Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Бислан Джандар

Популярность вязаных вещей ручной работы связана с тем, что людям хочется подчеркнуть свою индивидуальность, считает вязальщица Зулифа Блягоз. Каждое ее изделие индивидуально, а многие из них — с национальным колоритом. Мастерица рассказала «СА» о тонкостях ремесла, своих первых опытах рукоделия и о самом дорогом для нее изделии ручной работы.

Увлеченная

В темную студию свет падает из-под поднятых наполовину вязаных жалюзи. Мы с Зулифой беседуем, сидя на черном диване. Рядом с ней лежит моток пряжи песочного цвета.

— Это будущая женская рубаха, — говорит мастер, указывая на начатый фрагмент с торчащими спицами. — Она будет удлиненная, со стоячим воротником на пуговицах.

По словам Зулифы Блягоз, найти качественную пряжу — большая проблема. Сейчас инстаграм сильно облегчил задачу.

— Уже два года беру только итальянские нити. Изделия получаются легкие, приятные, — рассказывает мастер.

Зулифа Блягоз увлекается вязанием уже более пятнадцати лет. Но около пяти лет назад решила из хобби сделать профессию.

— Сложно вспомнить точно, когда увлечение стало работой. Потому что вяжу постоянно. Часто пишут клиенты, которым я делала вещь года три назад, с просьбой связать такую же на подарок, — улыбается Зулифа. — Да и вязала раньше иначе. Я же самоучка, поэтому все делала на ощупь. Потом мне подарили книгу про вязание, и оказалось, что я до многого дошла опытным путем. С практикой, конечно, улучшились и моя техника, и качество изделий.

Успеть за три недели

Как рассказала Зулифа, сейчас вязаные вещи на пике популярности. И в любой сезон они востребованы. Даже летом, когда, казалось бы, в жаркую погоду не наденешь вязаную вещь, на них был спрос.

Она подходит к вешалке, чтобы показать изделие на свет.

— Шерсть дышит, поэтому в ней чувствуешь себя легко. Плюс тут же в составе не только шерсть, еще и лен, шелк, хлопок. Думаю, что популярность таких вещей связана с тем, что людям хочется подчеркнуть свою индивидуальность, — продолжает Зулифа. — Можно взять вязаную рубашку в магазине и по доступной цене. Но там качество соответствующее и таких моделей много. А тут каждая модель в единственном экземпляре. Даже если вещи чем-то похожи, все равно одинаковыми я их сделать не смогу. Изделие вяжется под клиента, а все люди — разные. Да и связанные руками накидка или платье получаются с душой. Носить их приятнее.

Зулифа признается, что для нее скорость работы стоит на втором месте после качества.

— Я, конечно, вяжу в хорошем темпе, но все равно на создание целого изделия уходит много времени. Могу работать целыми днями, даже и ночью. Около трех лет работала вообще без остановки. Например, на вязание длинного платья ставила срок всего три недели, — рассказывает вязальщица.

Фото архив Зулифы Блягоз

Первая петелька

— Вяжущих сейчас много. Когда я начинала, вязанием увлекались единицы. Первая вещь, которую я связала, — шапочка для дочки. Так как она долгожданная, хотелось найти что-то необычное. Но особенной вещи не находилось. Тогда у меня была соседка, которая любила вязать, и я попросила ее сделать шапочку. Понимала, что она будет эксклюзивной. Но у нее все руки не доходили. Тогда я сама решила взяться за спицы. И… получилось! Неидеальная, где-то корявенькая, но своя шапочка, — с радостью и гордостью рассказывает Блягоз.

Но первые самостоятельно сделанные вещи у Зулифы были не вязаные, а сшитые. В ее семье шитьем занимались и бабушка, и мама. Конечно, маленькая девочка тоже брала со старших пример. Итогом подражания стал выпускной наряд, который юная Зулифа сшила себе сама.

— Это был 1992 год, денег в семье особо не было. Но красивый наряд хотела. Тогда я нашла новый пододеяльник с вышивкой в виде цветочка и сшила из него за ночь костюм с юбкой. Юбка была прямая, чуть ниже колена, и двубортный жакет с баской. Тогда это было очень модно, — вспоминает мастер.

На том выпускном Зулифа была самой стильной, а вот мама, увидев утром, из чего был создан за ночь наряд, испытала шок.

— Сначала она, конечно, поругала меня за испорченный новый пододеяльник. Но я в костюме была так хороша, что мама сменила гнев на милость. Только впредь запретила хулиганить, — смеется Блягоз.

После дизайнерского дебюта все заинтересовались работой Зулифы. Даже поступило предложение от родителей одной из одноклассниц создать костюм для нее.

— Была куплена красная ткань в цветочек, и меня попросили сшить одинаковые наряды однокласснице и мне. Это были жилеты с расклешенными юбками. Я все сделала. И мы с одноклассницей ходили в них. Но сейчас у меня сложные отношения со швейной машинкой, — с улыбкой рассказывает Зулифа.

Мечте о профессии дизайнера не суждено было сбыться. По словам Блягоз, мама была против. Вместо того чтобы считать ряды вязаной вещи, она должна была стать бухгалтером и считать цифры.

— Это была такая семейная традиция. И брат, и сестра учились бухучету. И я должна была следовать по их стопам, — вспоминает вязальщица. — На дворе были девяностые. В те годы гуманитарное направление было не в почете. Больше шли на бухгалтеров и экономистов. Из более творческого была профессия педагога. Туда я вообще не хотела. Мама всю жизнь проработала учителем русского языка и литературы, поэтому я видела, какой это труд... В итоге я не попала на направление бухучета. При поступлении надо было сдать русский язык и математику. Русский сдала на отлично, а вот на математике не спасли даже шпаргалки.

Новый старт

После Зулифа вышла замуж и в заботах о домашнем быте не сильно уделяла время своему хобби. Возобновила вязание только спустя десять лет.

— Помню, как-то написала мне девушка — наш местный блогер. Скинула картинку платья и попросила связать такое же. А я не люблю плагиат. Поэтому предложила ей свой вариант с условием, что если не понравится — не возьмет изделие. В итоге наряд отправился к заказчице, — рассказывает Зулифа Блягоз.

Всероссийская известность пришла к мастеру после участия в первом майкопском фэшн-шоу в 2019 году. Она тогда представила коллекцию из четырнадцати полноценных нарядов. Платья, костюмы, аксессуары, детские вещи…

— Я очень переживала. Тем более что выступала третьей — после Фатимы Акушевой и Аси Еутых. На мероприятии было много дизайнеров из Питера, Москвы и других городов... И именно тогда, после дефиле, многие участники подходили ко мне, расспрашивали и с интересом рассматривали изделия, — вспоминает Зулифа.

По ее словам, в этом году она не участвовала в майкопском модном шоу, хотя ее приглашали.

— Мне организаторы сообщили заранее, но все равно я бы не успела связать целую коллекцию за несколько месяцев. Пришлось отказаться, — говорит Блягоз.

Звезды сошлись

После «второго дебюта» Зулифы к ней стали обращаться отовсюду — из республики, Нальчика, Москвы и даже Турции. В этом сильно ей помогли соцсети. Вскоре поступил заказ от певца Магамета Дзыбова.

— Я связала ему рубаху в национальном стиле. Позже он еще заказал рубашку для политика Арсена Канокова. Магамет передал, что Канокову очень понравился подарок, — говорит Блягоз.

Первым зарубежным заказом стали два пальто и шапки для маленьких девочек из Турции.

Зулифа Блягоз создает множество нарядов с национальным колоритом. Как раз сейчас она работает над такой вещью.

— Вяжу рубаху для известной модели из Нальчика Алима Хаконова. Наблюдала за ним в Сети и поняла, что ему идеально подойдет черная длинная рубаха с разрезами по бокам. Набралась смелости и написала ему в директ. Каково было мое удивление, когда Алим ответил и согласился приехать для снятия мерок, — рассказывает рукодельница. — Правда, я начала вязать на глаз. Чутье на размеры меня очень редко подводит.

А самый дорогой для Зулифы наряд с национальными элементами находится в ее мастерской. Это черно-бежевое сае с мелкими золотыми нитками, которое она связала для дочери.

— На пуговицы пустила фурнитуру для сережек. Это слишком мелко для пуговиц, но смотрится интереснее. В этом, конечно, идти только на свадьбу. Или на какое-то особое торжество, — рассказывает мастер. — Многие клиенты спрашивают, не продаем ли мы это сае. Нет, отвечаю, — улыбается рукодельница.

Талантливого мастера поддерживает Управление культуры администрации города Адыгейска под руководством Мариет Напцок. Даже хотели отправить Зулифу в Москву представлять город на конкурсе «Руками женщины». Но пандемия поставила поездку на паузу.

— Наша администрация предложила мне открыть курсы вязания для детей. Это для меня необычно. Побаиваюсь даже, — рассказывает Зу­лифа Блягоз о будущих планах. — Я пытаюсь обу­чить дочку. Пока это единственный опыт наставничества.  Поначалу она сопротивлялась, но со временем втянулась. Она связала себе сережки. Пока думает развиваться именно в создании аксессуаров. Думаю, что у нее все получится.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить






Закон Республики Адыгея