Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Александр НикановЛауреат Государственной премии Республики Адыгея — народная артистка РА, заслуженная артистка РФ Мариет Биданоко (Уджуху) рассказала «СА» о том, как начальную школу вывести на большую сцену, научить говорить без стеснения и сохранить родной язык.

Государственная премия Республики Адыгея в области искусства была присуждена актрисе Национального театра РА имени И.С.Цея как создателю, художественному руководителю и режиссеру-постановщику детской театральной студии «Щыгъыжъый» — «Ожерелье». Эта студия — единственная в своем роде не только в Адыгее, но и за пределами республики. Главным действующим лицом театра, «солистом» его сцены стал национальный язык.

Консонанс амплуа

История «Щыгъыжъый» началась 11 лет назад. Тогда ученикам Мариет Уджуху было всего-то по 4–5 лет. Сегодня они уже подростки. Она называет их «мои дети». Гордится тем, что за все годы студию покинули лишь несколько ребят. И то не по своей, а по воле случая — их семьи поменяли место жительства. Основной состав — костяк студии остался неизменным.

На моих глазах они выросли. Как на подбор, все удивительны своим дарованием и трудолюбием. Дети ведь бывают разными. Иной ребенок и ведет себя хорошо, и вроде бы слушает, а подлинного интереса нет: в глазах «чертики» скачут и мысли так далеки от происходящего, что не догнать. Но у этих ребят такого нет, — говорит Мариет Шамиловна.

В студию уже давно приходят новенькие. Но комплекса актера-новичка, когда не то что зрительный зал, а сама сцена театра вызывает ступор или дрожь в коленях, здесь просто не бывает. Мариет Уджуху, как опытный педагог, безусловно, выстраивает мизансцену, улавливает любой нюанс в поведении каждого. Ребята сами включаются в процесс, невольно подражая урокам своего наставника.

И все-таки как дать почувствовать это отношение ребенку, который пришел в студию учиться адыгейскому языку, а не актерскому делу? Он не просто стесняется. Он боится, что зазвучит диссонансом с группой. И потому мальчик стоит в стороне, ему страшновато. Педагог это видит. Репетируют сценку, где заняты старшие ребята, у них свои роли на сцене. Включить нового надо незаметно.

Фото Александр НикановЯ просто руковожу сценой: «Так, ты пройди вон туда, вдоль сцены. А ты, как тебя зовут? Извини, я еще не успела запомнить твое имя. Аслан? Отлично. Аслан, пожалуйста, пройди с ним вместе». Он просто прошел. И жив остался. Конечно, он волновался! Но я не заостряю на этом внимание. И репетиция идет дальше, — говорит Мариет Шамиловна.

Через время педагог предлагает новенькому: «В этом месте не хватает реплики. Может, ты, Аслан, скажешь?» Он не хочет, качает головой: «Я не могу». Но она уверяет: «Ничего страшного, сократим реплику до одного слова, ты сможешь». Педагог произносит слово по звукам. Мальчик неуверенно, но повторяет. И слышит ободряющее: «Хорошо, у тебя получается. Потом мы с тобой отдельно позанимаемся, все будет как надо».

Мне важно, чтобы он произнес слово при других ребятах в первый раз. Это очень трудно даже взрослому — переступить внутренний порог, когда не уверен в произношении. На втором занятии ребята встречают его как своего. И наш новичок больше не чувствует себя посторонним, — рассказывает педагог.

Она всегда найдет, за что похвалить старших артистов студии: «Вы — молодцы, что помните, как вам самим было трудно вначале. Вы уже так давно работаете на сцене и все равно умеете сопереживать. В жизни соучастие дорогого стоит». И уверена: даже если дети и хотели бы в чем-то возгордиться, уже не сделают этого.

Так Мариет Уджуху достигла в своем детском театре «Щыгъыжъый» полного созвучия языкового и духовного — консонанса. На своей образовательной сцене она, как камертон, настраивает голоса. Точнее, их истинное для культуры народа звучание.

Искусство языка нартов

В День адыгейского языка и письменности выступление детской студии «Щыгъыжъый» в Госфилармонии увидел глава Адыгеи. После окончания представления Мурат Кумпилов встретился с руководителем и участниками «Ожерелья», отметив артистические навыки и знание родного языка артистов. Тогда ребята показали гостям праздника сценическую постановку старинных адыгских обычаев и обрядов, отрывки из нартского эпоса и сказок, декламировали стихи на родном языке.

Обращаясь к Мариет Уджуху, Мурат Кумпилов подчеркнул, что театральный формат студии оправдал себя — в игровой форме дети погружаются в языковую среду, учатся любить и понимать родной язык.

Все мы видим, как дети в зрительном зале живо воспринимают спектакль на родном языке, и понимаем, какую важную роль играют в обучении родному языку такие творческие проекты. В студии «Щыгъыжъый» ребята не только приобщаются к изучению адыгейского языка, но и узнают об истории и культуре своего народа, знакомятся с фольклором, — сказал Мурат Кумпилов.

Мариет Уджуху поблагодарила главу республики за оценку работы коллектива, а участники студии рассказали о творческих планах студии. Юные актеры получили и опыт в озвучании мультфильмов — дублировали персонажей мультсериала «Фиксики», перевод которого на адыгейский язык, по согласованию с правообладателями, сделали языковеды АРИГИ.

Кроме того, участники студии часто выступают на различных мероприятиях, связанных с продвижением национального языка, побывали с гастролями в Турции по приглашению КАФФЕД. С начала этого года коллектив уже дал десяток представлений в школах и домах культуры Адыгеи, планируется продолжить гастрольный тур студии по районам республики.

Мы были очень рады получить столь важную для нас оценку главы Адыгеи, который поблагодарил ребят за любовь к родному языку. Они услышали искреннее мнение о своей работе, о том, чего достигли, — от первого лица! И очень гордятся пожеланием новых успехов в творчестве, — говорит Мариет Уджуху.

Мурат Кумпилов тогда отметил необходимость записать их театральные постановки в профессиональной телестудии. Таким образом, творческий поиск «Ожерелья», работающий на укрепление и популяризацию адыгейского литературного языка, выйдет в эфир — на широкий показ...

Монолог в жанре педагогики

«…Адыгейским языком я занимаюсь давно — больше 40 лет. С того момента, как мы — выпускники адыгейской драматической студии Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии — вернулись в республику. Тогда параллельно с актерской игрой на сцене я отдельно занималась постановкой правильной адыгейской речи у детей и студентов. Меня приглашали в республиканскую гимназию, школы, в училище искусств (ныне Адыгейский республиканский колледж искусств им.У.Тхабисимова), к учащимся национального факультета Адыгейского гос­университета для занятий сценической речью для театральных постановок, концертов на адыгейском языке.

И вот мне предложили организовать уроки адыгейского языка для детей репатриантов, которые вернулись в Адыгею из Турции. Им нужно было помочь освоить родной язык в разговорной форме. Многие взрослые репатрианты или вообще не знали родного языка, или не умели на нем говорить. Для языка что важно? Среда, постоянное общение с языковыми носителями. Если родители не знают языка, не говорят на нем дома, а внуки не живут с бабушками-дедушками с малых лет, то язык теряется. В этом и есть основная проблема нашей современности — сохранения национальной идентичности.

Репатрианты, вернувшись на историческую родину, мечтали, что на языке предков по-настоящему смогут общаться хотя бы их дети. Ко мне привели совсем маленьких ребятишек, от 3 лет. Нужно было заинтересовать малышей уроками настолько, чтобы учение не шло через силу. Значит, нужно предложить им что-то новое. Может быть, игру? Мне это было близко по сценической школе, и я решила попробовать.

Адыгейский язык очень сложный в произношении. Бывает, в семье малыши понимают разговорную речь взрослых, но если пропускают момент, чтобы заговорить самостоятельно, потом им сложно включиться, возникает внутренний барьер. Даже выучив русский, английский языки, трудно вернуться к родному языку. В нем очень сложные гортанные звуки. Взрослые берут уроки и занимаются сами. Но их — единицы. А как уговорить ребенка? Можно сказать дома — за «пятерку» куплю тебе планшет. Он выучит одно предложение или стихо­творение. Получив обещанное, бросит занятие, просто остынет — детская психология такова. Но те же игрушки могут быть очень полезными, если их «вывести» на сцену и создать из них театр.

Вспомним ту же игру в «дочки-матери», которую раньше любили все дети. Строили домик, «готовили» еду, кормили-поили кукол, своих «гостей». В каждом ребенке на уровне подсознания заложено стремление познавать жизнь, подражая ролям взрослых в своей семье. А найти в магазинах игрушек можно все, собрать интерьер дома — кухни, детской, столовой и т.д. Это и стало для меня зацепкой в обучении детей. Поначалу говорили больше на русском языке, но я называла предметы, действия на адыгейском. Если возникали затруднения в произношении, переговаривали на русском. Но я старалась им объяснить все, возвращаясь к адыгейскому языку. Так, слово за словом, они стали произносить фразы, затем заговорили диалогами…»

«Кто в домике живет?»

Мариет постепенно усложняла задачи. Ставшие привычными фразы сами собой составились в диалоги, которым игра в «дочки-матери» стала тесноватой. И на сцену вышли первые детские сказки, поначалу, конечно, на русском языке. Такие знакомые всей малышне «Колобок» или «Курочка-ряба» были вполне понятны на русском. Но тот же колобок на адыгейском — что за предмет, хоть и одушевленный? К счастью, на адыгейский язык уже были профессионально переведены «Репка» и «Теремок».

Мы и сегодня играем эти сказки, уже вполне профессионально. Представления идут на ура! Ребят увлекала сама игра в сценке. И в диалоге мы стали прибавлять по слову из адыгейского языка. Медведь по-русски спрашивает: «Кто-кто в домике живет?» А волк называет себя на адыгейском. Лиса говорит одно предложение на адыгейском языке, мы все его выучили, а остальной текст звучал на русском, — рассказывает Мариет Шамиловна.

Оказалось, что игра ребятам дается просто и весело. Каждый из них понимает, о чем идет речь, зная все слова из текста на русском языке. И может сам заменить то или иное слово адыгейским. Такой процесс увлекал еще больше. Когда половину диалогов сказочных персонажей заменили адыгейскими словами, произошло то, чего так ждали: всю сказку сыграли чисто на адыгейском языке!

Вот так получилось, что сказки в наших постановках — двуязычные. Мы можем играть и на русском, и на адыгейском. В зависимости от языка наших зрителей. Двуязычие — плюс нашей театральной студии, большое достижение актеров. И это им самим очень нравится, — говорит педагог.

Я говорила на адыгейском, когда пришла в студию. Но здесь получила реальные уроки. Мы изучали нартский эпос, благодаря которому я поняла, что стала говорить лучше, и знаю теперь значение разных слов,  — рассказала участница театра-студии Псэзан Хызетль.

Как говорит сама Мариет, она не учит детей читать и писать на адыгейском языке.

Моя главная задача — поставить ребятам правильную речь на их родном языке. Литературную речь. Когда они могут говорить легко и свободно, им проще учиться читать слова, записывать их, познавать грамматику. Письменному языку они могут научиться по программам, которые дают в школе, выполняя задания дома. По адыгейской литературе мои дети уже получают на уроках пятерки. За все те стихотворения и диалоги, которые выучили здесь, в студии. И часто преуспевают в сравнении с одноклассниками, — рассказывает Мариет Шамиловна.

Это вызывает в участниках ее студии чувство гордости: они знают родной язык лучше сверстников. При этом дети понимают весь смысл того, о чем рассказывают на адыгейском языке, а не повторяют заученные фразы. 

А привить детям осмысленность в поведении в обществе она стремится с помощью адыгейских пословиц. Их в театре «Ожерелье» изучают тщательно.

— В пословице бывает два-три слова, но я рассказываю им целую историю, чтобы донести исконный смысл, вложенный в слова поколениями народа.

- «Воспитайся дома, потом в общество выходи» — на слух звучит просто, а понять важную адыгейскую мудрость нелегко. Я хочу, чтобы они вдумывались в слова народа, — говорит она.

И это действительно дает ребятам ощущение любви к родному дому. 

Справка

Мариет Биданоко (Уджуху) родилась в ауле Джиджихабль Теучежского района. После окончания школы поступила в адыгейскую национальную актерскую студию Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии — класс педагога Владислава Андрушкевича. Блестяще окончив ЛГИТМиК, с 1976 года работает актрисой Национального театра РА имени И.С.Цея. Сыграла на сцене более 100 ролей. В 2001 году удостоена звания народной артистки Адыгеи, а в 2006 году ей присвоено звание заслуженной артистки РФ. На Госпремию РА этого года Мариет Уджуху номинирована представителями общественной организации «Адыгэ Хасэ — Черкесский парламент», под патронатом которой работает ее этнографический детский театр-студия.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея