Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото архив "СА"Время. Оно само выбрало Аслана Алиевича Джаримова. Это тот случай, когда личность решает многое, если не все.

Тогда перестройка привела в движение многие силы, и не только позитивного характера. В обществе в конце 80-х терялась управляемость, стихийность вовлекала разные категории людей в политику. И у них были полярные, даже исключающие совместное будущее, цели.

На смене времен

Чем была Адыгея в этом водовороте? Песчинкой. Легко было вообще затеряться, погибнуть. И здесь именно Аслан Алиевич оказался той точкой опоры, глыбой, которая помогла нам выстоять, консолидироваться, определить вектор развития в условиях новой реальности. Адыгее повезло, что у власти оказался Аслан Джаримов, как лучший представитель той старой командно-административной системы. Партийное воспитание приучило его к масштабному взгляду на жизнь, системности в работе, строжайшей самодисциплине. И все же это был уже другой человек, отличавшийся от большинства коллег по партии, он умел и хотел вести диалог, слушать не только «верхи», но и «низы», активно вступал в актуальные дискуссии, и, пожалуй, самое главное — Аслан Алиевич не боялся начальствующего окрика из Москвы или Краснодара. Что говорить, горбачевская демократия подразумевала абсолютную подчиненность в кабинетах и показушное равенство для широких масс.

Перестройка вела страну к развалу, в этих условиях многоступенчатая подчиненность Адыгеи могла усугубить ситуацию. Да, было страшно, и далеко не всеми одобрялся выход из-под крыла мощного Краснодарского края. В тот момент от Аслана Джаримова потребовалось большое личное мужество, он ведь боролся сразу на нескольких фронтах — с местными радикалами и торопыгами, с пассивным равнодушием центра. Он взял всю полноту ответственности на себя.

Становление республики

Оно шло в тяжелейших условиях усиливающегося социально-экономического кризиса. Дикая приватизация государственной и общественной собственности, появление незащищенных людей, многомесячные задержки зарплат, пенсий — вот далеко не полный перечень проблем, с которыми сталкивалась власть. При этом в Москве сменилось несколько правительств, в соседнем Краснодарском крае время безжалостно поменяло тройку губернаторов, а в маленькой Адыгее власть во главе с Асланом Джаримовым удержалась. Здесь нет везения или страха перед переменами.

Аслан Алиевич тогда сумел найти формулу политической и экономической стабильности, и люди знали, что ее нарушение приведет к еще большим потрясениям.

Аслан Джаримов — лидер, за которым пошли люди, он никогда не был чисто кабинетным руководителем. Сильный человек, он не боялся выдвигать на ответственные посты новых людей, молодых, не отягощенных грузом прошлых ошибок. При Аслане Джаримове практически обновился кадровый состав руководителей.

Конечно, не всем это нравилось. Те, кто привык больше думать о себе, а лишь потом о деле, ему порученном, стали заклятыми оппонентами Аслана Алиевича. Но они, выпадавшие из процесса движения вперед, мечтавшие о собственном реванше, уже не могли остановить ход развития.

Как большой государственный деятель, Аслан Джаримов был признан руководителями южного региона. С ним дружили, советовались. В кругу общения его голос был всегда весомым.

А ведь эти товарищи, сами с огромным жизненным опытом, считали Аслана Джаримова неформальным лидером. Н.И.Кондратенко, В.И.Хубиев, В.М.Коков были больше чем коллеги. Через личное доверие к Аслану Алиевичу росло доверие к молодой республике, ее курсу на обновление.

Наш первый президент научил, что жить и работать в многонациональном субъекте России — это для кадров всех уровней высочайшая ответственность. Сохранение спокойствия, укрепление доверия между людьми разных национальностей стали для Аслана Алиевича делом всей жизни.

Он заложил прочный фундамент кадровой политики на многие годы, обозначил границы, через которые переступать нельзя.

Мне, человеку, который работал с Асланом Джаримовым в обкоме КПСС, а затем и в постсоветские годы, пришлось быть свидетелем принятия многих важных, судьбоносных для Адыгеи решений. Не вспомню, чтобы Аслану Алиевичу изменяли хладнокровие и политическое чутье. Но при этом были случаи наивысшего напряжения, как говорится, за гранью возможного, когда один неверный шаг мог привести к катастрофе.

Три случая

Грузино-абхазские события 93-го. Тогда мы не просто столкнулись с несправедливостью, агрессией против братского народа. Это были дни высочайшего духовного подъема, солидарности и вместе с тем всеобщего гнева и даже отчаяния. Стихийность захватила, образно говоря, не площадь Ленина в Майкопе, а головы людей. Эту стихийность надо было превратить в осознанные, ясные поступки, найти диалог с молодыми радикалами и добиться внимания Москвы.

Смею утверждать, что именно позиция Аслана Джаримова, его обращения и переговоры с руководством страны тогда переломили ситуацию. Наш федеральный центр однозначно встал на сторону Абхазии, определил приоритеты в военном конфликте. Надвигающийся пожар войны отступил с юга России.

Второй случай, который в моей памяти навсегда, — это политический кризис в Нальчике, когда еще чуть-чуть — и все могло вылиться в вооруженное противостояние. Тогда, опираясь на патриотические чувства народа, шло расшатывание устоев государственности Кабардино-Балкарии. Естественно, Адыгея не могла остаться в стороне от происходящего там. Аслан Джаримов употребил все свое влияние на то, чтобы конфликт затух, всецело поддержал главу братской республики В.Кокова. Но нет худа без добра — позже пришла необходимость согласованной интеграции Адыгеи, КБР и КЧР в современное российское пространство, была высказана и осуществлена идея межпарламентского сотрудничества. Аслан Алиевич явился в этих вопросах политиком-новатором. А.Джаримов, В.Коков и В.Хубиев стали соавторами новой платформы межрегионального сотрудничества, которая не утратила актуальности в наши дни.

Третий судьбоносный момент — это принятие Советом народных депутатов Адыгеи декларации о государственном суверенитете автономной республики. Дело в том, что 5 октября 1990 года был преобразован статус Адыгеи. Это случилось де-факто, но решение местных депутатов требовало утверждения Верховным Советом РСФСР. То есть де-юре республики еще не было. Процесс затягивался, что влекло усиление противоречий. Тем более происходящий распад СССР, парад суверенитетов уже и внутри Российской Федерации вызывали, естественно, у многих людей недоверие, боязнь и отчуждение. Надо было, с одной стороны, взвешенным документом поставить все точки над «i», успокоить общество, а с другой — дать четкий сигнал федеральному центру, что дороги назад не будет. С этой задачей Аслан Алиевич и его команда справились блестяще. Не случайно нам звонили руководители других субъектов страны, особенно бывших автономий, с просьбами поделиться опытом нового государственного строительства.

И немного о личном. В 92-м Аслан Джаримов рекомендовал меня руководителем телерадио-комитета. Это было сложное время в моей жизни, и я знаю, что были «доброжелатели», которые не приветствовали назначение. В ответ они услышали: зато у нас появится свое телевидение, он справится. Телевидение мы создали. Как и создавались другие, абсолютно новые институты общества. «Сельхозник» по образованию, первый президент республики направлял огромные усилия на подъем культуры, развитие родного языка, на настоящий прорыв, как сейчас модно говорить, в гуманитарной сфере. Это был ренессанс духовности. Он с полным правом подчеркивал: идентичность Адыгеи возможна прежде всего через культуру, родной язык, литературу, искусство, образование.

Да, при Аслане Алиевиче не все проблемы были решены. Но основные задачи строительства полнокровного субъекта государства были достигнуты. Осмелюсь сказать, что Аслан Джаримов своим преемникам не оставил груза политических проблем, вызывающих сегодня сомнения в правильности выбранного пути.

Жизнь идет вперед. Адыгея меняется. Все мы, участники знаковых пре­образований на рубеже тех лет, с оптимизмом смотрим в ее будущее. И, конечно, мы всегда отдаем должное нашему лидеру, первому президенту. Все значимое, а это касается и людей, с годами еще больше возвеличивается, очищается от мелкого, наносного и занимает свое незыблемое место в истории. Аслан Джаримов это место уже занял. Оно рядом с великими подвижниками народа, такими как Хакурате. Имя навсегда.

 

ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ТЕЛЕГРАММА

г.Майкоп, ул.Школьная, д. 117-л,

Первому Президенту Республики Адыгея А.А.Джаримову

Уважаемый Аслан Алиевич! Поздравляю Вас с 80-летним юбилеем!

Ваш жизненный путь достоин самого глубокого уважения. Он отмечен многими значимыми делами и высокими достижениями, гарантом которых были умение добиваться намеченных целей, настойчивость в сочетании с порядочностью.

Богатый профессиональный и жизненный опыт, многолетняя работа на посту высшего должностного лица Республики Адыгея, значимый личный вклад в развитие региона снискали Вам общественное признание и высокий авторитет.

Как первый Президент Республики Адыгея Вы смогли создать прочную основу для устойчивого роста экономики и социальной сферы, сформировать действенную систему институтов государственного управления.

В день знаменательного юбилея от всей души хочу пожелать Вам, уважаемый Аслан Алиевич, крепкого здоровья, благополучия, неиссякаемой энергии и праздничного настроения!

Будьте счастливы, любимы родными и близкими людьми! Пусть в Вашем доме всегда царят любовь и взаимопонимание!

Глава Республики Адыгея М.Кумпилов.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея