Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Артур Лаутеншлегер/САУчитель физики и математики майкопской средней школы №7, педагог дополнительного образования Республиканской естественно-математической школы Сергей Левченко вошел в пятерку лауреатов и стал призером конкурса «Учитель года России» — 2020. Об участии в конкурсе и дальнейших планах педагог рассказал в интервью «СА».

— Сергей, вас иначе как учителем года не называют. Чувствуете вкус славы?

— Я чувствую ответственность. Учителю без званий и регалий гораздо легче провести урок, ему многое будет прощено. А после такой громкой победы уже нельзя оступиться, ошибиться, любая оплошность будет рассматриваться под микроскопом. А еще мне хочется, чтобы эта победа не осталась единственным ярким моментом в моей жизни и карьере педагога.

— За весь период существования профессионального состязания представитель от Адыгеи впервые вошел в пятерку лучших педагогов страны. Вы рассчитывали на такой результат?

— Конечно, мне хотелось победить, не скрою. У нас была очень серьезная подготовка к финалу. Огромная благодарность руководителю Центра непрерывного повышения профессионального мастерства педагогов республики Людмиле Кесебежевой. Она собрала блестящую команду по подготовке к конкурсу. Представлять регион очень непросто на самом деле, но мы проработали каждый конкурсный этап еще до отъезда. Я смог понять, какие у меня есть собственные интересные приемы и фишки в работе, и выигрышно их представил на конкурсе.

Считаю, что выложился на максимум своих возможностей. Не жалею ни о чем и, если бы мне еще раз дали попытку пройти конкурс, сделал бы все точно так же

— Вы заранее знали, какие будут задания?

— Мы знали конкурсные этапы, но темы некоторых из них узнавали накануне, и на подготовку оставалась всего одна ночь. Первое испытание — «Методическая мастерская». Я должен был представить свой опыт работы, поделиться секретами и приемами, которые ежедневно применяю на практике. Второе испытание — «Урок». Там надо было продемонстрировать применение тех методов, о которых я говорил на предыдущем этапе, чтобы не быть голословным.

По итогам этих двух испытаний из 85 конкурсантов выбрали пятнадцать лауреатов. Для нас провели еще два испытания: «Классный час» и «Мастер-класс», и по результатам осталась пятерка лучших, для которых прошло итоговое испытание «Пресс-конференция «Вопрос учителю года». Там в режиме видео известные артисты, деятели культуры, ученые задавали свои вопросы, а также были живые вопросы от большого жюри во главе с ректором МГУ Виктором Садовничим и от детского жюри. Практически по всем конкурсным испытаниям мне удалось набрать максимум баллов.

— Расскажите о теме своего мастер-класса, чему учили коллег?

— У каждого учителя есть свои хитрости и приемы, которые он применяет в работе. Мой метод называется «стеллаж» — определенная градация по запоминанию информации. Представьте реальный книжный стеллаж: под рукой находятся самые используемые книги, они часто не упорядочены, стоят вразнобой, их состав меняется. Чуть выше мы складываем то, что может пригодиться, на самую верхнюю полку ставим красивые книги, статуэтки и сувениры, на нижней полке лежат базовые вещи, а в самом низу — то, что жалко выбросить или лучше не показывать. Так же можно структурировать и информацию: одну мы запоминаем здесь и сейчас, другую убираем в долговременную память — я называю ее «инструменты». Информация «заготовки» — это когда за несколько уроков вперед дается новая тема, информация «сувениры» — красивые исторические факты, истории, биографии, она украшает изучение предмета. И на самой нижней «полке» лежит устаревшая информация, историзмы, то, что применялось ранее. Пять этих «полок» дают представление о структуре урока, о том, как нужно подбирать материал, как расставлять акценты.

Эта методика так понравилась присутствующим, что меня часто цитировали в течение этого дня и даже на пресс-конференции. Для примера я использовал фото реальных книжных стеллажей известных людей, в том числе и Виктора Садовничего. Интересно было наблюдать, как он рассматривал свои полки и анализировал, так ли это на самом деле. 

Поддержка была колоссальной! Вся Адыгея сплотилась в едином порыве, следила за конкурсными испытаниями, люди писали комментарии под прямыми трансляциями, поддерживали, в соцсетях я получил столько сообщений, что их даже прочитать сложно было, не то что ответить на каждое. Столько людей верили в меня!

— Дух соперничества на конкурсе был сильным?

— Напротив, атмосфера была приятная и дружелюбная. Все учителя горят своим делом, и это ярко чувствовалось. Мы очень доброжелательно друг к другу относились. Первые четыре дня до конкурсов прошли в круглосуточном общении, обмене идеями, мнениями. Правда, после определения 15 лауреатов видно было, что многие расстроились: а что я сделал не так? Но там выбирали лучших из лучших, и там не было людей, которые что-то сделали не так. Лучшими были все, просто конкретно в тот момент так сошлись звезды. В общем-то, «Учитель года России» — это не столько конкурс, сколько фестиваль педагогического мастерства. Я считаю, любому учителю есть чему там поучиться. 

— Чувствовали поддержку из дома, находясь там?

— Поддержка была колоссальной! Вся Адыгея сплотилась в едином порыве, следила за конкурсными испытаниями, люди писали комментарии под прямыми трансляциями, поддерживали, в соцсетях я получил столько сообщений, что их даже прочитать сложно было, не то что ответить на каждое. Столько людей верили в меня!

— Считаете, что могли бы выступить лучше?

— Всегда можно слукавить и сказать, что можно было бы выступить еще лучше. Но я считаю, что выложился на максимум своих возможностей. Не жалею ни о чем и, если бы мне еще раз дали попытку пройти конкурс, сделал бы все точно так же. 

— Как вас встретили здесь по возвращении?

— Очень тепло! Вошел в свою школу, а меня там встречает живой коридор с шариками и хлопушками, впереди мои дети стоят, кричат: «Ура!» Встречали директор с руководителем комитета по образованию, представители родительской общественности, телевидение снимало все это. Меня обнимали, поздравляли, говорили много приятного. Чувствовал, что меня ждали, что любят. Было очень приятно.

— К чему вас обязуют эта победа и новый статус? 

— Знаете, есть такие слова — «миссия победителя». Я долго над ними думал. За все годы участия Адыгеи в этом конкурсе еще ни разу никто не смог пройти так далеко, даже в число 15 лауреатов ни разу не попадали, не то что в пятерку. Я считаю, что у нас много достойных педагогов, кто мог бы стать победителем. Теперь, когда потолок пробит, будем работать над тем, чтобы конкурсанты от республики стабильно входили хотя бы в число пятнадцати лауреатов. Я буду им помогать, делиться опытом.

А еще у меня появилась новая мечта — посмотреть, как проходит конкурс с другой стороны, побывать в составе жюри. Такая возможность есть, и если мне предложат — обязательно соглашусь.

— Министр просвещения России Сергей Кравцов говорил, что планирует встретиться с лауреатами конкурса. О чем будет разговор?

— Планируется встреча без галстуков, на которой мы будем обсуждать насущные вопросы, в том числе проблемы дистанционного образования. Сейчас мы вышли из ситуации, но в будущем, если снова придется надолго перейти на дистанционку, надо быть к ней готовыми. Поднимаются и вопросы об оплате труда учителей. На встрече с министром, скорее всего, будет сделан срез — чем дышат регионы, чем дышит страна в плане образования. 

— А какие вопросы вы поднимали на встрече с президентом России Владимиром Путиным?

— Я затронул две важные, на мой взгляд, темы. Первая — использование зарубежных платформ во время дистанционного обучения. Они платные, дорогие, а бесплатный функционал в них сильно ограничен. Считаю, что нам нужен отечественный продукт. Такой, чтобы все участники образовательного процесса чувствовали себя комфортно. Как оказалось, под эгидой Министерства просвещения России уже ведется разработка системы «Сферум». Что особенно приятно — во время конкурсных мероприятий разработчики поинтересовались мнением учителей. Можно сказать, я тоже внес свою лепту в это дело.

Вторая тема, которую я затронул, — безопасность детей в социальных сетях. Не секрет, что сейчас в интернете можно найти все что угодно. Сами по себе соцсети — это, безусловно, благо, но в них полно и вредоносного контента. Например, встречается пропаганда суицидальных интересов, нар­котических веществ и так далее. Считаю, что нужны какие-то фильтры, чтобы несовершеннолетнему было проблематично найти такой контент. 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея