Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото архив Наимы НефляшевойШел декабрь 1923 года. Кадыр вернулся в Понежукай со Второго съезда Советов Адыгейской автономной области. Не заходя во двор, Кадыр прошел в большой дом и уединился в своей комнате. Он снова и снова думал о том, что съезд поручил облисполкому Адыгейской автономной области ходатайствовать перед Москвой о возвращении его двоюродного брата Айтека Намитока на родину. Думая об Айтеке, он не находил себе места, душа была неспокойна. Что сказать своему дяде Алию, отцу Айтека? Почему Айтек, оказавшись волею судьбы в водовороте политических событий, сейчас на чужбине, во Франции, вдали от родины, без близких и родных? Сможет ли вернуться домой, обнять родных и снова вдохнуть дым родного очага?

Кадыр не знал, что Айтек больше не вернется на родину, станет известным ученым. В одном из писем он напишет: «Я ни за что бы не променял улочки родного Понежукая на шумные улицы Парижа». Не пройдет и 100 лет, как Адыгейский госуниверситет издаст его книгу «Происхождение черкесов», тем самым символически вернув его имя на родину.

Биографию Айтека Намитока, министра юстиции Кубанской рады, черкесского интеллектуала и автора монографии «Происхождение черкесов», можно вписать как в историю государственных образований на Северном Кавказе в период революции и Гражданской войны, так и в историю казачье-горской эмиграции 1920-х гг., а как историка и автора «Происхождения черкесов» — в формирование черкесской историографии и адыговедения.

Становление личности

Айтек Алиевич Намиток родился в феврале 1892 г. в ауле Понежукай. Алий, отец Айтека, и его родной брат Ибрагим, по рассказам односельчан, совершили хадж в Мекку, были удачливы в торговле, часто становились переводчиками.

Айтек Намиток поступил в Ставропольскую мужскую гимназию, сыгравшую большую роль в просвещении народов Северного Кавказа.

В 70-90-е гг. XIX в. она была кузницей кадров национальной интеллигенции. В гимназии получили образование кабардинец Кази Атажукин, Коста Хетагуров из Осетии, черкес Адиль-Гирей Кешев. Каждый из них войдет в историю своего народа и Кавказа как символ культурных преобразований и надежд. Айтек Намиток окончил гимназию с золотой медалью и, видимо, в 1911-1912 гг. поступил на юридический факультет Петербургского университета.

Петербургский (Петроградский) университет сыграл особую роль в становлении его личности и политических приоритетов. «Город — Петербург (…) незримо оказывал давление на формирование личности, и всякий живущий в Городе, хотел он этого или нет, нес на себе печать петербургского мира. Город обладал фантастической цепкостью, всех, попадавших в его стены, он делал петербуржцами, независимо от места рождения и национальности», — писала профессор СПбГУ историк Н.Олесич.

Можно только предполагать, какой культурный шок испытал юноша, впервые пройдя по коридорам своей прославленной alma mater, изо дня в день формировавшей из Айтека, «отсекая лишнее», цельную личность. Уже в студенческие годы Намиток «пробует перо» и публикуется в петербургской «Мусульманской газете».

Водоворот политических событий

В 1916 г. Айтек получил диплом юриста и начал работать в коллегии адвокатов Петрограда. Февральская революция вовлекла его в водоворот политических событий. Айтек Намиток возглавил Комиссию по вопросам национальной школы при Министерстве народного просвещения Временного правительства.

Намиток стал членом Кубанской краевой рады (высшего органа государственного управления Кубанской области) созыва 29 сентября — 11 октября 1917 г. от кубанских горцев. Той же радой избран членом Первой Кубанской законодательной рады от горской фракции.

От имени этой организации он участвовал во Всероссийском демократическом совещании в сентябре 1917 г. За несколько дней до начала совещания в Петрограде Айтек Намиток

участвовал в составе делегации в переговорах с командованием Конной туземной кавказской дивизии («Дикой дивизии») и всадниками Черкесского полка, удержав их от участия в мятеже генерала Л.Г.Корнилова. Намиток обращался к 4-му Черкесскому полку на родном языке, призывая не вмешиваться в будущую неизбежную бойню. В результате дивизия была остановлена, и Корнилов, оставшись без поддержки, был вынужден отступить на Дон.

После Февральской революции на юге России действовало несколько политических сил. В начале ноября 1917 г. Намиток вошел в состав Объединенного правительства Юго-Восточного Союза — от горцев Северного Кавказа (вместе с Пшемахо Коцевым). Стал членом Кубанской краевой рады нового созыва от горцев в ноябре — декабре 1918 г. В раде работали и другие черкесы — Касполет Улагай, Кучук Натырбов, Шамиль Султан-Гирей, Мурат Гатагогу и Сафербей Сиюхов.

Айтек Намиток был избран радой в состав делегации на Парижскую мирную конференцию (1919-1920 гг.). Целью делегации было вступление Кубанского края в Лигу Наций в качестве полноправного члена мирового сообщества, поскольку большинство в раде отстаивало широкое само­управление Кубани и даже высказывалось за ее государственную независимость. Последнее в корне противоречило курсу А.И.Деникина, командующего Добровольческой армией, на воссоздание «единой и неделимой России». Добровольческая армия заняла Екатеринодар еще в августе 1918 г. Деникин, разгромивший ранее Горское правительство, ввел на Кубани военное положение, разогнал раду и приказал предать делегатов военно-полевому суду. Один из них — полковой священник А.И.Кулабухов — был казнен по возвращении в Россию.

Жизнь в эмиграции

От казни Намитока спасла эмиграция. Он проходит обучение в Сор­бонне с 1919 по 1921 г.; 1921-1922 гг. проводит в Праге, бывшей в то время центром эмиграции русской интеллигенции. После 1922 г. он жил в Турции до мая 1924 г., а затем вновь уехал в Париж, где пробыл вплоть до 1942 г., занимаясь частной адвокатской практикой и историей Черкесии и Северного Кавказа, этимологией, языком и фольклором, систематически посещая библиотеки Парижа и следя за новыми публикациями по интересующим его проблемам. В это время с Намитоком переписывалась писатель и публицист убыхского происхождения Хундж Хайрие Мелек (1896-1963), впоследствии ставшая его супругой.

Фото из архива Наимы НефляшевойХайрие Мелек была частью большого и сложного мира черкесской диаспоры Турции, сложившейся здесь к рубежу XIX-XX вв. Черкесы составляли заметную прослойку стамбульской интеллектуальной и военно-бюрократической элиты, чья идентичность и лояльность формировалась на пересечении двух векторов — гражданско-государственного османского и этнического черкесского. Хайрие была главным редактором газеты «Гъуаз», выходившей в Стамбуле с разной периодичностью в 1911-1914 гг. на турецком и частично адыгском и арабском языках, сотрудничала с «Черкесским обществом единения и взаимопомощи» и Хасэ «Северный Кавказ», образованным позже. В 1918 г. Мелек стала одним из организаторов черкесской школы в Стамбуле и «Общества взаимопомощи черкесских женщин». Хайрие Мелек можно считать одной из первых женщин-писателей Турции. Ко времени знакомства с Айтеком Намитоком в 1931 г. она была вдовой уважаемого генерала и известного историка Мета Юсуфа Иззет Паши.

В 1936 г. Намиток уже стал членом Лингвистического общества в Сор­бонне. Совместно с профессором Сорбонны Жоржем Дюмезилем в это время он пишет работу «Басни Ибрагима Цея», а также первую часть книги «Происхождение черкесов».

До Второй мировой войны семья Намиток жила в Париже, который, как и Стамбул 1920-х гг., был центром российской эмиграции, здесь жили многие известные политики и государственные деятели Кавказа. В середине 1920-х гг. в Париже находились лидеры Горской республики Гайдар Баммат, Ахмет Цаликов, Мурат Гатагогу, правитель Кабарды

в 1918-1919 гг. князь Ф.П.Бекович-Черкасский. В столице Франции проживали бывший премьер-министр Горской республики Абдул-Межид (Тапа) Чермоев.

В Париже Айтек Намиток занимался изучением фольклора и историей кавказских народов. В 1937 г. ученый выступал на пленарном заседании на Международном конгрессе фольклористов в Париже. Его доклад «Ту lie» был посвящен феномену черкесских смертников и вызвал живой интерес академической публики. В 1939 г. он завершил исследование по этногенезу адыгов «Происхождение черкесов», посвятив монографию Жоржу Дюмезилю, своему французскому другу и учителю.

После Второй мировой войны он возглавил «Мусульманский комитет», созданный в Мюнхене. C 1950 г. Намиток был действительным членом Института по изучению истории и культуры СССР в Мюнхене.

Позже, в 1960-х гг., семья Намиток вернулась в Турцию вместе с другими выходцами с Кавказа, и первое время они жили в родном ауле Хайрие Мелек.

Работу в Стамбуле, где Айтек стал профессором французского языка в Стамбульском педагогическом институте и до конца своей жизни был руководителем Северокавказского национального центра, он совмещал с работой в Мюнхене, его место в институте всегда оставалось за ним.

26 июля 1963 г. на 71-м году жизни Айтек Намиток скончался от инфаркта. На похороны приехал из Франции всемирно известный лингвист Жорж Дюмезиль. На могильной плите ученого выгравированы слова: «Профессор Айтек Намиток (1892-1963) был символом свободы и любил родину. Он национальный ученый Северного Кавказа, сын черкесов», а на плите его жены — «Хайрие Мелек (1896-1963), жена Айтека Намитока и его идеальная подруга жизни». Он прожил жизнь мученика, жизнь ученого, политика, рыцаря-интеллектуала.



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея