Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Александр НиконовЗаслуженный журналист РА, лауреат Государственной премии в области искусства, ведущая программы «Мнение», исполнительный продюсер ГТРК «Адыгея». Она первая вышла в эфир с новостями республики и рассказала телезрителям Адыгеи о соотечественниках за рубежом. О жизни и творчестве Светланы Тешевой — в интервью «СА».

— С 6 марта 1993 года началось регулярное вещание регионального телевидения. Вы были первой ведущей, которая рассказала жителям республики о главных событиях в телеэфире. Как все начиналось?

— В жизни все неслучайно. Я верю в закономерность, что человек оказывается в нужном месте в нужное время. Так случилось, что моя мама услышала объявление по местному радио о том, что начинает работу республиканское телевидение и требуются ведущие, владеющие русским и адыгейским языками. А ведь она могла и пропустить этот радиоэфир! Мама приехала специально из Джамбечия в Майкоп, чтобы рассказать мне об этой новости. Я всегда вела различные мероприятия в школе, и мама в меня поверила. А еще, думаю, профессия диктора телевидения ей оказалась по нраву больше, чем та, которую я получила. На тот момент я только окончила педагогическое училище, но находилась в декретном отпуске и воспитывала годовалого сына. Вот так, по рекомендации мамы, приняла участие в конкурсе дикторов. 

Вспоминая первые выпуски, даже сейчас волнуюсь. Руки и ноги пару месяцев точно тряслись. Но это был такой адреналин, такой драйв, что не сравнится ни с какой записью! 

Скажу честно, не рассчитывала на победу. Одним из условий было наличие высшего образования, которого тогда у меня еще не было. Пришла на кастинг с мыслями: «Ну хоть буду вспоминать, что участвовала в конкурсе телеведущих». Мне же тогда было всего 18 лет, и для меня это оказалось целое приключение. Единственного парня-конкурсанта сразу взяли на работу, он пришел из национального театра, и с дикцией все было в порядке. А меня выбрали среди 15 претенденток!

— Если вы были первой, то кто был вашим учителем? Как постигали азы?

— Нас обучали ведущие радио Адыгеи, это были известные дикторы — Биба Адамовна Чермит, Людмила Ивановна Пугачева. Их голоса знала вся республика: постановка тембра, дикция, ударения, правильная расстановка акцентов в речи, логические паузы в предложении. Они были непревзойденные мастера в профессии. Наш молодой коллектив телевидения Адыгеи всегда чувствовал плечо опытных журналистов радио. К тому же всегда была возможность включить телевизор и учиться у наших московских коллег, ведущих центральных каналов.

— Первые эфиры выходили в записи. Много дублей приходилось снимать?

— В первое время да. До сих пор помню один случай. Мы писали эфир в маленькой студии, где висели большие локусы (осветительные лампы), которые сильно нагревали помещение — свет был просто палящим. Это было накануне 8 Марта, и мой соведущий Сальбий Псеунок поздравил с праздником всех женщин республики и начал с меня свое поздравление. Он передает мне букет тюльпанов, говорит дальше свои пожелания и допускает ошибку. Перезапись. Я возвращаю ему букет, и все сначала: поздравления, букет, речь… Снова запиночка. В итоге мы переписывали раз восемь, и тюльпаны под этими локусами раскрылись, превратившись в настоящие лопухи.

— В прямом эфире было тяжелее?

— В прямом эфире мы начали вещать через год после открытия телевещания. Вспоминая первые выпуски, даже сейчас волнуюсь. Руки и ноги пару месяцев точно тряслись. Но это был такой адреналин, такой драйв, что не сравнится ни с какой записью! Ощущение, что ты разговариваешь не с неодушевленной камерой, а с живой аудиторией. Чувство, что на тебя в эту секунду смотрят зрители, сильно мобилизует. Вообще, вспоминая то время, могу сказать, что мы были молоды и полны энтузиазма. Мы понимали, что являемся участниками большого важного дела, находимся в гуще событий, участвуем в значимых мероприятиях. Республика развивалась, а вместе с этим происходило и наше становление как личностей.

— Известность пришла быстро?

— Первые два года я была единственной ведущей и выходила в эфир 6 дней в неделю. Конечно, меня сразу запомнили, ведь был большой интерес к местному телеканалу. Меня стали узнавать. Со мной здоровались совершенно незнакомые люди. Я относилась к этому спокойно, здоровалась в ответ. Популярность имеет две стороны медали. Человеку приятно признание, но не чрезмерное внимание. Не очень приятно, когда смотрят вслед, оценивая мой наряд, следят за покупками на рынке или в магазине, прислушиваются к тому, о чем я говорю. И никогда не любила вопрос: «Вы же на телевидении работаете?» Сейчас в этом смысле гораздо проще — ведущих стало много, да и телевидение — уже привычное явление. 

На протяжении 15 лет я работаю над проектом «Адыги мира». Мне не обязательно было знать английский, арабский или иврит, чтобы побывать в Сирии, Иордании, Израиле, Турции, Германии, Чехии, Австрии, Америке. Во всех этих странах я общалась на родном языке. Это мой самый значимый, масштабный, интересный и самый любимый проект, который я смогла реализовать на телевидении. 

— Вы всегда на двух языках работаете в эфире, но родной язык ближе, да? 

— Я всегда говорю, что мой родной язык помог мне увидеть мир. На протяжении 15 лет я работаю над проектом «Адыги мира». Мне не обязательно было знать английский, арабский или иврит, чтобы побывать в Сирии, Иордании, Израиле, Турции, Германии, Чехии, Австрии, Америке. Во всех этих странах я общалась на родном языке. Это мой самый значимый, масштабный, интересный и самый любимый проект, который я смогла реализовать на телевидении. Он рассказывает о жизни и быте черкесской диаспоры. Мне кажется, через такие программы телевидение Адыгеи сближает наш народ, который волею судьбы оказался в разных странах. Мой язык живет по всему миру. В День адыгского языка и письменности, который мы отпраздновали 14 марта, я провела флешмоб с хештегом #мойязыкзвучитвмире. В нем приняли участие черкесы из 20 стран, которые говорили на родном языке. Язык — душа народа. Так вот проект «Адыги мира» направлен еще и на сохранение адыгейского языка.

— Первые фильмы этого проекта были о диаспоре Израиля и Иордании. Как родилась эта идея?

— Как журналист я впервые побывала за границей в 2006 году. Освещая визит детской танцевальной группы «Нэф» в Израиле и Иордании, параллельно собрала материал об адыгах, которые компактно проживают в этих странах. Это чистая импровизация, скажем так, моя инициатива, редакционного задания не было. У нас творческое ГТРК, я была уверена в руководстве, что оно поддержит и разрешит выдать этот богатый материал. Так родился большой проект под названием «Адыги мира». 

Фото архив Светланы Тешевой

После выхода первых репортажей адыгская диаспора за рубежом узнала о проекте, о нашей творческой группе. И впоследствии, когда я созванивалась с общественными организациями «Адыгэ Хасэ» той или иной страны, долгого представления не требовалось. Они всегда были готовы нас принять. На сегодня в нашем архиве есть порядка 40 получасовых фильмов, снятых в рамках телевизионного проекта «Адыги мира». Самое ценное в этих работах — герои. Ведь это своего рода летопись истории нашего народа. Например, в Сирии мы побывали за год до войны. Мы успели снять черкесские аулы в мирное время, и это очень ценные кадры сегодня, ведь многие поселения сейчас разрушены.

— Расскажите о сотрудничестве с ансамблем «Исламей». 

— Как репортер службы информации я часто освещала выступления и достижения «Исламея». Но постоянное и тесное сотрудничество с ансамблем у меня началось с поездки в Якутию. Пять лет назад «Исламей» пригласили в Якутск выступить в День народного единства с сольным концертом. Видимо, в царстве вечной мерзлоты меня согрел душевный и по-семейному теплый коллектив, я уже не могу без них, а они, надеюсь, без меня. Во время гастрольных туров я сопровождаю ансамбль и как журналист телевидения, и как ведущая концертов. Я вижу, как зритель восторженно приветствует наш прославленный коллектив, и у меня вырастают крылья. Хочу дать совет: надо почаще испытывать чувство гордости. Это очень вдохновляет и дает импульс на новые свершения, на развитие. Вот «Исламей» — это гордость. И мне повезло быть частью этой талантливой семьи. Я могу быть с ними в пути несколько дней, ведь гастроли бывают продолжительными, и никогда не устаю. Тем более я дорогу люблю. Она для меня служит перезагрузкой. 

— Над какими еще телепроектами вы работали?

— Был проект «Шапсугия» — это 14 шапсугских аулов, которые расположены на побережье, на исконных землях адыгов. В 2003 году мы отсняли о них 5 серий, в которых поднимали вопросы сохранения национального самосознания в шапсугской среде, владения ими родным языком, показывали род занятий. В 2018-м мы сняли продолжение этого проекта и показали, что изменилось за 15 лет. Скажу одно: проблемы утраты этноса шапсугов Причерноморья ничуть не меньше, чем ассимиляция черкесов зарубежной диаспоры.

Я была соавтором проекта «Очаг», созданного по заказу Федерального агентства массовых коммуникаций. Мы с коллегами-журналистами Замирой Тов, Хусеном Дауровым, Светланой Кушу создали 4 фильма — «Архитектура черкесского жилища», «Адыгская кухня», «Хранительница очага» и «Песни у очага». Этот проект мы подали на соискание Государственной премии Республики Адыгея в области искусства и стали лауреатами.

Был еще интересный проект «Адыгея­ моя» о брендах адыгов. Как автор я работала над документально-художественными фильмами «Кладовая Майкопской культуры» и «Адыгская торевтика». Эти работы мне дороги тем, что в них есть очень интересные постановочные эпизоды, мы делали реконструкцию событий прошлых веков. Это был мой первый большой творческий проект. За эти фильмы авторов удостоили звания «Лауреат премии главы Адыгеи в области журналистики».

— Вы также принимаете участие в создании документальных фильмов. Последний, насколько мне известно, это фильм о моздокских кабардинцах. Расскажите коротко об этом проекте. 

— «Вековые традиции моздокских кабардинцев» — это фильм об адыгах, проживающих на территории Моздока и Ставрополья. Они удивительны тем, что часть из них мусульмане, часть — христиане, но они мирно живут вместе, заключают межрелигиозные браки и не имеют никаких разногласий. Для них важно то, что все они в первую очередь адыги. Фильм был снят по заказу Черкесского культурного центра «Адыги» Ставропольского края в прошлом году.

— Также вы соавтор книги «Если ты рожден адыгом». О чем она?

— Она представляет собой обобщенный журналистский материал, основанный на серии репортажей и статей, созданных по итогам командировок в страны с компактным проживанием адыгов. В нее вошли рассказы о жизни адыгской диаспоры шести стран: Турции, Иордании, Израиля, Германии, Австрии и Франции. Я работала над книгой вместе с коллегами Тимуром Дербе (главный редактор газеты «Адыгэ макъ») и Замирой Тов (главный редактор тематической редакции ГТРК «Адыгея»), которые тоже специализируются на тематике черкесского зарубежья. 

— Возвращаясь к ТВ — вы являетесь автором и продюсером программы «Мнение». Кто становится героем выпуска и как выбирается тема?

— «Мнение» — это интервью с представителями разных сфер. Главное условие — это должны быть эксперты, специалисты высокого уровня, компетентные в оценке происходящих событий. Они должны высказать свое мнение на актуальную тему. Спектр поднимаемых вопросов не ограничен. Если это актуально, интересно, насущно — программа «Мнение» обязательно обратит внимание.

— Как удается сохранять энергию? Ведь участие и в съемках на ТВ, и в создании документальных фильмов, и работа над другими проектами забирают много сил. В чем секрет?

— Эту энергию мне дает моя работа. Я могу писать сценарии или монтировать до четырех утра и не чувствовать усталости. Иногда одновременная «многодельность» так зашкаливает, что коллеги, подшучивая, говорят: «Света, твоя энергия может поджечь электростанцию». Но мне нравится все, что я делаю. Люблю снимать репортажи, рассказывать об интересных событиях, людях, люблю делать интервью, вести блог в инстаграме, читать стихи адыгских поэтов, поздравлять молодоженов во время выездных регистраций, вести концерты, проводить мероприятия, покорять горные вершины. 

Может, моя деятельность не приносит много прибыли, но моральное удовлетворение она мне дает сполна. Мне действительно повезло. Часто спрашиваю себя, а чем бы я занималась, если бы не телевидение и не журналистика? Однозначно, это была бы творческая профессия, в которой надо создавать, созидать. Например, открыла бы ивент-агентство и устраивала бы людям праздник. 

— Поделитесь опытом: как добиться успеха в профессии журналиста? 

— Любить надо профессию. Быть любознательным и трудолюбивым, потому что такая работа может занимать тебя 24/7. Надо делать работу так, чтобы зрителям, читателям было интересно. Я всегда ставлю себя на место аудитории: насколько это будет мне интересно узнать? И никогда не берусь раскрыть тему, которая меня саму не цепляет и не вдохновляет.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея