, в слове «дрУжит» ударение на первый слог запрещалось еще совсем недавно — лет 70-80 назад. А сейчас мы и не предполагаем, что можно сказать по-другому. Какие-то слова этот путь уже прошли, а в каких-то происходят колебания ударений: «вклЮчит/включИт», «свЕрлит/сверлИт», «врУчит/вручИт». И в некоторых случаях, где носители языка не так болезненно воспринимают изменения, ударения на корни постепенно фиксируются в словаре.

В 2012 году вышел Большой орфоэпический словарь русского языка, который первым опубликовал ударение «вклЮчит» как допустимое в разговорной речи. Лингвисты сочли, что этот вариант дорос до того, чтобы его признать нормативным. Пока это разговорное ударение — предпочтительно все же «включИт», но наши дети и внуки, скорее всего, уже будут говорить «вклЮчит», и глагол «звонит» идет по тому же пути. Ударение в этом слове застряло в списке «самых ужасных ошибок и раздражающих слов», почему-то именно оно воспринимается как самый яркий пример безграмотной речи, но только пока держится общественный запрет. А когда он перестанет работать, то «позвОнишь» станет нормой, и тогда начнутся диспуты из-за каких-то других слов. То, что для одного поколения — источник многолетних споров, для других — норма.

— Тот факт, что сегодня в русский язык пришло много заимствований, — это плохо, хорошо или просто нужно воспринимать как данность?

— Сегодня большинство заимствований приходит из английского языка, и поскольку они новые, кажется, что их слишком много. В древнерусскую эпоху много слов шло с юга — из греческого языка, с востока — из тюркских языков, с севера — из Скандинавии. В Новое время пришли в обиход слова с Запада: из голландского, немецкого, французского языков. В XX-XXI веках — из английского. Заимствований в русском языке столько, что если поставить задачу полностью избавиться от них, то от языка ничего не останется!

Зачем нам заимствование «кешбэк», если можно говорить «возврат денег»? Во-первых, оба слова тоже не исконно русские. Во-вторых, «кешбэк» — одно слово, а «возврат денег» — два, уже неудобно

Недавно была дискуссия с журналистом, который спрашивал: «Если избавляться от заимствований, то Санкт-Петербург надо будет переименовывать в Петроград?» Нет, потому что имя «Петр» не исконно русское, а корень «град» старославянский по своему происхождению. Когда сегодня дискутируют по поводу заимствований, то не имеют в виду избавиться, к примеру, от слов «собака», «лошадь», «сарафан», «изба» и «шуба», а говорят только о современных заимствованиях — «хештег», «кешбэк», «амбассадор». Но ведь слова не просто так проникают в русский язык, и рассуждения о том, зачем нам слово Х, если в русском языке есть слово Y, не верны.

Зачем нам заимствование «кешбэк», если можно говорить «возврат денег»? Во-первых, оба слова тоже не исконно русские. Во-вторых, «кешбэк» — одно слово, а «возврат денег» — два, уже неудобно. Когда есть возможность сказать короче, то язык обязательно этим воспользуется. В-третьих, «кешбэк» — это не всегда возврат денег, это могут быть, например, «мили», бонусы. И не любой возврат денег — это кешбэк: кто-то кому-то случайно перевел на карту 100 рублей и попросил вернуть обратно.

В 1959 году в одном из журналов, где обсуждалась чистота русской речи, писали, что слово «шорты» — варваризм; зачем его использовать, если можно сказать по-русски «спортивные теннисные трусы». При этом все три слова восходят к ино­язычным корням. И идея о том, что кто-то будет говорить три слова там, где можно сказать одно, провальная. Сегодня слово «шорты» активно используется, и это не считается варваризмом и засорением языка. Проходит время, и оказывается, что эти слова очень даже нужны русскому языку.

— Как относитесь к вывескам на иностранном языке, когда в написании русских слов используется латиница или русское слово соединено с иностранным (например, «ТолчОК»)?

— Проблема не в том, что используются буквы другого алфавита. В одном случае получается яркое название, а в другом — безвкусица. Когда торговый центр называется «Жуковка Plaza» — это некрасиво. А бывают вывески, когда обыгрываются созвучия иностранного и русского слов, и это запоминается.

— Обсуждается инициатива по утверждению нового свода правил русской орфографии. Будут ли какие-то кардинальные изменения? К чему готовиться?

— Не надо ждать никаких изменений в написании слов. Задачи провести какую-то орфографическую реформу не стоит. Новые правила нужны для того, чтобы закрепить в практике письма то, что уже есть в словарях и справочниках. Правила, формально действующие с 1956 года, в некоторых случаях устарели и не соответствуют современной письменной практике. Какие-то закономерности были обнаружены в языке после того, как эти правила были приняты, кроме того, появилось колоссальное количество новых слов и типов слов во второй половине ХХ века. Лингвистическая работа продолжалась все это время.

— Как цифровизация влияет на грамотность?

— Вопрос, которому можно посвятить отдельную лекцию! Говоря о цифровизации и современных технологиях, прежде всего имеют в виду, что мы переписываемся в соцсетях, чатах и мессенджерах не так, как писали бы в обычной ситуации. Где-то не соблюдаем правила, игнорируем большие и маленькие буквы, не расставляем знаки препинания. Но не нужно сравнивать такую коммуникацию с обычной письменной речью. Это скорее устная речь, оформленная на экране гаджета. Мы стараемся приблизить текст к ситуации в общении, используем колоссальное количество небуквенных символов — скобки, смайлики, эмодзи, стикеры, чтобы это максимально соответствовало интонации устной речи. Это гибрид устной и письменной речи. Какие-то фрагменты этого были и раньше — наши бабушки и дедушки обменивались записками на уроках, и там тоже не все соблюдалось. Но по-настоящему ярко это явление возникло благодаря развитию мобильных информационных технологий. У нас теперь не две сущности — устно-разговорная речь и книжно-письменная, а есть и третья — «письменная устная речь». Явление исследуют уже не одно десятилетие. Люди оказались в пространстве коммуникации, все постоянно общаются, переписываются, обмениваются голосовыми, каждый день на связи. И это несколько необычные условия. Все мы разного возраста и с разным представлением о том, что вежливо, правильно, прилично, красиво. Для кого-то немыслимо не поставить точку в конце, а для кого-то точка в конце предложения — знак агрессии. Для одних обращение по имени-отчеству — естественно, а для других — излишнее подобострастие.

Можно сразу звонить или лучше сначала написать? В каких случаях отправлять голосовое прилично, а в каких нет? Из-за этого возникают конфликты, противоречия, формируются новые этические нормы и правила. И мы все в этом участвуем, что очень интересно.

— Если говорить об акции «Тотальный диктант», какая главная цель проекта?

— «Тотальный диктант» часто воспринимают как акцию по проверке грамотности, но мы настаиваем на том, что это самый крупный проект по популяризации грамотности и по распространению знаний о современном русском языке и письме. Наша задача не столько проверить, как пишут люди, и раздать ярлыки в виде оценок, сколько рассказать о том, как устроен язык, письмо, как меняются правила, взаимодействуют говорящие на русском языке, живущие в разных странах. Обидно, что вопросы носителей русского языка, как правило, ограничиваются вопросами «Как правильно говорить?» или «Как правильно писать?». И складывается ощущение, что русский язык — это лишь свод норм и правил. А о том, что у нас очень интересный язык с богатой историей, мало кто знает.

Поэтому вокруг Тотального диктанта колоссальное количество просветительских мероприятий. Мы делаем онлайн-курсы, выпускаем книги, устраиваем марафоны, активно участвуем в различных фестивалях науки и языков. За последние два года провели два фестиваля грамотности в городах-столицах акции — в Якутске и Ярославле. Организовывали автопробеги, перевозили столицу диктанта из одного города в другой, самый длинный маршрут пролегал из Владивостока в Таллин в 2019 году.

Ударение «позвОнишь» застряло в списке «самых ужасных ошибок и раздражающих слов». Почему-то именно оно воспринимается как самый яркий пример безграмотной речи, но только пока держится общественный запрет

Один из последних проектов — «Библиотека грамотности». На базе библиотек страны в разных регионах России от Калининграда до Камчатки открыли несколько десятков таких центров — площадок, на которых каждый может бесплатно узнать новое об истории и особенностях русского языка, прочитать лучшие книги на тему лингвистики.

Благодаря многолетним усилиям нашей команды проект объединяет многих людей, интересующихся русским языком. Для этой аудитории максимально рассказываем о том, как язык устроен.

— Есть ли у проекта финансовая поддержка?

— Да, мы каждый год подаем заявку в Фонд президентских грантов. Так, на 2023 год у нас есть грант данного фонда. Также при государственной поддержке осуществляем проект «Библиотека грамотности».

— Расскажите о курсах, которые организовали вместе с Тотальным диктантом. В них можно участвовать бесплатно?

— Их несколько. Курс по подготовке к диктанту проходит каждый год весной в офлайн- и онлайн-формате. Состоит из нескольких занятий — в последнее время их четыре, они посвящены подготовке к написанию конкретного текста. Преподаватели на местах по своему желанию могут расширять программу курса. Стараемся делать так, чтобы занятия включали именно те правила, которые встречаются в диктанте, показываем авторскую манеру письма, часто используемые конструкции и обороты.

У нас есть онлайн-курсы, не привязанные к диктанту, позволяющие человеку продолжить знакомство с русским языком: курсы по орфографии, пунктуации. Мы начали с курса «Никогда не пиши «ни когда». Конечно, название — игра и провокация, потому что есть случаи, когда «никогда» пишется раздельно, но в Тотальном диктанте все построено на языковой игре, в том числе и названия. Курс состоит из 28 уроков, посвященных интересным орфографическим и пунктуационным темам.

Курс «Мыш кродеться» — об истории русской орфографии, о случившихся в ней реформах и о том, какие изменения могли бы произойти.

Третьим стал курс по русской пунктуации «Болевые точки и двоеточия». Здесь собран материал, оставшийся за рамками школьных учебников. Обсуждаем, почему в некоторых случаях на Тотальном диктанте в одном предложении несколько вариантов пунктуации — и все они верны.

Четвертый курс «Что-то на офисном, или Нормы и правила бизнес-правописания». Он сделан совместно с компанией «Мой офис» — разработчиком российского программного обеспечения. Исходим из того, что грамотный текст должен быть правильно написан и оформлен.

У Тотального диктанта есть «младший брат» — Тест TruD, ориентированный на тех, кто русский язык учит как иностранный и пока испытывает сложности с написанием диктанта, но хочет попробовать свои силы. Для таких людей есть специализированный курс «Готов к труду».

Все эти онлайн-курсы находятся в бесплатном доступе, опубликованы на образовательной платформе stepik.org.

— Если человек получил двойку на диктанте, стоит ли попробовать написать еще раз?

— Конечно! Двойка на Тотальном диктанте — это не двойка на школьном. Уровни сложности текста разные. Как устроен школьный диктант? Изучили правило, много раз его отработали и написали специально адаптированный под это правило текст. А текст Тотального диктанта написан современным русским литературным языком, в нем может встретиться что угодно, любые слова, в том числе те, которых нет на форзацах школьных учебников; правила, которые не изучали. Если человек профессионально не связан с филологией и после школы нигде русскому языку дальше не учился, то он может просто не знать каких-то правил и слов и поэтому написать на двойку или тройку. Это не приговор и не означает, что человек безграмотный, а дает возможность узнать, что необходимо вспомнить и повторить, дает стимул учиться дальше. Есть много участников, которые начинали с двойки и доходили до пятерок. И тройка, и четверка — тоже хороший результат. Отметка «отлично» — уровень профессиональных корректоров, редакторов.

Надежда ШРАМ.

17.01.2023 в 09:55