Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Артур Лаутеншлегер/СА«Страшнее всего стало, когда коронавирус подтвердился у жены и детей». Врач Ахмед Сиюхов — о том, как заразился COVID-19 и больше месяца провел на карантине вместе с семьей.

«Мужчина должен быть хирургом»

Ахмед Сиюхов месяц назад назначен главным врачом Республиканской станции скорой медицинской помощи и Центра медицины катастроф, куда перешел с должности главврача структурного подразделения Адыгейской межрайонной больницы имени К.М.Батмена Теучежской больницы.

Его карьера началась в 2008 году после окончания Кубанской медакадемии. Вся семья Ахмеда, кроме матери и отца, — врачи. Дяди, тети, дедушки — врачи-стоматологи, фармацевты, хирурги, терапевты, неврологи. Выбор профессии перед молодым человеком никогда не стоял, он знал с детства, что будет врачом-травматологом.

— Дома говорили: «Мужчина должен быть хирургом». Плюс у меня всегда были развиты технические навыки, а травматология подразумевает работу с инструментами. Я всегда понимал, что буду оперировать. Хирургию выбрал еще и потому, что хотел наблюдать не долгосрочный, а срочный эффект от лечения, когда результат от твоих действий можно увидеть через достаточно короткий промежуток времени, — рассказывает он.

Занимая руководящие должности, Ахмед Сиюхов не прекращал практику врача-травматолога, вел прием пациентов. Когда «пришел» новый вирус, работу в больнице организовали с соблюдением всех мер предосторожности, разделили потоки пациентов.

— Травматология подразумевает экстренность, поэтому отследить, пришел ли человек с температурой, не всегда возможно. Риски есть — от вируса не спрячешься. В начале апреля принимал пациента, который на первый взгляд был здоров, а спустя несколько дней выяснилось, что у него коронавирус, — говорит врач.

Заболели

Ахмед Аскерович сразу ушел на самоизоляцию, всей семьей сдали анализы и стали ждать…

— Было страшно не за себя, ведь я понимал, что организм молодой, активный, иммунитет есть. Даже не помню, когда в последний раз болел банальной простудой. Больше переживал за семью — жену и сыновей: старшему четыре года, младшему всего два. Все это время я контактировал с ними, — вспоминает врач.

На следующий день после сдачи анализов поднялась температура, градусник показал 38,5.

— Почувствовал общую слабость, сильно заболела спина. Так совпало, что в день перед появлением температуры сыновья устроили на мне «скачки». Я связал боль с этим. Думал, это мышцы. А позже в новых аннотациях прочел, что подобная ломота — один из симптомов инфекции, — рассказывает Ахмед Сиюхов.

Тест подтвердил коронавирус. Течение болезни позволяло лечиться дома. Температура держалась двое суток — выше 39 градусник не показывал. На второй день после того, как температура сошла на нет, за одну ночь полностью пропали обоняние и вкус. Ахмед перестал чувствовать даже резкие запахи. Когда пришли повторные анализы, коронавирус уже подтвердился у жены и детей.

— Стало еще страшнее. Благо, что, как только я узнал о контакте с зараженным, мы начали дома превентивную терапию — пили и капали в нос противовирусные препараты. И своевременное лечение сыграло немалую роль в течении болезни. Хотя тогда мы, конечно, думали, что делаем профилактику, — признается врач.

По словам Ахмеда Сиюхова, у супруги и детей была такая же клиника течения болезни, те же симптомы. На пятые сутки после положительного результата поехали всей семьей делать снимки КТ в республиканскую больницу. Доставляют сюда пациентов, которые лечатся на дому, специальные бригады скорой помощи.

— У жены и детей легкие оказались чистыми. У меня выявилась пневмония — поражена одна доля легкого слева — это считается средней формой тяжести. При данном состоянии разрешено оставаться дома, поэтому я не стал госпитализироваться. Мы стали всей семьей пить антибиотики. А на десятые сутки КТ показала, что очаг практически полностью исчез, — рассказывает Ахмед.

Пошли на поправку

Соблюдать рекомендации «как пациентам» оказалось несложно, говорит врач. Сталкивались только с бытовыми трудностями — на улицу не выйти, в магазин не сходить. Чтобы никого не заразить, семья исправно просидела дома весь карантин. А с учетом того, что жена и сыновья заболели позже, самоизоляция длилась дольше обычного — месяц и три дня. По словам Ахмеда, с лучшей стороны проявили себя друзья и коллеги. Привозили продукты, питьевую воду, выносили мусор. Помогали поддерживать общий настрой.

— Мы ни минуты ни в чем не нуждались. Отдельная благодарность главе Теучежского района Азамату Хачмамуку и главе Понежукайского сельского поселения Аслану Кушу за внимательное отношение к моей семье, — говорит врач.

А вот организовать в квартире досуг для маленьких детей оказалось нелегкой задачей.

— Разрешали детям вести себя как на улице. На балконе сделали зону отдыха — выставили туда стол со стульями. Открывали окна и устраивали ежедневно пикники на свежем воздухе. Я ведь занят все время на работе, а эта ситуация позволила вдоволь наиграться с детьми, уделить им столько внимания, сколько они не получали от меня за предыдущие годы. Потому в какой-то степени я даже благодарен болезни, — говорит Ахмед.

К моменту получения первого отрицательного анализа все члены семьи чувствовали себя уже здоровыми. После второго отрицательного результата свободно выдохнули. Болезнь отступила. Только обоняние не хотело возвращаться в норму.

— За полтора месяца привык к такому состоянию. Впервые после болезни почувствовал вкус еды всего пару дней назад, — улыбается Ахмед.

Новая реальность

Все время, проведенное на карантине, главврач был включен в рабочий процесс. Дистанционно помогал организовывать работу по борьбе с коронавирусом в Теучежском районе.

— Мы столкнулись с неожиданной новой реальностью. И задача стояла — в оперативном режиме наладить работу мед­учреждений в условиях пандемии. Создали специализированные бригады, которые осуществляют забор биоматериалов, занимаются лечением амбулаторных пациентов, таких как я. Работали в тесном сотрудничестве с администрацией, и долгое время нам удавалось удержать в районе низкую статистику заболеваемости, — отмечает Ахмед Сиюхов.

После того как больничный закрыли, ему предложили вакантное место главврача Республиканской станции скорой медицинской помощи и центра медицины катастроф. Экстренная служба не может оставаться без руководителя и дня, поэтому Ахмед решение принял быстро.

— Сейчас некогда раздумывать — слишком многое зависит от слаженной работы медиков. Меня удивляют люди, которые не верят в коронавирус и во все происходящее. Причем такие есть и среди моих друзей, которые поддерживали меня, когда я болел. Считают, что у меня было обычное ОРВИ. Всем им мне хочется показать фото из госпиталей, где лечат «ковидных» больных, познакомить с сотрудниками скорой помощи, которые несколько месяцев живут отдельно от своих семей и за смену в защитном костюме теряют по 3-4 килограмма. Показать медиков — настоящих героев, которые каждый день спасают жизни людей от «несуществующего» вируса, — говорит врач.

По его мнению, все ограничительные меры, введенные государством, необходимы:

— Многие ругают власти за принятые меры, а я полностью поддерживаю, потому что понимаю всю серьезность ситуации. Если бы ничего не предпринималось, сегодня мы бы увидели совсем другие показатели заболеваемости и смертности.

Если люди начнут заболевать массово, то медики перестанут справляться с таким потоком больных, и в тех случаях, когда можно спасти человека, люди будут умирать, считает Ахмед. И добавляет, что эпидемию необходимо растянуть по времени, чтобы тяжелобольные в больницы поступали дозированно.

— Пандемия оголила многие проблемы здравоохранения. Показала, например, что инфекционную службу, которая долгое время по понятным причинам была не в приоритете, нужно налаживать в «мирное» время. Сегодня все вопросы решаются на самом высоком уровне. В лучшую сторону изменилась ситуация с оснащением больниц. Например, совсем недавно глава республики вручил новые автомобили скорой помощи, больницы укомплектовываются спецтехникой, лекарствами, средствами индивидуальной защиты. Мы получили поддержку, пусть так и останется после окончания пандемии, — говорит Ахмед Сиюхов.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея