Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Татьяна Дубовик Мастер спорта международного класса майкопчанин Александр Евтушенко после победы в чемпионате Европы по велосипедному спорту на треке дал свое первое интервью «СА». Россияне стали первыми в командной гонке.

— Чемпионат Европы — это финальная точка в велосезоне 2020 года. Каким он был?

— Сплошная черная полоса. Сначала все находились на самоизоляции. Потом, когда тренировки возобновились, я начал готовиться к чемпионату России на шоссе и уже набрал хорошую форму. Но на тренировке у нас в Лагонаках я упал с велосипеда, сломал лопатку, локоть, кисть — это очень серьезные травмы. В итоге пропустил половину сезона, никуда не попал. Было тяжело, восстанавливался трудно. Врачи предлагали сделать операцию, после которой пришлось бы полгода лежать, но я отказался. Когда мне удалось вернуться к тренировкам, стал заниматься с удвоенной силой и уже через месяц смог вернуть свою прежнюю форму. А вскоре полетел в Европу и взял золото.

— Ты готовился к индивидуальной гонке, а выступал в командной. Как так вышло?

— Да, на Европу я отобрался в индивидуальную гонку, но несколько спортсменов из нашей сборной заболели, поэтому пришлось встать на замену. Я спал дома, когда мне позвонили и сказали, что участвую. Тут же собрался и вылетел в Болгарию. В Турции была пересадка, и я несколько часов спал в аэропорту прямо на полу. Дорога в сумме заняла сутки, я очень устал и понимал, что если сейчас не посплю, то не смогу потом выложиться в гонке. В 6 утра прилетел и — сразу на старт.

— Как прошла гонка?

— В финале мы гонялись с итальянцами. Они понимают, что наша сборная — серьезный соперник, поэтому специально сделали фальстарт. Естественно, мы не ожидали подвоха и тоже стартанули, потратили на это много сил, в то время как итальянцы вообще не напрягались. Наша команда была очень зла на них, поэтому мы быстро сориентировались и повторили этот трюк с ними. На этот раз были не готовы итальянцы — они просто не ожидали «ответного удара» и очень расстроились. Повторный фальстарт они сделать уже не могли, иначе бы их сразу дисквалифицировали, поэтому гонка началась по-настоящему. А когда мы победили, они расстроились окончательно. Разозлили нас на старте, вот и получили по заслугам.

— И часто в среде спортсменов случается так?

— Итальянцы всегда такие. Пытаются задеть словесно или поведением, строят из себя суперпрофессионалов, провоцируют на импульсивные действия, чтобы мы понервничали. Однажды соперник из Италии накануне гонки снес меня якобы случайно, но я-то видел, что он нарочно это сделал. В результате у меня был перелом таза. Я был их главным конкурентом на чемпионате мира — ребята решили так «подстрахо­ваться».

Я планирую оставаться в этом спорте до 30-33 лет. Дальше хочу открыть свою профессиональную команду. Например, это может быть континентальная команда от Адыгеи, которая будет ездить по всему миру и представлять Россию

— Его дисквалифицировали?

— Нет, он все грамотно сделал, и со стороны это выглядело как несчастный случай.

— Жестоко...

— Это спорт. Расслабляться нельзя.

— А с нашими спортсменами как отношения складываются?

— Мы дружим, хорошо общаемся. Нас около 200 человек, и почти все знакомы. Это и неудивительно, ведь мы каждого изучаем по видеозаписям, разрабатываем тактику, чтобы обогнать того или иного соперника на соревнованиях. Мало быть сильным, надо, чтобы и голова еще работала. Но при этом не пакостим друг другу.

— Помогаете друг другу во время гонки?

— Да. Я могу ехать долго и быстро, держать один темп. А мой друг Мамыр Сташ — спринтер, он может ехать очень быстро, но недолго. На финише он может развивать такую бешеную скорость, что я никогда в жизни у него не выиграю. Так как мы соревнуемся в разных видах (у меня индивидуальная гонка, у него командная), то мне несложно ему помочь. Я сажаю его на хвост и разгоняю на финише. Тем самым он экономит силы (ему не надо сопротивляться встречному потоку воздуха), чтобы затем выскочить и своим спринтом всех обогнать.

Фото Татьяна Дубовик

— С чего начался твой путь в велоспорт?

— Когда был маленьким, папа подарил велосипед, на котором я гонял по всему Майкопу. Однажды во время урока в класс вошел мой будущий тренер Владимир Бородавкин. Он набирал ребят на велоспорт и приглашал всех желающих. Это был 2004 год. Помню, в то время у нас было всего 3 велосипеда на 100 человек. Мы бегали, соревновались: кто лучше пробежит, тот катается на велике.

— Как тебе удавалось совмещать учебу со спортом? Были проблемы в школе?

— Я уже оканчивал 6 класс, когда узнал, что в школе №2 г.Майкопа открывают спорткласс. Чтобы попасть в него, я специально остался на второй год, потому что там был набор с шестого класса, а я уже переходил в седьмой. У нас было по 4 урока в день, отдельная программа. Старшие классы я окончил экстерном и поступил в АГУ на направление физической культуры, магистратуру оканчивал уже в Кубанском госуниверситете физкультуры, спорта и туризма.

— Легко ли тебе дался путь от простого мальчишки до чемпиона Европы?

— До 18 лет это было увлечением, я не думал об этом как о серьезном спорте. Приходил на тренировку, там были друзья, с которыми мы не только тренировались, но и в футбол, регби играли, бегали, на соревнования ездили в другие города. Это было интересно. А вот когда я вышел на профессиональный уровень, стало тяжело. Тогда в мою жизнь вошли диета и строгий режим.

— Расскажи о своих профессиональных командах.

— Первая была «Катюша». Нас пригласили на Кипр, это был мой первый выезд за границу. До этого я только по России ездил. Это совсем другой уровень спорта — у нас были механик, массажист, диетолог, психолог. Появился строгий распорядок дня: зарядка, завтрак, тренировка, свободное время до второй тренировки и отбой ровно в 9 вечера. Из «Катюши» я ушел в «Вертолеты России», потому что там можно было совмещать гонки на треке и шоссе. Но через 2 года команда закрылась, и я попал в «RusVelo» — база была в Италии, где мы жили и тренировались. По окончании контракта я ушел в питерский «Локомотив», где 2 года отгонялся на треке, набрался опыта. Затем вернулся в «Gazprom-RusVelo» (название команды изменилось). Сейчас я подписал контракт с турецкой командой, но выступать буду за сборную России.

— Сложно жить по режиму?

— Это уже привычка. Иногда нарушаю, конечно, но утром приходится расплачиваться, тренировку ведь никто не отменял — надо идти и работать. Вот и выбираешь, стоит ли вообще нарушать. За нашим питанием постоянно следят. Вот сейчас к новому сезону мне надо сбросить 6 кг. Я гонялся на треке, там нет требования, чтобы спортсмен был худым как мизинец. А на шоссе это необходимо, чтобы легче было через горы переваливать. Когда едут 2 спортсмена, равные по силам, то лишний вес может сыграть против тебя.

— В какой дисциплине тебе удается показать лучший результат?

— В индивидуальной гонке. На самом деле это самый тяжелый вид велоспорта. Надо бороться с самим собой, а не с соперником. Насколько ты готов терпеть боль, усталость. Ты зацикливаешься уже не на победе, а на том, насколько долго сможешь держать этот темп. В командной гонке можно немного отдохнуть. То есть мы едем друг за другом, тяжелее всех самому первому, потому что ему приходится бороться с потоком воздуха, разрезать его. А остальные прячутся за его спиной и едут плотной шеренгой. Через время первый перестраивается в хвост и уже второй становится лидером. А в индивидуальной гонке никто не поможет, все сам.

— Как тебе удается борьба с собой?

— Стараюсь себя успокоить, настроить, веду внутренний диалог. Если не удалось сразу прогнать мысль — все бросить и сдаться и она возобладала над тобой, то все — ты проиграл. А такая мысль ко всем приходит, потому что там бешеные нагрузки. Когда совсем тяжело, стараюсь отвлечься или пообщаться с кем-то из гонщиков.

— Какими качествами должен обладать спортсмен, чтобы победить в индивидуальной гонке?

— Нужно уметь терпеть. Если дашь слабину, подумаешь: вот сейчас немного отдохну и дальше поеду быстрее, то ничего из этого не выйдет. Надо быть очень выносливым. Даже если ты не готов физически, нужно стремиться к победе морально.

— Было ли желание все бросить и уйти?

— Много раз, особенно в подростковом возрасте. Все друзья гуляют, отдыхают, а у меня учеба, тренировки, режим. Семья и тренер меня удерживали от того, чтобы уйти из спорта. Старший брат говорил, что сейчас я погуляю, но потом буду жалеть, и был прав. А потом я вошел в профес­сио­нальную команду, и велоспорт стал любимой работой. Сейчас это мое увлечение, хобби, моя жизнь. И возможность путешествовать — 80% времени я в разъездах.

— Много стран уже посетил?

— Я объездил весь мир, побывал везде, кроме Центральной Америки. С февраля и до осени у нас идет велосезон, мы перелетаем из страны в страну. Очень понравилась Италия — там красиво и жители добрые. Но самый красивый город в мире — Питер. Майкоп, конечно же, люблю. Это родной город, сюда приезжаю, и сразу спокойно, хорошо.

— Как удается совмещать спорт с личной жизнью?

— Моя девушка — в прошлом велоспортсменка. Мы с ней вместе гонялись за Адыгею в одной команде и дружим много лет. Она знала, на что шла, когда мы начали с ней встречаться. К тому же она часто прилетает ко мне, поэтому все хорошо.

— Много побед было за эти годы?

— Честно говоря, не слежу. На недавней пресс-конференции дети посчитали мои медали, сказали, что их 62.

— Где ты взял первое золото и что тебе дала эта победа?

— Это было в 2014 году на чемпионате России. Я был очень рад, потому что это была первая победа за 10 лет тренировок. Уже все мои друзья, с кем я начинал тренироваться, на тот момент достигли вершин и ушли из спорта, а я все гонялся. С этого момента во мне проснулся азарт, и я стал побеждать. Если раньше было сомнение в своих силах, то эта победа меня сильно мотивировала.

— 10 лет без побед... Как тебе удалось не сдаться?

— До этого тренер меня готовил без форсажа, то есть плавно подводил к возрасту элиты. Можно «форсировать» ребенка, давать ему нагрузку взрослых спортсменов, и он будет всех побеждать, показывать отличный результат, но потом так же быстро потухнет. Наступает физическое перегорание. Меня же, наоборот, готовили к победам в более позднем возрасте.

— Какую скорость ты развиваешь на велосипеде?

— Индивидуальную гонку на 40 км я обычно еду со средней скоростью 53 км/ч. Трасса при этом не идеально ровная, бывают и затяжные подъемы, и спуски, и повороты. Это обычная дорога, по которой машины ездят. Максимально разгонялся до 140 км/ч с горы.

— И как после таких скоростей пешком ходится?

— Очень долго! Идешь и идешь, вроде маленькое расстояние, но оно никак не заканчивается.

— Часто случаются травмы?

— Да, конечно. Когда летишь на огромной скорости, не всегда успеваешь сориентироваться. То камень на дороге лежит, то собака под колесо кинулась, влетаешь в поворот, а там что-то тебя ждет. Часто случаются падения из-за неисправности велосипеда. Однажды в Италии я врезался в машину. Женщина обогнала меня и резко остановилась, я ничего не успел сделать. При падении оторвало палец на одной кисти, меня отвезли в больницу, пришили все на место, и на следующий день я выиграл групповую гонку. Слишком долго готовился и хотел выиграть, поэтому не отказался от заезда. Потом стоял на пьедестале и держал забинтованный палец вверх. А в Испании я при падении сломал 5 ребер и таз, но не знал, что у меня переломы. Очнулся в больнице, вокруг никого — у них на выходных врачи не работают. Тогда я встал и ушел. На меня смотрели как на ненормального — как так, я весь переломанный встал и пошел куда-то. Наверное, это был болевой шок, позже я уже понял, что не могу ходить. Меня называли сумасшедшим русским.

— Какая цель следующая?

— Олимпиада в Токио в 2021 году. Для этого надо сначала пройти отбор на чемпионат Европы, потом на чемпионат мира. В этом году я его пропустил из-за травм. Но Олимпиаду перенесли, и я очень надеюсь, что отбор проведут заново. Чувствую в себе силы, но мне нужен новый велосипед. Потому что на Олимпиаде у спортсменов будет лучший инвентарь.

— Насколько результат зависит от велосипеда?

— Сейчас это уже борьба технологий. Велосипеды выпускают как болиды, а спорт­сменов готовят как на Формулу-1, форма и шлем тоже высокотехнологичные. Больше внимания стали уделять аэродинамике. Стоимость такого велосипеда достигает 1,5-2 миллиона рублей.

— Какие у тебя планы на жизнь?

— Сейчас мне 27. Я планирую оставаться в этом спорте до 30-33 лет. Дальше хочу открыть свою профессиональную команду. Например, это может быть континентальная команда от Адыгеи, которая будет ездить по всему миру и представлять Россию. У нас здесь идеальные условия для тренировок — хорошая погода, горы, ровные, свободные дороги. Ну а пока у меня тренировки и соревнования. Буквально через месяц я поеду готовиться на чемпионат России 2021 года. Потом в конце января в Питере будет отбор на Европу и на мир. Впереди — новый сезон.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея