Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Артур Лаутеншлегер/СА«Я ни разу не пожалел, что связал свою жизнь с медициной» — так говорит фельдшер Адыгейс­кой республиканской станции скорой медицинской помощи и Центра медицины катастроф Павел Пчелинцев. Сам он из династии медиков. О своем пути в профессию он рассказал «СА».

Династия

— Моя мама окончила Майкопское медицинское училище. Была очень увлечена своей профессией. Ее любовь к медицине передалась и мне, и моему младшему брату. Когда мы с ним учились в медучилище, у нас вели предметы те же преподаватели, которые учили еще нашу маму. Попробуй у них получить плохую отметку — сразу же были замечания: «А вот ваша мама училась очень хорошо!» Мой брат окончил Медицинскую академию в Астрахани, работает в Центральной районной больнице в станице Гиагинской. Я решил не изменять своей профессии фельдшера, как очень нужной и востребованной, — рассказывает Павел Пчелинцев.

По его словам, все время приходится работать практически в авральных условиях.

— Нам нужно на месте ставить правильный диагноз и оказывать всю необходимую помощь, тем самым спасая жизни пациентов. Если фельд­шер находится во врачебной бригаде, то он работает под руководством врача. Если речь идет о фельдшерской бригаде скорой, то он выполняет функциональные обязанности врача, — говорит медик.

На выезде

Павел Пчелинцев пришел работать на скорую в 2003 году. Помнит и свои первые выезды в составе общепрофильной брига­ды.

— Меня прикрепили к опытному сотруднику — фельдшеру Нине Васильевне Сергеевой. Более опытные коллеги скорой всегда охотно делились своими знаниями и опытом работы с молодыми сотрудниками, — вспоминает Павел Пчелинцев. — Одно дело, когда все инфаркты, пневмонии учишь по учебнику, и совсем другое, когда приезжаешь на вызов к больному. Поставить правильный диагноз — это непростая и очень ответственная работа. При этом у тебя нет права на ошибку.

Работа фельдшера — это постоянные стрессовые ситуации, выезды к тяжелым больным или на ДТП, а также повышенные физические нагрузки.

— Зачастую нам самим приходится транспортировать больных на носилках. Сколько раз было: приезжаешь к больному, ему нужна срочная госпитализация. Бежишь к соседям, а там одни пожилые люди. Зовешь на помощь водителя, чтобы на носилках вдвоем спустить больного с этажа к машине скорой, — рассказывает Павел Пчелинцев.

Он считает, что фельдшер должен обладать широкими знаниями в медицине. От быстроты его реакции, от верно поставленного диагноза, от умения оказать своевременную помощь зависит дальнейшая судьба пациента.

Взгляд изнутри

— Иногда люди плохо понимают, когда надо обращаться за неотложной помощью. Конечно, еще на стадии звонка диспетчеры скорой пытаются отсеивать такие вызовы, но не всегда получается. Звонит пациент и говорит: «Что-то в лопатке заболело», а это может быть инфаркт. Мы приезжаем, и выясняется, что он гирю поднимал и в этот момент что-то кольнуло. Бывает и такое, что человек обращается из-за ерунды, а ты приезжаешь и находишь что-то более серьезное, но это редкое исключение из правил, — говорит Павел Пчелинцев.

По его словам, часто звонят пожилые.

— В основном скорую вызывают наши любимые пенсионеры. Бабушка утром проснулась, таблетки выпить забыла, давление поднялось, звонит проконсультироваться — к ней тут же отправляют бригаду. Мы приедем, таблеточку дадим, успокоим, — приводит пример медик.

И добавляет, что часто бригаду вызывают алкоголики.

— «Примут на грудь» и жалуются, что стало плохо. А с чего же вам хорошо будет, если вы на троих почти ящик алкоголя выпили?! Часто вызывают даже не сами выпивающие, а бдительные граждане: на улице спит какой-нибудь пьяный мужчина. Получается, что мы приезжаем только для того, чтобы его разбудить, — рассказывает Павел.

Очень много времени уходит на бумажную работу. Нужно заполнить и карту вызова, и сопроводительный лист при транспортировке больного в стационар. Самым сложным является заполнение карты вызова — это следует делать очень тщательно, без исправлений.

В условиях пандемии

Из-за коронавируса всем работникам медицинских учреждений пришлось работать в непростых условиях. В том числе и сотрудникам скорой помощи. Павел одним из первых оказался в составе ковидной бригады.

Фото архив Павла Пчелинцева

— С начала пандемии нагрузка на сотрудников скорой значительно возросла. На передний край борьбы с коварной инфекцией просто обязаны были выйти мужчины — молодые, физически сильные, с хорошим иммунитетом. Поэтому я пошел в ковидную бригаду. Что этот вирус опасный, вскоре ощутил на себе — заболел, прошел лечение в инфекционной больнице. Вылечившись, вернулся в строй. Работы было очень много, до двадцати вызовов в день, — вспоминает Павел Пчелинцев.

Чтобы не подвергать опасности свою семью, во время работы в ковидной бригаде жил в туркомплексе «Турист».

— Моя семья с пониманием отнеслась к этому, и жена, и сыновья знают, что такая у нас, медиков, работа. В сентябре я в числе сотрудников скорой был откомандирован в Красногвардейский район. Там мы также ездили в составе бригад по ковидным больным. Было трудно. В защитном костюме, как в парилке, дышать нечем, ты весь мокрый… Но человек ко всему привыкает, а когда видишь результат своей работы — что ты оказываешь помощь человеку, спасаешь его жизнь — забываешь про все, — признается фельдшер.

Как говорит Павел Пчелинцев, многие люди сомневались в существовании коронавируса. Даже среди его знакомых были такие. Медик и примеры приводил из своей медицинской практики, и о своей болезни рассказывал, но безуспешно.

— Так продолжалось довольно долго, пока мой приятель не почувствовал себя плохо и не вызвал скорую. К нему приехала моя бригада. Оказалось, что у него ковид. Еле уговорил сделать КТ, выявили 20 процентов поражения легких. Но болезнь протекала в легкой форме, и приятель отказался от госпитализации и лечения. Заявил, что это банальное ОРЗ и все само пройдет. Спустя несколько дней его уже госпитализировали с высокой температурой, с поражением легких 60 процентов! Вот к чему приводит неверие и глупый скептицизм. У него вдобавок переболела вся семья — жена, дети, — говорит Павел Пчелинцев.

По его словам, хорошо еще, что все обошлось благополучно и знакомый уже выписался из больницы. Даже сам позвонил и признался, что, очнувшись в реанимации, многое осознал, сделал правильные выводы. Теперь маску носит везде.

Сейчас спад заболеваемости ковидом. Многие бригады скорой вернулись к своему обычному режиму работы, расформированы ковидные госпитали. Но расслабляться пока рано, считает Павел Пчелинцев. У них всегда в наличии дежурный защитный костюм на тот случай, если у больного с обычным насморком наблюдаются и другие симптомы.

— Защитные костюмы берем с собой всегда, — рассказал медик. — Как только вызов с симптомами ОРВИ, диспетчер дает команду: «Надеть костюмы!» Мы уже, как в армии, научились: пока горит спичка, прямо в салоне скорой успеваем облачиться в костюм. А что касается профессии фельдшера, то я ни разу не пожалел, что выбрал для себя именно этот жизненный путь. За время работы видел много горя, боли, потерь, но и хорошего хватало. Каждая спасенная человеческая жизнь — это уже счастье, — уверен Павел Пчелинцев.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея