Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Кадр из фильмаИздревле на Кавказе местные жители занимались разведением лошадей. Одна из самых знаменитых пород — кабардинская. Эти лошади всегда славились своей выносливостью, скоростью и красотой. Именно они стали главными героями нового документального фильма режиссера Аскарбия Нагаплева. В интервью «СА» он рассказал о том, какое место эта порода лошадей занимает в жизни черкесского народа, как съемочная группа оказалась в гостях у королевской семьи и как со своей ролью справились «актеры».

— Аскарбий Нохович, это уже ваша шестая кинокартина, первый ваш фильм был посвящен Черкесии, затем вышли в свет фильмы об Адыгэ хабзэ и черкешенке. О чем ваша новая картина «Шагди. Опережающий полет стрелы»?

— Героиней фильма стала кабардинская лошадь. Эта порода — одна из наиболее ценных. Исторически ее принято называть «адыгской». Профессиональные коневоды относят племенных жеребцов к «общеадыгской», или «черкесской», породе. Ее традиционное название «адыгэш» дословно переводится как «адыгская лошадь».


Это человеку скажешь «иди» — он идет, скажешь «беги» — он бежит, а лошадь действовать по сценарию не заставишь.


Кабардинская порода лошадей — одна из самых известных и древних пород в мире. Для черкесов она имеет особое значение и является неотъемлемой частью национальной культуры. Идея снять фильм возникла года два назад. Мне хотелось, чтобы люди как можно больше узнали об этой невероятно красивой, благородной породе. Ее название наверняка у всех на слуху, а вот исторические данные, где она сегодня обитает, особенности знают не многие. Смысловой перевод слова «шагди» с адыгского — «опережающий полет стрелы». Смелая, выносливая, быстрая, эта лошадь приспособлена как для равнины, так и для высокогорья. А стоит ли говорить о ее красоте! Сегодня кабардинская лошадь радует глаз жителей многих стран, поражает их своим интеллектом, изящными формами.

— Наверное, не просто было работать с лошадьми, актерских курсов они ведь не оканчивали...

— Лошадь — это верный друг, боевой товарищ, защитник, а вот актер своеобразный. Это человеку скажешь «иди» — он идет, скажешь «беги» — он бежит, а лошадь действовать по сценарию не заставишь. Чтобы поймать нужный кадр, съемочной группе пришлось немало потрудиться. Мне посчастливилось работать с настоящими профессионалами, которые довольно быстро смогли сработаться с «вредными актерами». Над сценарием к фильму работали Мурат Губжоков, я и Асланбек Мирзоев, операторы Артур Лаутеншлегер и Александр Никанов. Музыку к фильму написала Ангелина Лаутеншлегер, компьютерную графику сделал Кантемир Куадже. Спонсорскую помощь в создании фильма оказал Аскер Бифов из Кабардино-Балкарии.

Режиссер Аскарбий Нагаплев в процессе работы над фильмом. Фото Артура Лаутеншлегера

— Съемки вашего третьего фильма «Черкесия. Чужбина» проходили в нескольких странах: Турции, Сирии, Иордании. Во Франции снимали некоторые сцены «Черкешенки». В этот раз за рубежом снимали?

— Знакомство с кабардинской породой началось в Европе. В апреле прошлого года я отправился в Германию. Оператора нанимал на месте. В этом мне помог замечательный человек из диаспоры Кантемир Апажев. Здесь, в Германии, недалеко от Мюнхена находится штаб-квартира Международной ассоциации кабардинской лошади. Ее президент Тобеас Кнолл в интервью для фильма рассказал об особенностях этой породы и ценности, которыми она обладает. Тобеас очень интересный собеседник, благодаря ему я узнал, что в странах Европы разводят лошадей кабардинской породы — сегодня более 1000. Затем были съемки в Иордании. Там удалось познакомиться с принцессой Алией — старшей сестрой короля Абдаллаха II. В конюшне королевской семьи сегодня живет лошадь черкесской породы. Для семьи она представляет огромную ценность. Фильм расскажет зрителю о том, как жеребец попал в королевскую семью.

Документальное кино снимали и в Турции. Когда-то кабардинская порода лошадей была там широко распространена, но, к сожалению, сейчас на территории этой страны ее нет. Много интересного и необычного о кабардинской породе рассказал нам в Рязани директор Всероссийского научно-исследовательского института коневодства Александр Зайцев. В музее Востока, который находится в Москве, о лошадях поведал ученый Владимир Эрлих. В общем, нам удалось побывать во многих местах. Но основные съемки, конечно, прошли на Кавказе.


Справка

Аскарбий Нагаплев родился в а.Ходзь Кошехабльского района. В 1975 году окончил Воронежский политехнический институт, а затем Майкопский государственный технологический университет. С 2011 года — член Союза кинематографистов России. В 2015 году становится руководителем представительства Союза кинематографистов в Адыгее. Его первый документальный фильм «Черкесия» вышел в 2007 году. Спустя 2 года режиссер снимает фильм «Черкесия. Адыгэ хабзэ», затем «Черкесия. Чужбина» и «Черкесия. Возвращение». В 2015 году на большие экраны выходит фильм «Черке­шенка».


— В том числе и в Адыгее?

— И не только. У нас в республике снимали у подножия Фишта, в Даховской, Майкопе. Сейчас в Адыгее активно идет процесс восстановления развития кабардинской породы лошадей. О ее популярности в республике нам рассказывали в коневодческих хозяйствах и просто любители лошадей. В Адыгее насчитывается около 2 тысяч лошадей кабардинской породы. Широкое распространение она получила в Карачаево-Черкесии. Но больше всего ее разводят в Кабардино-Балкарии. Здесь съемки проходили в горах, сельской местности и городе Баксан. Одна из наших поездок была приурочена к празднованию Дня города и Дня адыгов, во время которых было установлено сразу два рекорда России: «Самая большая конница всадников в черкесской одежде» и «Самый массовый парад людей в черкесской одежде». «Рекордные» кадры запечатлены в фильме.

Перед нами стояла непростая задача: за 52 минуты, которые длится фильм, рассказать зрителю как можно больше о кабардинской породе лошадей. Охват информации — широкий. В основном опирались на исторические документы, комментарии и статьи ученых. Консультантами фильма стали кандидат исторических наук Асланбек Мирзоев из Кабардино-Балкарии и заслуженный деятель искусств Адыгеи Аслан Хакуй.

Съемки документального кино заняли полгода. Еще три месяца ушло на монтаж. Работа долгая, кропотливая, но результат того стоит. Фильм снимался в короткие сроки, но при этом качественно. В основном сложности были связаны с постоянными переездами в поисках новой информации и ценных кадров. Но, так или иначе, у нас все получилось. Я очень благодарен всем, кто принял участие в создании этого фильма. Надеюсь, он найдет отклик в сердце каждого зрителя.

На съемочной площадке. Фото Артура Лаутеншлегера

— Аскарбий Нохович, как так получилось, что человек с техническим образованием выбрал творческую профессию?

— Считаю, что совсем неважно, какое ты получил образование, главное — это знания, которые приобретены в вузе. Они обязательно пригодятся в жизни, независимо от того, какой путь выберите. Изначально я вообще хотел астрофизиком стать. А любовь к творчеству проявилась еще в студенческие годы. В Воронежском университете мы с моим другом писали стихи, даже делали любительские съемки. О создании фильмов, правда, всерьез я не задумывался. К этому меня подтолкнула любовь к Родине, гордость за свой народ и желание сохранить родную культуру.

— Сегодня вы — автор шести документальных фильмов, над каким проектом было тяжелее всего работать?

— Трудно сказать. Наверное, над первым фильмом «Черкесия». Тогда не было тех знаний, которые помогают в работе сейчас. Последующие фильмы снимать было легче. Уже опирался на имеющийся опыт. Тяжелый в эмоциональном плане был проект «Черкесия. Чужбина». Он посвящен трагической истории адыгской (черкесской) диаспоры, когда сотни тысяч людей вынужденно покинули историческую родину. А вообще, каждый фильм — это отдельная история. Мне повезло, что на моем пути встречались талантливые люди, с которыми мы вместе создавали качественные и интересные работы.

— А художественные фильмы вам никогда не хотелось снять?

— Конечно, хотелось. Но дело это дорогостоящее, поэтому идея пока остается в планах. Сейчас все-таки хочу реализовать свою мечту — снять анимационный фильм о нартском эпосе в формате 3D. Этой мечте уже несколько лет. Сценарий к фильму готов, персонажи нарисованы, но все это требует доработки, дело — за финансами. В этом году планирую принять участие в Венецианском фестивале, который пройдет в августе. В номинации «документальное кино» представлю «Шагди. Опережающий полет стрелы». В связи с этим фильм уже переводят на английский язык. Кинокартину можно будет посмотреть также на адыгейском, арабском, турецком и кабардинском языках.


Кстати

Презентация «Шагди. Опережающий полет стрелы» с успехом прошла в Нальчике. Премьера фильма о кабардинской породе лошадей в Майкопе запланирована на 3 апреля в Госфилармонии Адыгеи. Затем его смогут увидеть жители Москвы, Петербурга, Краснодара. Фильм также планируется показать в Иордании, Германии, городах Турции и республиках Северного Кавказа.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея