Общество

К концу дня 9 августа моторизованные части 1-й немецкой танковой армии ворвались в Майкоп. Первостепенной задачей было захватить горючее и нефть. Однако этим планам не суждено было сбыться. Благодаря предпринятым партийными и советскими органами срочным мерам еще до 1 августа удалось эвакуировать вглубь страны свыше 600 вагонов с различным буровым оборудованием. Имевшиеся запасы сырой нефти были вывезены на переработку в Грозный. В соответствии с решением Государственного Комитета обороны были выведены из строя все предприятия нефтепромыслов Майнефтекомбината, ликвидировано 850 скважин на майкопских нефтепромыслах, находившихся, как известно, в районе Нефтегорска и Хадыженска. Уже в ходе боевых действий на территории Краснодарского края было уничтожено более 52 тыс. куб. м нефти, повреждены емкости, коммуникации, так что об использовании нефти Кубани и Адыгеи не могло быть и речи.

Уже большинство разрозненных красноармейских групп переправились по мосту через Белую и устремились по дороге на Апшеронск, как неожиданно со стороны Ханской прогрохотали по улице Краснооктябрьской несколько советских танков. Около горпарка они повернули налево и двинулись по улице Пушкина. На пересечении с улицей Жуковского один танк остановился и дал несколько очередей из пулемета в сторону дома, из которого только что ушли через парк к берегу Белой последние, отправлявшиеся в партизанские леса майкопские активисты.

После этого танки дошли до улицы Гагарина (тогда Больничная) и двинулись к мосту. Танк въехал на мост, остановился, развернул башню вправо и открыл пулеметный огонь по переправлявшимся ниже по течению на тот берег партизанам. Поднялась паника, но разбираться, почему танки стреляли по своим, было некогда. К тому же наши артиллеристы, закрепившиеся на пригорке около нынешней турбазы, ударили по танкам на мосту. У одного сорвало башню, которая долго валялась на берегу. Тем временем немцы вышли к мосту, переправились и двинулись по дороге на Апшеронск.

Дата минувшего воскресенья — 9 августа — для майкопчан старшего поколения, кому уже за семьдесят, горько памятна — началась немецкая оккупация. Продлилась она всего полгода — до конца января 1943-го. 

Но сколько же горьких дней и ночей пережили майкопчане, впрочем, как и жители других населенных пунктов Адыгеи. По одним данным, немцы расстреляли и замучили более четырех тысяч мирных жителей, по другим — гораздо больше.

Поэтому и помнят майкопчане черные дни оккупации. Лучшие сыны и дочери Адыгеи ушли тогда в партизаны, стали подпольщиками, которые не давали покоя врагам своими боевыми вылазками на дороги и тем самым приближали освобождение от гитлеровцев родного города и всей Адыгеи.

Мне неведома война,

Но знаю я из рассказов ветеранов,

Что это испытание страна

Достойно вынесла, 

но не зажили раны.

Наверное, нет такой семьи в России, которую бы обошла стороной Великая Отечественная война. Война прошла через каждую семью, через каждую человеческую судьбу, разделила всех советских людей на «фронт» и «тыл». Затронула она жизнь и моей семьи.

Защищая  небо Москвы22 июля 1941 года был отражен первый фашистский авианалет на Москву.

В планах захвата Москвы гитлеровское командование значительное место отводило мощным ударам с воздуха. В приказе от 8 июля 1941 года Гитлер потребовал «массированными налетами разрушить Москву». В директиве от 19 июля 1941 года, определявшей дальнейший план ведения войны на востоке, вновь ставилась задача развернутого воздушного наступления на столицу СССР.

Государственный Комитет Обороны СССР 9 июля 1941 года принял специальное постановление «О противовоздушной обороне Москвы».

В столице было организовано мощное прикрытие с воздуха стратегически важных объектов (Кремль, вокзалы, электростанции и др.), вокруг центра Москвы и вдоль ее западной и южной окраин аэростатными частями были созданы зоны воздушного заграждения. Почти вдвое увеличилась сеть аэродромов. Значительно возрос боевой состав истребительной авиации.

В ночь на 22 июля 1941 года более 200 бомбардировщиков фашистской авиации предприняли первый налет на Москву. Налет продолжался с позднего вечера до четырех часов утра четырьмя последовательными эшелонами и небольшими группами самолетов. Первый эшелон в составе пяти групп насчитывал до 70 самолетов.

Огненная дуга Махмуда ХанахуВ годы войны из небольшого рода Ханаху на фронты Великой Отечественной войны были призваны 25 человек, вернулись только 5. Среди погибших был и мой дядя Махмуд Биляович Ханаху. Говорили, что он погиб в Курском сражении. Но документальных подтверждений тому не было. Может быть, и было какое-то сообщение родственникам, но об этом факте никто не помнил. Его братья, Асхад Биляович — участник боевых действий на Кавказе, и Хаджимос Биляович, дошедший до Будапешта, долго и безуспешно пытались узнать о месте гибели и захоронения своего брата.

Мне в этом повезло больше, поскольку в Интернете стали появляться архивы времен Великой Отечественной войны. Мои поиски велись несколько лет, попадались отдельные документы, но полной информации о Махмуде я не встречал.

Тугургой — маленький адыгейский аул — жил под мирным небом. Его жители работали в местном колхозе. Выращивали хлеб, занимались животноводством, строительством колхозных корпусов. Жили в достатке, с пользой проводили свободное время, всегда всем аулом отмечали праздники, ходили друг к другу в гости, дружили семьями, росла достойная смена старшим.

Но мирное время внезапно прервала Великая Отечественная война. Гитлеровская Германия вероломно вторглась в нашу страну.

Никогда не забуду тот черный день — 22 июня 1941 года. Аул гудел словно улей. Началась отправка на фронт молодых аульчан. В первые же дни войны ушел защищать родную землю мой отец Хаджимус Беляович Ханаху. Скорбным было расставание с родными и близкими. Но он старался держаться мужественно, успокаивая всех: «Вот разгромим фашистов, и я вернусь!» А у самого на душе настолько было тяжело, что он едва сдерживал слезы. И как-то в одно мгновение вдруг вспомнил, как в мирное время работал бригадиром комплексной бригады, а затем и председателем колхоза. Он созидал для своего Отечества, своих земляков, трудился с полной отдачей, адски уставал за длинный летний день в поле, но оставался доволен, что успел вовремя вспахать, посеять и убрать тучные хлеба, что росли надои, что радовались мирной жизни его земляки. Все это было. А сейчас он — боец, защитник Родины.

А память священнаПрактически в каждой семье, в каждом доме бережно хранится все, что связано с Великой Отечественной войной. Это могут быть фотографии отца, брата, деда, прадеда, награды за подвиги на войне, фронтовые письма.

У жителя станицы Ханской Василия Павловича Малыхина тоже имеются дорогие сердцу реликвии. Это фотографии отца и старшего брата, несколько их писем с фронта — уже пожелтевших от времени и изрядно потрепанных.



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея