Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Александра КонторинаПоселок Каменномостский, дом на горе, последний на своей улице, а дальше — лес. С птичьего двора доносятся крики петуха и размеренное кудахтанье кур. Здесь живет Александра Конторина с тремя дочерьми. На первый взгляд обычная женщина, а на самом деле — чемпионка России по рогейну и маунтинбайку, КМС по альпинизму и единственная россиянка, которая пришла к финишу первой в Patagonian Expedition Race в Чили. О своей истории жизни с невероятными приключениями и событиями она рассказала в интервью «СА».

— Расскажите о своем детстве. Как получилось, что вы попали в спорт?

— У меня активные родители, отец был спасателем, охотником. Все мое детство прошло в сибирской тайге, на Байкале, в Восточном Саяне. В тайге у нас было зимовье — это такой невысокий лесной домик с печкой, куда мы ездили каждые выходные. Полтора часа на электричке от Иркутска и потом еще полтора часа по тайге в гору — на лыжах зимой и пешком летом. Зимой мы путали следы — прокладывали ложные лыжни: тупиковые, закольцованные, чтобы посторонние люди наше зимовье не нашли. Представляете, сколько километров наматывали в итоге?! В 17 лет я начала непрофессионально заниматься легкой атлетикой — лыжи, бег и в итоге стала чемпионкой Иркутской области. Еще занималась в клубе альпинизма и была призером первенства Сибири и Дальнего Востока по скалолазанию. А потом на долгие годы забросила спорт, потому что начала работать на телевидении.

— Интересно узнать вашу историю пути из Сибири в Останкино.

— Было много амбиций, я хотела работать в Останкино. Но ехать сразу в Москву было страшно. Я перебралась сначала в Новосибирск, устроилась на ТВ и поехала в Питер к друзьям на выходные, да так там и осталась. Потом наступил Новый год, и в январе я все-таки добралась до Москвы. У меня не сразу получилось попасть в Останкино — очередь из желающих стояла до самого Владивостока. Спустя три месяца я случайно встретила в троллейбусе оператора из Иркутска, и он сказал, что на ТНТ в новую программу «Москва: инструкция по применению» набирают журналистов. Вот там-то я в итоге и проработала следующие три года.

Целых пять часов мы находились в шторме и ничего не могли сделать. Несколько раз переворачивались, но не утонули только по счастливой случайности — задний отсек для вещей в каяке оказался негерметичным и набрал воды

— И в это же время вы увлеклись приключенческими гонками. Как это произо­шло?

— Впервые о приключенческих гонках я узнала, когда еще жила в Иркутске. Мне в руки попал журнал, в котором рассказывалось о том, как первая российская команда участвует в них в Новой Зеландии. Я читала затаив дыхание. Это было самое безумное, что можно придумать! Приключенческая гонка — это командное многоборье. Дистанция от 100 до 800 км включает в себя трекинг, бег по горам, греблю, маунтинбайк, скалолазание и другие этапы. Задача команды — прийти на финиш как можно быстрее, поэтому сну и отдыху времени отводится очень мало. Существует мировая серия самых крутых таких гонок — называется ARWC, причем каждый год одна из них становится чемпионатом мира.

Однажды я узнала, что на ВДНХ пройдет небольшая гонка городского формата. Захотела снять об этом сюжет, а организаторы предложили мне выставить свою кандидатуру, что я и сделала. С тех пор стала участвовать и в других гонках, бегала уже по лесам. А потом нашла себе компаньона и поехала в Карелию на самую главную гонку России. Там были сильные, опытные, экипированные спортсмены. И мы, новички. Помню, увидела среди организаторов Михаила Першина — путешественника и одного из сильнейших альпинистов на планете. В детстве я смотрела передачи о нем и даже мечтать не могла, что когда-то увижу вживую.

— Можно сказать, что эта гонка перевернула всю вашу жизнь?

— Так и вышло, наша смешанная команда (связка мужчина плюс женщина) заняла второе место среди мужских команд. Это было из разряда фантастики. После этой гонки Михаил Першин обратил на меня внимание и предложил поехать на гонку в Патагонию — им нужна была женщина в команду. Конечно же, я согласилась, такое предложение делают раз в жизни! На тренировки оставалось всего полгода.

— Даже представить невозможно, что было в Чили…

— 800 км по Андам и Магелланову проливу на самом краю земли. Гонка Patagonian Expedition Race считается самой сложной на планете, не все до финиша доходят. Если ты в принципе в ней участвовал, то это уже многое значит. А я единственная женщина из России, которая выиграла эту гонку. В 2012-м команда из России тоже ездила, но они заняли 9-е место.

Наша команда состояла из четырех человек: трое крутейших мужчин-спорт­сменов и я — сибирская девочка Саша. На одном из этапов нам надо было переплыть на океанском каяке через Магелланов пролив. Но надвигался шторм, организаторы предупредили об этом все команды, кроме нашей. Всех перевезли, а мы гребли дальше. Поднявшиеся сильные волны перевернули нашу лодку, и, пока мы залезали обратно, второй каяк ушел к берегу. Целых пять часов мы находились в шторме и ничего не могли сделать. Несколько раз переворачивались, но не утонули только по счастливой случайности — задний отсек для вещей в каяке оказался негерметичным и набрал воды. Лодка задрала нос и в этом положении болталась на волнах. А они были такие огромные, что спасательный корабль не мог выйти на воду. Если бы оба отсека были герметичны, лодку постоянно переворачивало бы, и у нас просто не хватило бы сил выдержать этот шторм. Берег был в каких-то пятидесяти метрах, а нас несло по проливу мимо одного мыса, другого, и не было возможности заплыть в бухту. Нам оставалось только удерживать лодку, чтобы она не перевернулась, силы иссякли, все тело онемело, пальцы свело. Бушующий океан — это такая мощь, не сравнить ни с каким морем! Ветер свистел так, что нам приходилось орать, чтобы друг друга услышать. В тот момент я уже со всеми мысленно попрощалась. Сидела и молилась: «Не хочу умирать, я буду хорошей девочкой!» И, наверное, только поэтому сейчас жива. Потом ветер поменялся, а еще через два часа нас прибило к берегу. Мы не могли даже встать, болтались в этом прибое без сил. Потом кое-как вылезли, развели костер и сели греться. Было за полночь, по огню нас и заметили спасатели, у всех был шок, что мы живы.

— И вы продолжили гонку?

— На самом деле это очень неприятная история. Наутро организаторы решали, снимать нашу команду с гонки или нет. В итоге нас дисквалифицировали за то, что мы разделились (первая лодка успела дойти до берега), хотя вина за это целиком лежала на организаторах — мы вообще не должны были выходить в океан! И все участники это понимали. Официально выиграли французы, которые в действительности сильно уступали нам. Но в качестве моральной компенсации мы получили такой же приз, как и они, — поездку на остров Карла III в Океании. В конечном итоге все понимали, что выиграли мы, и даже в фильме, снятом об этой гонке, на пьедестал поставили российскую команду.

— Лыжи, бег, скалолазание, приключенческие гонки. Это весь список?

— Добавьте сюда спортивное ориентирование, маунтинбайк и байдарку. Готовясь к приключенческим гонкам, мы старались максимально овладевать каждым видом спорта. Чтобы выигрывать топовые гонки такого уровня, ты должен быть минимум чемпионом России в отдельных видах спорта. Как-то мы пошли в детско-юношескую спортивную школу учиться технике гребли на байдарке. Там были специальные тренажеры, которые показывали уровень силы. И местный тренер смотрел на меня ошарашенно: «Саша, в стране грести некому, а ты какие-то гонки бегаешь!» Однажды так совпало, что мы оказались в одно время в одном месте со сборной России по гребле на байдарках. Геннадий Михайлович Ефремов, главный тренер женской сборной, понаблюдал за мной, составил план тренировок и сказал: «Работай, я посмотрю на тебя, когда мы вернемся со сборов». А после он забрал меня в сборную и стал лично тренировать.

— Вас готовили к Олимпиаде?

— Да, но, к сожалению, мне так и не довелось там побывать. Пришлось делать выбор между спортом и двухлетним сыном. Каждый раз, когда я возвращалась домой, он плакал и просил не оставлять его. Это было очень тяжело… Я выбрала ребенка и не жалею об этом.

— Как вы совмещали тренировки с работой?

— Очень просто. На работу ездила на велосипеде каждый день и в любую погоду — 25 км в одну сторону. А если в этот день была тренировка по гребле, то это еще плюс 25 км. Итого — 50-75 км ежедневно. Было холодно, голодно, тяжело, но жутко интересно. Потому что никогда в жизни ты не увидишь и не испытаешь всего того, что есть на приключенческой гонке. В Андах мы бегали там, где вообще не ступала нога человека. Или, например, побывать в национальном парке Торрес-дель-Пайне в Чили стоит бешеных денег, а тут организаторы все берут на себя. Именно поэтому спортсмены идут на все, лишь бы попасть на одну из таких гонок.

— На какие жертвы приходилось идти вам?

— Не совсем жертвы, но многих это шокирует. Кубок мира Андорра — Испания я бегала на втором месяце беременности моим первенцем Андреем. Затем в Бразилии бегала с дочкой — на третьем месяце. Помню, жара стояла под 40 градусов и этапы были по 60 км. Сначала бег, где мы (как и все не знающие местные леса команды) жестко порезали ноги о сумасшедшие колючки. Бежали в лидерах, но сделали ошибку в ориентировании и откатились назад. Потом была гребля на байдарках и дистанция на велосипедах. На следующем этапе мы заблудились и оказались в самом низу рейтинга. Настроение команды было уже не боевым — парни решили сняться с соревнований. Я спросила: «Точно сходим?» «Точно!» — ответили они. Тогда я сказала: «Ну хорошо. Тем более у меня два месяца беременности». Они потом обиделись и не разговаривали со мной из-за этого. После этой гонки я думала, у меня родится терминатор (смеется), а родилась Леля — нежная лесная фея.

— Как вы решились бежать, будучи в положении?

— Поездку в Бразилию (как и в Чили) предлагают примерно раз в жизни. В общем, не часто. Я хорошо знала себя, свои возможности и чувствовала, что смогу. А гонка с сыном в животе — это был суперспринт (по меркам adventure races). Всего лишь сутки с общим набором высоты 10 тысяч метров. Велосипед, трекинг, каноэ, виа-феррата 1,5 км длиной и гидроспид — это когда на на­дувных матрасиках сплавляешься по горной реке в шлемах и наколенниках. Мой сын доволен тем, что успел сбегать на Кубок мира, даже не родившись. Сейчас он живет в Швеции со своим отцом и является чемпионом Швеции по лыжному ориентированию. Но я никому не советую участвовать в соревнованиях, будучи в положении. Это личная ответственность каждой спортсменки.

— Как вы оказались в Адыгее?

— Я набегалась и завязала со спортом. И с телевидения тоже ушла, потому что дети появились. Посидев пару лет в бетонной коробке, хоть и в хорошей квартире в хорошем районе Москвы, я поняла, что не могу так жить. И вот однажды Максим Богатырев позвал меня в гости в Адыгею. Он рассказывал, что здесь тепло, солнечно, и снег, и горы, и море рядом. А я слушала и думала — сочиняет. Приехала и была потрясена — посреди Каменномостского расположен каньон! И водопады рядом, все так близко и так красиво! И мне нестерпимо захотелось жить здесь. Но решающим стало сообщение от мужа: «Вывози вещи из квартиры и уезжай». Я была в шоке: работы нет, денег нет, младшей дочке 2 года. Снимать комнату в Москве, сдавать детей в сад и идти работать — это был бы кошмар. А здесь — вот она, мечта. Сейчас я понимаю, что муж хотел, чтобы я побегала за ним. Но я молча собрала вещи и уехала жить в Каменномостский. Я говорила, что это авантюра. Мне отвечали: «Авантюра? Да ты просто сумасшедшая!» Было трудно, я никого здесь не знала, мы шесть раз переезжали за полгода. Мне потом друзья говорили: «Как ты переехала? Это же ужасно сложно. Это же все новое. А работа? А если вдруг?..» Ребята, это просто страхи и не более того. Поэтому рецепт первый: перестаньте бояться. Второй классический совет: начните. И это действительно сложно. Но реально.

Фото Артур Лаутеншлегер/СА

— На новом месте вести спокойную семейную жизнь не получилось?

— Через месяц после переезда я поехала на четвертый этап Кубка России по скайраннингу, который проходил в Красной Поляне. Я тогда перепутала дни и приехала за два часа до старта в полной уверенности, что забег будет на следующий день. При этом со мной были двое детей пяти и двух лет. Их чудом удалось пристроить, и я побежала. В итоге заняла третье место и получила КМС по альпинизму. В течение первого года жизни в Адыгее я успела многое: стала шестой на чемпионате России по горному бегу в Красной Поляне, съездила на гонку в Крым, сбегала на Фишт за один день, побывала с детьми в Карачаево-Черкесии, и там мы провели месяц в альплагере «Алибек». Сводила группу по 30-му маршруту через горы к морю, сбегала Elbrus World Race 46 км со временем победительницы предыдущего года, участвовала в забеге на вершину Эльбруса и провела 3-дневный Фестиваль горного бега «Фишт — Оштен за один день». В общем, восполнила шесть неподвижных лет декрета. Теперь живу спокойно: вожу группы в горы, гуляю там с детьми, лазаю по скалам и бегаю в свое удовольствие.

— Не жалеете, что переехали на Кавказ?

— Это была моя мечта. Тут красиво, свежий воздух, чистая вода, вкусная здоровая пища, много солнца, замечательные люди, дети растут в хороших условиях. Со временем мне удалось купить здесь дом, отстроить на участке еще один. Кстати, уже пятеро моих друзей вместе с семьями купили участки в Каменномостском и переехали вслед за мной.

Справка

Александра Конторина — основатель и капитан сильнейшей российской команды по приключенческим гонкам OMK-Nike ACG. Участник и призер Patagonian Expedition Race (Чили), The Raid World Cup (Швеция — Норвегия и Андорра — Испания), Ecomotion Pro (Бразилия), Riga Challenge, Latgalle VX (Латвия), Ferrino Экстриммарафон (Украина, Карпаты). Чемпионка Иркутской области по легкой атлетике. Чемпионка Иркутской области по лыжным гонкам среди студентов. Призер первенства Сибири и Дальнего Востока по скалолазанию. Чемпионка России по рогейну. Чемпионка России по маунтинбайку — кросс-кантри веломарафон. Призер Кубка России по скайраннингу. Кандидат в мастера спорта по альпинизму — скайраннинг. В 2016 г. участвовала в открытом чемпионате КБР по скайраннингу, поднималась на вершину Эльбруса в рамках соревнований по скайраннингу — скоростное восхождение на Западную вершину Эльбруса, класс «Классика» (3780-5642 м). Журналист. Трансформационный коуч. Горный гид.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея