Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото sportsdaily.ruДаже если вы не фанат баскетбола, имя Тимофея Мозгова вам знакомо наверняка. Первый российский спортсмен, ставший чемпионом Национальной баскетбольной ассоциации (НБА), бронзовый призер Олимпийских игр 2012 года, входит в десятку самых высокооплачиваемых российских спортсменов 2010-х по версии Forbes (причем баскетбол в этом списке представляет он единственный). Но за этими, как выразились бы многие, «крутыми» регалиями — очень простой и общительный молодой человек, который с удовольствием проводит отпуск в небольшом поселке в Адыгее, принципиально не выкладывает личную жизнь в инстаграм и считает семью гораздо большей ценностью, чем победы в спорте. «СА» встретилась с Тимофеем в доме у его родителей в поселке Энем, где он восстанавливался после недавно проведенной операции на колене, и побеседовала о детских воспоминаниях спортсмена, его привычках, жизни в Америке и отношениях в семье.

— Тимофей, часто бываете в Адыгее? И какие воспоминания с республикой связаны?

 — Каждое лето приезжаю. Здесь ведь родители. А воспоминания? Детство. Первые драки. Если серьезно, то конкретно баскетболом тут не занимался. Играл, конечно. Всей улицей собирались с ребятами и ходили во вторую школу в Энеме, там кольцо баскетбольное было. А на профессиональные тренировки ездил в поселок Афипский Краснодарского края. 

— У многих великих спортсменов есть какая-то драматическая история прихода в спорт. Кто-то в 4 утра вставал, чтобы успеть на тренировки. Кто-то за несколько километров готов был ездить в спортивный зал. У вас такая история есть?

— Я баскетболом начинал заниматься, когда мы в Питере жили. И мне на тренировки приходилось не меньше часа на метро в одну сторону ездить. И так постоянно. Потом переехали в Энем. Жили здесь, а учился я в пятом лицее в Афипском и там же тренировался. Так вот, нередко и пешочком приходилось уходить домой вечером после тренировок. 

Знаете, как в детстве бывает: денежку, которую на проезд давали, потратишь на что-то, и выхода нет — идешь пешком. Да в то время, на самом деле, и транспорт-то особо не ходил, по часу иногда на остановке сидели ждали.

— С кем-то из тех времен связь поддерживаете?

 — С тренером Евгением Максимовичем Лысенко общаемся. В этом году, правда, не заезжал еще. Он до сих пор ребят тренирует. Но мы-то в лицее занимались, а сейчас у них в Афипском целый спортивный комплекс построили, другие уже условия. Ну и с товарищами многими связь поддерживаю. Не могу сказать, что здесь у меня очень близкие друзья есть — друзей ближе моих братьев у меня в принципе нет. Братья все сейчас, кстати, в Энем переехали. 

— А вам здесь комфортно? 

 — Я — как рыба. Меня куда бросят, там и поплыву. Я вырос здесь, знаю, как тут все устроено. Так что да — комфортно.

— В Америке, когда в первый раз уехали, комфортно было? Наверняка у вас были представления и о жизни там, и о тренировках. Ожидание и реальность совпали?

— Ну, первые впечатления, конечно, очень яркие были. Когда впервые попадаешь в эту страну, понимаешь, что здесь все по-другому устроено. Потом, спустя годы, это ощущение теряется. Сейчас для меня что в Энем, что в Лос-Анджелес приехать. Это перестало быть каким-то особым событием. 

С тренером Евгением Максимовичем Лысенко общаемся. В этом году, правда, не заезжал еще. Он до сих пор ребят тренирует

— А адаптация?

— Вот адаптация непросто проходила. В первую очередь потому, что я языка не знал. Когда приехал, очень много тренировался. Это были сборы. Мне наняли учителя по английскому языку. И представьте: я приходил с изнурительной тренировки и до следующей тренировки, которая была в тот же день, я должен был учить английский. А у меня ни сил нет, ни голова толком не варит. И я сказал учителю: «Я сам как-нибудь справлюсь». И справился. Все вокруг разговаривают, плюс — тебе надо в магазине как-то еду купить, в ресторане заказ сделать, в службу поддержки позвонить. Пришлось выучить. 

— В плане разницы между европейским и американским баскетболом как для вас переход прошел?

— Сначала сложно было. Я когда на тренировку пришел, смотрю: все бегают, прыгают, ребята быстрые все, мощные. Поначалу немного потерялся. Американский баскетбол просто более физически затратный, более жесткий и рассчитан на индивидуальное мастерство. Пришлось какое-то время привыкать.

— Ну, все знают, что это у вас получилось весьма успешно. Я о победе в чемпионате НБА с «Кливлендом» в 2016-м. Долго в себя приходили, осознавая свой статус чемпиона?

— Честно скажу — ощущения были крутые. Долго поверить не могли. Гуляли тоже долго. Сейчас эмоции, конечно, подостыли. Но знаете: иногда подумаю об этом — и как-то даже не верится. Хотя уже и прошло почти четыре года. 

— В одном из интервью вы говорили, что вся ваша команда еще до чемпионата, несмотря на то, что не всегда все шло гладко, была уверена в победе. Это тренерский настрой какой-то особый?

— Да, было такое. Не знаю, как это объяснить, но мы просто это знали. Как вещий сон какой-то, после которого ты просыпаешься и думаешь: «Это вроде уже было». Мы знали, конечно, что само собой это не произойдет. Что нужно проявить много усердия, приложить много трудов. Но почему-то исход для всех был очевиден.

— После финала кому первому позвонили?

— Маме с папой, конечно! Хотя они игры смотрели. Папа не спал ночью. Но эмоциями поделиться с ними хотелось. 

— Вас папа в баскетбол направил? Хотя он ведь гандболист. 

— Да, папа всегда хотел, чтобы я баскетболом занимался. Хотя был у меня в детстве период, когда гандболом увлекся. Но на пару месяцев всего. Видимо, судьба в баскетбол все-таки направляла.

— У вас какой-нибудь талисман есть? Или ритуал, обязательный перед игрой?

— Ни талисманов, ни ритуалов нет. Есть привычки. Например, я всегда все делаю с левой ноги: сначала всегда надеваю левый носок, с обувью то же самое, шнурки всегда на левой ноге завязываю сначала. Не знаю, откуда это пошло, но я физически себя заставить не могу по-другому. И самое интересное, что я по какой-то причине и ребенка своего заставляю делать так же.

— А чемпионский перстень (чемпионы НБА вместо медалей получают в награду перстни с драгоценными камнями. — Прим. ред.) не стал талисманом? Кстати, приходилось его «выгуливать»? 

— На самом деле я его уже года три не видел — убрал и не открывал. Знаете, с одной стороны, мне кажется, может, это и правильно — ну, была победа, что на него смотреть сейчас? А с другой — победа ведь заслуженная, почему бы не посмотреть? Но сейчас он в Америке, туда в связи со всем известными событиями — я имею в виду ситуацию с коронавирусом — в ближайшее время не улетишь. Так что, видимо, я его еще долго не увижу. 

А по поводу того, чтобы его «выгуливать»... Я не видел, чтобы действующие спортсмены носили чемпионские перстни. Но вот те, кто заканчивает карьеру, становятся тренерами, надевают. Не в повседневной жизни, конечно. Его просто так в магазин, к примеру, не наденешь — он не маленький ведь. Но на каких-то вечерах, официальных встречах это уместно. А почему нет? Это вещь, которую ты заслужил. Почему ты не можешь ею гордиться? Это все равно что заработать на хорошую машину и ездить на ней. 

— Как пережили карантин? Для обычных людей самоизоляция непросто далась. Для профессионального спортсмена, наверное, во много раз сложнее?

— Я себе дома, в Подмосковье, сделал небольшой тренажерный зал и занимался там. Плюс у меня буквально в 350 метрах от дома лес. На велосипеде по 15-20 километров катался по лесу, чтобы поддерживать форму. 

— Достаточно таких тренировок профессиональному спортсмену?

 — Честно — не достаточно. Больше для поддержания себя в тонусе. А чтобы набрать форму, причем хорошую, игровую, надо намного больше и нагрузки давать, и время этому уделять. Но это лучше, чем ничего. С нами и тренеры были на связи в режиме онлайн. Некоторые виды тренировок выполнял с тренером.

— Про режим онлайн. Вы достаточно медийный спортсмен. Некоторые шоу с вашим участием миллионные просмотры набирают. Но сам вы не самый активный пользователь соцсетей. В инстаграме у вас всего 185 тысяч подписчиков. Для ваших данных и популярности это немного. Не хотите делиться личным?

— Когда страницу в инстаграме создавал, у меня не было цели заработать на ней денег или стать еще популярнее. Я не выкладываю туда ничего месяцами. Понимаю, почему народ не подписывается. Но это моя личная история, которую я не хочу ни с кем делить. Я не могу и не хочу с утра до вечера снимать, что со мной происходит. Хотя и понимаю, что есть вещи, которые действительно интересны, но я смотрю на этих блогеров, которые всякий бред выкладывают ради популярности, и понимаю, что не готов к этому.

Фото СА/ В доме родителей Тимофея Мозгова в Энеме

— А не было мысли себя в чем-то новом попробовать? Бренд одежды, например, создать?

— Нет. Это заберет очень много сил, энергии и концентрации. А их очень важно не потерять. Тем более мы же не в Америке живем — у нас баскетбол не так популярен. И если ты не кто-то вроде Бузовой, очень это рискованно. 

— Сейчас из-за травмы вы наверняка выпали из привычного ритма жизни. Как себя стимулировать и не потерять мотивацию?

— Мотивацию работать? Ну, надо деньги зарабатывать как минимум. К тому же это все-таки баскетбол! Я ведь с детства это люблю. Да, тренировки — это тяжело, и форму игровую набрать нелегко. Но я ведь это делаю не через силу, а потому что люблю. Чтобы играть, мне надо пройти все это — вот и вся мотивация.

— Супруга никогда не говорила вам что-то вроде: устала из города в город переезжать, за колено твое больное волнуюсь, бросай ты этот профессиональный спорт, давай жить спокойно?

— У нас тут взаимопонимание. Она ведь знала, за кого замуж выходит. И к тому же понимает, что недолго терпеть осталось — года три еще побегаю. 

— В одном интервью вы сказали, что в жизни есть вещи поважнее побед в спорте. Вы сына имеете в виду? Кем его в будущем видите? 

— Конечно, мне бы хотелось, чтобы он тоже был баскетболистом. Посмотрим. До ситуации с коронавирусом мы возили его на тренировки, у него начало получаться. А пока был карантин, он с тренером по скайпу тренировался. Не баскетбольные упражнения, конечно, — просто физическая активность, чтобы не расслаблялся. Сейчас, надеюсь, мы все скоро вернемся в привычное русло, и сын продолжит заниматься баскетболом. 

— Он сам захотел или вы его направили?

— Скорее мы направили. Я бы не сказал, что он не хотел. Просто у него не все сразу получалось. И знаете, как у детей бывает: что-то не складывается, и они перегорают и не хотят ничего делать. Сейчас вот у него стало получаться, и ему сразу интересно, сам хочет на тренировки.

— А у вас были моменты, когда ничего не получалось и хотелось все бросить? 

— Мне иногда до сих пор кажется, что у меня не все получается. На самом деле в детстве, конечно, были моменты, когда хотелось все бросить. Но когда уже профессионально начинаешь заниматься,  подходишь к этому разумно. Если что-то не получается, садишься и анализируешь. Это ведь работа, нельзя все взять и бросить.

— Тимофей, последние новости, связанные с вашим именем, — о том, что все ждут вашего возвращения. Вы сами какие прогнозы делаете? Когда возвращаетесь и куда?

— Я в «Химках» вроде бы как. Сейчас неофициально, но в «Химках». Туда и вернусь. По времени — не хочу загадывать. Все зависит от того, как пройдет реабилитация. Как только почувствую себя здоровым, сразу начну играть!

Кстати

В прошлом году в поселке Энем Тахтамукайского района открылся новый физкультурно-оздоровительный комплекс. Он возводился в рамках госпрограммы «Развитие физической культуры и спорта». На это из федерального бюджета было выделено 72 млн. рублей, а также 11,6 млн. рублей — из республиканского. В новом здании размещаются залы борьбы и бокса, игровой зал для проведения соревнований по теннису, волейболу, баскетболу и другим видам спорта.

—  Мы будем прилагать все усилия к тому, чтобы в регионе планомерно укреплялась спортивная инфраструктура, создавались необходимые условия для развития массового спорта и спорта высших достижений, — отметил глава Адыгеи Мурат Кумпилов на церемонии открытия нового ФОКа.

Всего в Адыгее более 940 спортивных объектов. Это ФОКи, стадионы, спортивные залы и площадки, плавательные бассейны, конноспортивные базы, велотрек и шахматные клубы.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея