Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото из Instagram sov.a_onlineДа, мы знакомы давно и ежедневно — с вами. Вы, наши читатели, знаете нас по именам и фамилиям, которыми подписаны публикации на страницах газеты, по манере их написания, языку, стилистике речи. Вы наши главные ценители и критики. Но вы и основные поставщики информации, проблемных тем и суждений. Потому что газета всегда была и остается открытой территорией для жителей нашего региона всех возрастов и социальных групп.

Однако «СА» — это большой коллегиальный «синдикат» из разных направлений производства СМИ, которым призван руководить главный редактор и редакторат в целом. Среди журналистов есть группа, работающая на наполнение сайта, которой руководит Оксана Гамзаева. У них — своя «кухня»: мониторинг сетей, сбор оперативной информации. В газете с творческой тесно связана и техническая группа выпускающих. Наш ответственный секретарь Александра Минакова — это вечный двигатель внутриредакционного газетного процесса. Неутомимый и спокойный штурман, который, никогда не теряя присутствия духа и оптимизма, ведет газету к техническому завершению процесса. Если что-то идет не так, может и сама сесть за верстальный компьютер. Все самые сложные в творческом и техническом отношении номера не обходятся без ее собственноручных затей в верстке.

Есть у нее двое помощников — ответственные секретари Александр Сидорин и Татьяна Дубовик, которые не только следят за техникой газетного дела, но и умудряются также писать свои заметки. Например, Саша Сидорин — спортивный обозреватель, который скрывается под псевдонимами, Таня Дубовик — собиратель гороскопов для последней страницы пятничного выпуска газеты. А еще техническая группа — это компьютерный отдел, где верстается текущий номер, наборщики, наши корректоры Татьяна Сидорина, Николай Редькин, Марианна Жекова, а еще курьеры, водители. Весь этот сложный механизм обычно работает четко и слаженно. Как в любом газетном коллективе, где стремятся выдать «в эфир» все важное, что случилось сегодня, в этом процессе подчас возникают накладки — куда же без них? И тогда у верстальных компьютеров собираются все: заместитель главреда Руслан Аутлев, ответственные секретари, журналисты, кто в теме номера. У главного редактора газеты Зары Чундышко есть неоспоримый и, на наш взгляд, замечательный принцип — коллегиальность! Прежде, чем принять решение, она умеет слушать и слышать мнения своих сотрудников. Пожалуй, к такому единению в работе над выпусками редакция стремилась давно. И нам это удалось.

Зара Чундышко: Работа в ежедневной газете увлекает невероятно

Сегодня много говорят о снижении интереса к печатным СМИ. Свои представительства закрывают известнейшие мировые издания, они уходят в интернет. Региональная печать еще достаточно популярна, особенно там, где интернета просто нет, и у той аудитории, которая привыкла читать газету в ее традиционном виде.

Тем не менее «СА» прекрасно осознает современные реалии и перспективы. Мы создаем мультимедийную редакцию. Теперь новый информационный портал «СА-онлайн» и печатная версия «Советская Адыгея» — это единое целое. Но на двух разных платформах.

И это здорово. Потому что мы везде используем плюсы того или иного формата. В интернете мы — информационное агентство, где наше главное кредо — оперативность. И не от случая к случаю, а всегда. Выстраиваем работу полностью в соответствии с современными требованиями по разработанному Style Guide (гид по стилю, редполитика издания). На бумаге мы физически не способны быть абсолютно оперативными. Печать всегда будет выходить со вчерашними новостями. Но здесь у нас другой плюс — аналитика. Мы можем выходить с подробностями вчерашних новостей, с анализом ситуации, с  комментариями экспертов. Причем работа в ежедневной газете увлекает невероятно. Не меньше, чем работа в оперативном отделе информационного портала. Если бы читатель видел, как мы «горим» на работе, как обсуждаем материалы и спорим о заголовках, как кипит любимое дело с раннего утра и до позднего вечера. А без этого никак. Но что интересно. Сегодня в эпоху интернета, гаджетов, селфи и лайков, когда все в один голос констатируют упадок печатных СМИ, и будучи абсолютно digital-человеком, все чаще ловлю себя на мысли: как же хочется иногда выкинуть смартфон, захлопнуть крышку ноутбука, вытащить наушники и присесть в уютное кресло с чашечкой кофе, неспешно перелистывая хрустящие страницы хорошей газеты. И пусть весь мир подождет.

Дарья Варава: Ты уже на корабле с названием «редакция», а у него есть надежные паруса

Удивительное дело: журналистика, одна из самых древних профессий, по сей день остается модной и востребованной. Почему? Ответ очевиден. Быть в курсе последних новостей, владеть ситуацией, сложившейся в городе, в стране и мире, хочет каждый. Верный помощник в этом не кто иной, как журналист.

Информировать, удивлять и помогать. Возможно, эти слова для многих и стали ключевыми при выборе своей будущей профессии. Во всяком случае, так случилось со мной. Всегда хотелось, чтобы мой труд был полезен людям, обществу. Путь в журналистику, пожалуй, как и в любую другую профессию, — долгий и тернистый и начинается с поступления в вуз. Кстати, проходной балл на факультет журналистики — один из самых высоких в сравнении с другими специальностями. К примеру, в МГУ имени Ломоносова будущему журналисту в этом году нужно было набрать более 347 баллов (3 предмета ЕГЭ и вступительное испытание), в Кубанский госуниверситет — более 240 (2 предмета ЕГЭ и вступительное испытание), в Адыгейский госуниверситет — около 210 баллов (2 предмета ЕГЭ и вступительное испытание).

Поступить непросто, но абитуриентов это не пугает. Ежегодно в эту профессию с уверенностью идут тысячи выпускников школ. Но лишь некоторым удается вытянуть счастливый билет в увлекательный мир журналистики.

Быть самым молодым сотрудником редакции республиканской газеты не просто. Совсем не просто, а иногда даже страшновато. Возможно, многие, оглядываясь сейчас назад, с легким содроганием вспоминают свои первые рабочие дни. Работа — она ведь как море. С берега ты заходишь в волны по колено, осваиваешься, возможно, бурчишь — песка много, медузы противные, еще и ветерок дует, вызывая дрожь. Потом ныряешь, плывешь все дальше и дальше. И постепенно открывается вся красота мира — под водой и над ней. Уже не мешают песок и медузы, да и камни остались глубоко внизу. Ну, все! Теперь можно покорять океан. Потому что теперь ты уже на корабле с названием «редакция», а у него есть надежные паруса — из бесчисленного множества газетных страниц.

Владимир Киселев: И вот мой критический материал выходит на газетной полосе, а я получаю разнос!

Свой первый материал в «Советской Адыгее» я опубликовал на практике, будучи студентом Ростовского государственного университета. Мой редакционный куратор, заведующий отделом промышленности «СА», направил меня на один из консервных заводов с заданием написать о производстве. При этом порекомендовал поменьше общаться с начальством, а больше прислушиваться к мнению людей рабочих — мол, они всю правду расскажут.

Как водится, на заводе мне устроили экскурсию по основным цехам, а затем я решил побеседовать с одной из рабочих. Она, как мне показалось, довольно откровенно рассказала о нелегком труде рабочего, его судьбе в консервном производстве. Рассказ ее помню до сих пор: в цехах холодно, поддоны для баллонов с томатным соком тяжелые, а таскать их приходится женщинам вручную, конвейерная линия часто ломается, рабочие нередко простаивают без дела. Журналист оказался благодарным слушателем. Дальше — больше: пошли жалобы на ненормированный рабочий день, перебои с сырьем, низкую зарплату…

Возможно, у моей интервьюируемой в тот день было просто плохое настроение? В какой-то момент у меня появилось сомнение в правдивости ее слов — уж слишком все было плохо на заводе! Но я вспомнил слова своего наставника, что рабочие никогда не обманут, и успокоился. Мне бы после слов моей собеседницы поговорить с начальником цеха, проверить ее информацию, чтобы в дальнейшем подготовить объективную публикацию. Но я этого не сделал. Сел и правдиво, как мне казалось, написал о всех тяготах и невзгодах рабочих консервного завода.

И вот мой критический материал выходит на газетной полосе, я читаю его с гордостью в душе — я тактически «вскрыл» так много недостатков на предприятии. В общем, редакционный практикант в ожидании похвалы старшего коллеги.

Но вместо благодарности он устроил мне самый настоящий разнос! Как выяснилось, через день после выхода публикации в свет ему позвонили руководители завода и указали на существенные, мягко говоря, неточности в публикации. Тут же мой куратор поспешил на завод, лично взял в руки мною названные «тяжелые» поддоны, оказавшиеся на самом деле «подносами», и никакой особой тяжести в них не обнаружил. Не нашли подтверждения и другие мои существенные «разоблачения».

Первый вопрос куратора после возвращения с завода — как будем спасать престиж газеты? И кто это будет делать? Конечно, я предложил себя в качестве спасителя, но эта версия была решительно отвергнута. До радикальных мер со стороны руководства предприятия, к счастью, дело не дошло. Конфликт был урегулирован после довольно продолжительного разговора моего куратора с руководителем завода. А меня за этот «опус» лишили гонорара. Полностью.

Елена Космачева: Я нахожусь где-то посреди земного полушария, а дальше только космос

Командировки — журналистская страсть. Мэтры корреспондентских дорог могут рассказывать байки о командировочных приключениях часами. Журналистам присуще относиться к жизни с долей юмора, всегда найдется повод посмеяться над собой.

Еще в студенчестве на встрече с очень известным в стране советским журналистом Валерием Аграновским о командировках тоже зашла речь. И он поведал историю одной из своих зимних командировок в Сибирь. Дело было после новогодних праздников. Весь день его возил председатель колхоза по фермам и местным достопримечательностям на санях, запряженных неспешным тяжеловозом Сивкой. Чтобы приехавший столичный кор не замерз, его поверх пальто одели в длинный черный тулуп — морозы стояли лютые. Отработали день, и председатель повез корреспондента в дальнее село. Хотелось журналисту увидеть быт сибирской семьи, поговорить с людьми в глубинке о жизни. Завидев гостя, подтянулись соседи. Хозяева пригласили всех за стол, угощали на славу! В какой-то момент журналист понял, что валится с ног от усталости — в избе натоплено, время за полночь. Чтобы не мешать другим, тихо вышел на крыльцо проветриться. Глядь, а рядышком под навесом стоят их запряженные сани, и Сивка хрустит овсом у кормушки. Прилег гость в сани на сено и уснул. А Сивка по­думал, что пора домой, и неспешно пошел со двора. Проснулся корреспондент в темноте, в лицо била метель. От страха в жар бросило под овчинным тулупом, стал утирать мокрое от снега лицо рукавом. Но раз Сивка трусит вперед — к жилью привезет.

Вдруг услышал лай собак, сквозь метель проглянул свет в окнах. Лошадка завезла сани во двор и также встала под навес. По словам Аграновского, с саней он еле слез — ноги ватные, тулуп в снегу. Из избы выбежал к саням подросток. Журналист, отряхиваясь от снега, обернулся, чтобы спросить, куда его лошадь доставила, и услышал жуткий вопль: «Мама!! Сивка черта в санях привез!» Набежали люди, завыли собаки по округе.

— Шуму было много, пока разобрались, кто я такой. И только когда вошли в дом, я увидел в зеркале свое отражение — лицо и руки сплошь черные, словно ваксой натерты. Сам перепугался — куда лошадь меня возила, где был? Оказалось, тулуп был свежевыкрашенным, а я им усердно утирался. Краску с лица еле отмыли. А байка: «Работа журналиста что у негра на плантациях» — облетела половину Сибири, и коллеги тут же «сибирским чертом» прозвали, на Святки это приключилось, — смеялся Аграновский.

Фото из архива Елены КосмачевойЭту историю я вспоминала потом много раз. Но особенно памятной она стала во время работы в газете «Ульяновская правда». Одна из старейших и крупных редакций областных газет России щедро делилась опытом со студентами факультетов журналистики вузов всей страны. Я попала в самый крупный отдел — сельского хозяйства. Но пять маститых журналистов-мужчин во главе с редактором отдела встретили без оптимизма. На лицах читалось что-то типа: «Фи-и, девчонка, какой от нее толк в сельском хозяйстве».

Через пару дней редактор отдела без объяснений объявил: «Завтра утром едем в командировку, в 6.00 быть здесь». Загрузились в уазик вчетвером, поехали. Размаха Ульяновской области я не представляла. Часа через два пути редактор отдела попросил водителя остановить машину.

— Идешь по этой проселочной дороге прямо, там будет село. Найдешь правление колхоза. Председатель тебя отвезет на ферму, там соберешь материал и вернешься сюда к 17 часам. Мы на обратном пути тебя подберем, — без эмоций наставлял он.

Я спрыгнула на обочину, и машина с мэтрами журналистики унеслась вдаль. Через пять минут меня обуял ужас — вокруг меня до самого горизонта, насколько хватало взора, простирались поля. Трасса была абсолютно пуста и терялась в мареве, видимо упираясь в горизонт. Солнце палило молча — стояла звенящая тишина. Вдруг пришло четкое ощущение, что планета огромна! Я нахожусь где-то посреди земного полушария, а дальше только космос. Сначала пошла по проселку, потом побежала. Но виды не менялись. Горизонт бежал с той же проворной скоростью, его было не догнать. Это чувство неукротимого величия Земли и малости человека пронизывало насквозь. Как в кино, я будто сверху увидела себя, бегущую по узкому среди высокой пшеницы проселку…

Село нашлось, и председатель колхоза, и ферма. На околице встретилась татарская женщина, удивилась и сурово покачала головой, что меня отпустили одну. Затем напоила водой и показала домик колхозного правления. На ферме, что нередко случается, когда умудренный опытом председатель замечает перед собой «зеленого» корреспондента, прибавили цифры к реальному количеству надоев молока, но рассказали обстоятельно и детально. К трассе меня подвезли — проселок оказался не таким уж дальним и пустынным. И только месяца через два, к концу практики, в отделе раскрыли «секрет» — через это испытание проходят все редакционные новички, кто попадает в отдел с желанием заняться вопросами сельского хозяйства. Правда, в этот раз редактор отдела получил строгий выговор от вернувшегося из отпуска главреда! Как оказалось, я была единственной из барышень-практиканток, добровольно напросившейся именно в сельхозотдел…

Татьяна Филонова: Встречи с удивительными людьми - это магнит, который тянет в журналистскую профессию

Приходилось ли вам когда-либо сдавать ЕГЭ? Самостоятельно, взрослым человеком. Мне пришлось его пройти — единый госэкзамен по русскому языку, когда его проводили в Адыгее для родителей и общественности…

Я пришла в «СА» в 2010 году, и мне сразу же предложили взять сферу образования как главное направление журналистской работы. С тех пор я вечная школьница и студентка. Мне пришлось вникать во все тонкости образовательного процесса от детского сада до вуза. Я одной из первых узнаю все новшества единого госэкзамена и его результаты по республике. Когда пошла на экзамен сама, чтобы прочувствовать все его тонкости, это было ответственно вдвойне. Потом я стала участником всех федеральных и региональных диктантов, которых сегодня появилось великое множество — этнографических, географических, исторических и прочих. Признаюсь: мой любимый — тотальный диктант по русскому языку, на котором мы с коллегой, Екатериной Пензевой, «собаку съели» и даже стали отличницами.

А еще я занимаюсь проблемами детей-сирот и приемных семей. За первые пять лет своего журналистского стажа мне довелось побывать практически во всех интернатах и детских домах республики, узнать подлинные истории и судьбы детей от самих ребят, их воспитателей и попечителей. На страницах нашей газеты мы рассказывали о них честно, без прикрас. И наши публикации помогли многим ребятишкам найти новые семьи, обрести в жизни мам и пап. Сегодня нас радует то, что в республике почти не осталось маленьких героев для нашей газетной рубрики. В интернатах Адыгеи нет брошенных детей, и республика может этим только гордиться! Семьям, желающим усыновить или взять ребенка под опеку, приходится уезжать в поисках дочек и сыновей в другие регионы. Мы пишем об их опыте и жизненных историях, которые, как я надеюсь, вдохновят других жителей региона на столь благословенный путь.

Фото из архива "СА"Каждый год для журналиста насыщен тысячью интересных событий, и минувший, 2017-й, мне запомнился многими. Среди них — и наше «участие» в съемках нового российского сериала «Чудотворная», которые проходили летом в окрестностях поселка Хамышки, в Адыгее. Сбылась моя детская мечта — самой увидеть, как создается магия кино, и рассказать об этом нашим читателям в республиканской газете. Присутствуя на съемках, мы очень надеялись на интервью с одним из самых популярных и любимых актеров — Владимиром Гостюхиным, который прилетел на съемочную площадку в Адыгею всего на одни сутки. Увидев тяжелый актерский труд, который начался с рассветом, почти расстались с надеждой, но Владимир Васильевич не отказал во встрече журналистам «СА», правда с условием его не фотографировать — он простужен. Администратор съемочной группы выделил нам для встречи всего 10-15 минут, а проговорили мы с Владимиром Гостюхиным больше часа. О его ролях и творческом пути расспрашивали мы, а он говорил, что природа Адыгеи уникальна, и очень сожалел, что нет времени увидеть больше — приехал ночью и также в сумерках придется уехать. Знаменитый по сериалу «Дальнобойщики» актер оказался очень простым и добрым, открытым человеком. Таким же, как в каждом кадре на киноэкране. Лично для меня десятки его замечательных ролей складываются в единый, созданный им в известной киноленте режиссера Станислава Говорухина образ майора Мак-Наббса. Да, это тот самый, обожаемый в детстве и юношестве фильм «В поисках капитана Гранта». И так приятно было узнать, что и у Владимира Васильевича майор Мак-Наббс — его любимая роль. Вот такие и многие подобные им встречи в прямом общении награждают журналиста той познавательной силой, которая, как магнитом, тянет нас в нашу профессию.

Мы любим узнавать тайны. Особенно — тайны прошлого, истории нашего региона. Здесь журналистам тоже везет. Нас приглашают увидеть и даже поучаствовать в тех процессах, на которые не каждый может попасть. Например, в самых масштабных археологических раскопках, которые проводились в Адыгее минувшей осенью. Находки археологов в древних меотских поселениях под Майкопом, реставрация единственной в мире полихромной гробницы, которая является достоянием Национального музея республики — есть возможность прикоснуться к прошлому. И может быть чуть больше понять нашу жизнь в современности. Что хотели сказать нам своими рисунками древние люди? Наши археологи и историки наверняка докопаются до истины. И мы об этом обязательно напишем. Только для вас, читатели «СА».

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея