Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото СА22 июня 1941 года — одна из самых печальных дат в истории России. В этот день на рассвете фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз. Великая Отечественная война длилась 1418 дней и ночей. Она коснулась всех. Искалечила судьбы, отняла жизни миллионов людей. Среди тех, кто помнит этот страшный день, который остался в ее сердце навсегда, — ветеран Великой Отечественной войны майкопчанка Нина Дмитриевна Мусорина.

Неженское дело

— 22 июня был выходной день, а накануне мы с девчатами вечером допоздна засиделись на лавочке у калитки моего дома. Жили мы по улице Первомайской, недалеко от швейной фабрики, и часто бегали на Белую купаться. И на следующий день как раз собирались идти на речку. Лето 41- го выдалось очень жарким — все окна в доме были открыты настежь, но и это не спасало от духоты. Мы еще шутили, что впору с раннего утра бежать на речку… А оказалось, что завтра — война, — с болью вспоминает Нина Мусорина.

Ее отец Дмитрий Григорьевич Алексеенко работал на дубзаводе в пожарной охране, и он в числе первых отправился на фронт. Нина росла смелой, отважной, ни в чем не уступала соседским мальчишкам, поэтому она решила тоже идти на фронт. В военкомате ей наотрез отказали в призыве.

— Помню: меня даже отчитали, сказали, что война — это неженское дело и уж тем более не занятие для молодой девушки-подростка. Мне в ту пору только семнадцать лет исполнилось. Но характер у меня был настырный. Я решила для себя, что обязательно буду сражаться с фашистами. Окончила курсы медсестер. Меня призвали на фронт в 1942 году. Нас, в основном молодежь из Майкопа, погрузили на машины и отправили на Кубань. Но до места назначения мы так и не доехали — были в срочном порядке направлены на рытье окопов возле села Орловское. Фашисты уже совсем близко подошли к Кубани. Мы попали в окружение, но чудом вышли из него, — вспоминает ветеран.

По словам Нины Дмитриевны, в этом помогло одно из воинских подразделений — они как раз отступали под яростным напором фашистов. В этой воинской части она совершенно случайно встретилась с отцом.

— Он меня забрал с собой. С его полком мы, отступая, прошли Михайловку, Геленджик, Анапу и вышли к Новороссийску. Наша воинская часть располагалась на территории цементного завода. Мой отец в составе 251-го отдельного подвижного артиллерийского дивизиона Новороссийской военно-морской базы Черноморского флота защищал Новороссийск, был награжден медалями «За отвагу» и «За оборону Кавказа». Без вести в мае 1943 года пропал родной брат отца Павел Григорьевич, — делится Нина Дмитриевна.

Из Новороссийска она в качестве сан­инструктора отправилась вместе с ранеными в Казахстан, в населенный пункт Уч-Арал, где и находилась до 1943 года.

В родном городе

Когда освободили Майкоп, Нина Дмитриевна вернулась в свой родной город. По ее воспоминаниям, в центре Майкопа были полусгоревшие дома. Пострадал и их дом — в нем во время оккупации квартировали фашисты, а ее маму прятали соседи. Все на улице знали, что отец Нины на фронте, а немцы с членами семей красноармейцев, как известно, не церемонились… 

Нина Дмитриевна в 1943-м по направлению от военкомата окончила курсы шоферов и устроилась на работу на дубзавод, где много лет трудился ее отец. На полуторке она возила раненых — от железнодорожного вокзала в госпиталь, а также продукты и дрова. И все ждала, когда с фронта вернется ее папа, мечтала, как они вместе будут утром шагать на работу через заводскую проходную, как он будет гордиться трудовыми успехами своей дочери… Но этому не суждено было сбыться — в 1945 году на него пришла похоронка.

— В то время практически все мужчины были на фронте, и нам, девчатам, пришлось сесть за руль. Мы работали и шоферами, слова «водитель» тогда не было в обиходе, и трактористками. Уже в начале 50-х на заводы, фабрики, стройки стали возвращаться вернувшиеся с войны мужчины, — говорит ветеран.

Своя семья

Но Нина Дмитриевна так и осталась на заводе — перешла работать заправщицей, затем трудилась в отделе трансформаторов, телефонисткой, работала на токарном станке, выучилась на слесаря-инструментальщика 4-го разряда. Всего проработала на дубзаводе около полувека. Вышла замуж. 

— Мой супруг Григорий Кондратьевич Мусорин в составе 106-го запасного стрелкового полка также участвовал в защите Отечества от фашистов, был награжден медалью «За победу над Германией». Мы вырастили с мужем троих детей. Мой супруг, сын и дочь тоже работали на дубзаводе, так что у нас сложилась трудовая династия — Алексеенко - Мусориных. Имя моего отца как героя-фронтовика занесено на памятную доску мемориальной стелы, что установлена у заводской проходной, — рассказывает Нина Дмитриевна.

Сколько бы лет ни прошло после войны, боль утраты близких и родных, лишения, голод и страх не забываются.

Нина Дмитриевна неоднократно отправляла запрос в Севастопольский военно-исторический музей с просьбой дать хоть какую-то информацию об отце-краснофлотце Дмитрии Григорьевиче Алексеенко, который умер от ран в июле 1945 года и был похоронен в Севастополе на Малаховом кургане. К большому сожалению, ни музей, ни архив Министерства обороны страны не располагают о нем иными сведениями, кроме уже имеющихся.

Сколько их — солдат той войны, кто ценой своей жизни приближал Победу, так и остались без своего места захоронения, куда бы можно было прийти родным и близким, чтобы оплакать их…

Валерия Ломешина.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея