Колонка

Фото САСегодня в доме Кадыра было непривычно тихо. Дети разъехались на учебу, и Кадыр с супругой остались одни. Кадыр любил эти тихие уютные семейные вечера: он смотрел на огонь в печи, в доме было тепло, жена суетилась, готовя ужин. Кадыр с женой прожили сложную жизнь — пережили и революцию, и гражданскую войну, и голод. Поднимали детей, играли свадьбы сыновьям, досматривали своих старших. Но за всю жизнь они никогда не называли друг друга по имени. Так велел обычай: и когда-то в Черкесии, и теперь уже в Адыгее супруги не называли друг друга по имени…

Фото kavtoday.ruСегодня в доме Кадыра царило оживление, с сыновьями он спешил на главную площадь: в ауле люди собирались встречать хаджи, возвращавшихся домой после долгого, почти полугодового путешествия. Паломничество в Мекку и Медину — хадж — было обязанностью мусульманина, и каждый год из родного аула в святые земли ислама отправлялись десятки хаджи. Их возвращения ждали с нетерпением, еще бы — теперь в кунацких долго не будут затихать рассказы о дальних странах и городах, неведомых морях, впервые услышанных языках и удивительных встречах…

Фото www. adygaabaza.ruЛетним утром старый Кадыр сидел на лавочке возле своего дома. Сегодня он провожал сына и четырех внуков в Джамбечи навестить бабушку (нану) детей по матери. Дети в предвкушении путешествия и встречи с наной уже радостно взобрались на подводу. Кадыр знал, что его сын, Юсуф, высадит детей у дома своей тещи, но сам в дом не зайдет. Никто из женатых мужчин в Черкесии с запада на восток никогда не встречался со своими тещами и не разговаривал с ними. Так делали дед Кадыра, его отец и он сам. Так гласил обычай. Когда Кадыр приезжал в Екатеринодар по делам, он встречался с кунаками и любил рассказывать о черкесских обычаях. Обычай избегания между зятем и тещей вызывал неизменный восторг. Один из кунаков Кадыра как-то пошутил: «Знаешь, Кадыр, я хотел бы родиться черкесом только ради этого обычая!»

Традиция или нарушение нормы?

Сегодня пятница, и, как обычно, после полуденной молитвы в мечети старый Кадыр ждал в своей кунацкой гостей. Так было принято — раз в неделю аульские старики собирались в доме Кадыра. Иногда Кадыр, человек образованный, читал им вслух книги. Сегодня пришла очередь «Героя нашего времени» М.Ю.Лермонтова, особо любимого и уважаемого старшими. Кадыр дошел до строк: «Вечером Григорий Александрович вооружился и выехал из крепости: как они сладили это дело, не знаю, — только ночью они оба возвратились, и часовой видел, что поперек седла Азамата лежала женщина, у которой руки и ноги были связаны, а голова закутана чадрой». На этих словах старики, переглянувшись, усмехнулись. Каждый из них хотя бы раз в жизни участвовал в умыкании невесты для друга, а некоторые именно таким образом — через похищение суженой — создали свои семьи…

Черк школа 2«Я слушаю Стамбул, закрыв глаза», — написал поэт. Кем бы вы ни были, как только вы впервые окажетесь в Стамбуле, этот город навсегда возьмет вас в плен: своими ароматами (моря, рыбы, жареных каштанов, булочек с кунжутом, вареной кукурузы, кофе, специй, гранатов и Бог знает еще чего), звуками (азана, текущего над городом, чаек, уличных зазывал, вавилонского многоязычия) и буйством цвета (ярких хиджабов, умело задрапированных молодыми турчанками, ковров и подушек, горящих всеми оттенками красного и того удивительного цвета, который мы называем бирюзовым, а турки — таинственным словом французского происхождения «туркуаз»).

Фото архив Наимы Нефляшевой / Реклама 1843 года «Черкесской краски для волос», проданной за 1 доллар в БалтимореИстория косметики — это вечная тема. Египтянки с древних берегов Нила с подведенными глазами, римлянки с нарумяненными щечками — начиная с эпохи великих цивилизаций косметика и парфюмерия сопровождает человека всю жизнь. Покупая очередную баночку в дорогом косметическом магазине, мы покупаем не только конкретное средство, мы покупаем представление об идеальной жизни, мы подтверждаем свой статус, приобщаясь к миру людей, которым доступны косметологические и парфюмерные изыски. Покупая дорогую косметику и парфюм, мы покупаем часть мечты.

Фото vestikavkaza.ru«Старый Кадыр любил сидеть на лавочке возле своего аульского дома. Традиционная с высоким воротником-стойкой рубаха навыпуск, подпоясанная узким ремнем, галифе, заправленные в сапоги, на голове — папаха. Опершись двумя цепкими руками на трость, он смотрел поверх аульской дороги… К вечеру к нему подтягивались старики из соседних домов. У всех были большие крепкие семьи, сыновья и внуки. И в какие бы времена старый Кадыр ни сидел с соседями у своего дома, о чем бы ни заходил их длинный неспешный разговор, никто из стариков никогда не хвалил своих детей. Не хвалили своих детей и их родители. Да и в прежней Черкесии с запада на восток, говорили старики Кадыру еще в его детстве, это было не принято». Если бы я писала рассказ об одном из удивительных табу, характерных для черкесской культуры, — о жестком запрете на похвалу своих детей, то начала бы его именно так.

Листая Harper’s Bazаar сто лет спустя

Кто из нас, женщин, не любит полистать на досуге толстые модные глянцевые журналы, закутавшись в теплый плед с чашечкой кофе? Глянец — это девичьи грезы о dolce vita, путеводитель по красивой жизни, по стилю, а качественный глянец — это еще и масса полезных статей о том, что читать, какие страны выбрать для путешествий, как вести себя в мишленовском ресторане и многое другое.



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея