Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Несмотря на то, что памятники археологии могут пролежать в земле несколько тысячелетий, после извлечения на свет для них дорога каждая секунда – ведь время беспощадно30 лет назад, в 1984 году, по решению ЮНЕСКО был учрежден Международный день охраны памятников и исторических мест, который с этого времени ежегодно празднуется 18 апреля. Его отмечают ученые, историки, архитекторы, реставраторы – те, чья профессиональная деятельность связана с сохранением культурного наследия.

В Адыгее уже в 1925 году по инициативе местной интеллигенции было создано общество изучения Адыгейской автономной области, ставившее своей задачей всестороннее изучение истории, культуры, хозяйства, быта народа. С этого времени структура органов охраны памятников не раз реформировалась.

В 1995 году была создана Государственная инспекция по охране памятников истории и культуры, которая в 2008 году была преобразована в Управление по охране и использованию объектов культурного наследия Республики Адыгея. Уже 10 лет ведомство возглавляет Р.К.Ципинов. Человек неравнодушный к своему делу, он от и до знает ситуацию с памятниками истории и культуры Адыгеи.

Разрушенная часовня
Разрушенная часовня
– Рустем Касеевич, поздравляем Вас и Ваш коллектив с профессиональным праздником! Дело, на контроле которого вы стоите, важно не только для нас, современников, но и для потомков. Объема работ, который лежит на ваших специалистах, хватит, наверное, на ближайших лет сто – уж такая богатая на памятники культуры у нас республика…

– Коллектив у нас небольшой – 15 специалистов, включая водителя и секретаря. Все – квалифицированные сотрудники, с опытном полевой работы. В «поле» работают все, и мужчины, и девушки, независимо от должности – с выездами на местность, ночевками в палатках. В этом плане сочувствую девушкам, особенно тем, у кого семья. Но что поделаешь, это работа.

Для такого количества сотрудников объем работы – колоссальный. Хотя сказать, что у нас нехватка кадров – тоже нельзя. По большому счету все силы и время уходят не на выявление объектов, а на работу с документами и правовыми проволочками. Мало выявить объект культурного наследия, его требуется зарегистрировать, разыскать собственника участка, где обнаружен объект, уведомить его. А по адресу, указанному в кадастровых документах, собственник, как правило, не проживает. И начинается волокита. А не узаконенный памятник в это время разрушается.

– Хотя Майкоп относительно молодой город, у нас немало памятников архитектуры и монументальных сооружений. Одни из них в хорошем состоянии, как, например, бывшее здание аптеки Альтшуллера, в котором расположена редакция «СА», или Дом культуры «Гигант», которому тоже более 100 лет. Другие же, как дом купца Зиньковецкого, более известный как Дом офицеров, – в плачевном. Какова его судьба?

Курган Ошад
Курган Ошад
– С Домом офицеров неоднозначная ситуация. Он находится на территории муниципалитета, является памятником регионального значения в федеральной собственности, а его пользователь – Министерство обороны РФ.

Он действительно в аварийном состоянии, поэтому закрыт для массовых мероприятий. С 2008 года я поднимаю вопрос о том, что необходимо изыскать средства на его ремонт. Долгое время мы не могли сдвинуть дело с мертвой точки – у Минобороны был один ответ: нет денег. Но буквально пару месяцев назад к делу подключилась Депутат Госдумы РФ Разиет Натхо, здесь побывали представители Минобороны из Ростова и Москвы. Объект осмотрели, акт составили. В ближайшее время в Москве должны принять какое-то решение. Мы надеемся, положительное.

– А кинотеатр «Октябрь», вокруг которого сейчас кипит стройка, является историческим памятником?

– Нет, как памятник культурного наследия он в реестре не значится. Объясню, почему. Он, быть может, и представляет историческую ценность как часть городской инфраструктуры, но это типовой объект, подобных ему в Адыгее немало. Во многих поселениях стоят клубы, построенные по подобному проекту.

В свое время поднимался вопрос о признании его памятником. Но для этого муниципалитет должен был провести историко-культурную экспертизу, чего сделано не было. Поэтому сейчас собственник здания абсолютно законно перестраивает его по своему разумению. По этому поводу мне тоже звонили жители Майкопа, беспокоились. Я им ответил то же, что и вам.

Я считаю, что нельзя включать в число памятников культуры все подряд здания только потому, что они старые. В Майкопе много жактовских домов – им тоже по 100 лет. Какая у них архитектура? Это типовые дома начала века. Что может быть предметом охраны? Включение их в реестр памятников ничего не даст собственнику, кроме головной боли. Люди гвоздя не смогут вбить в стену без кучи бумажек. А стоимость всех строительных работ увеличится раз в 10. Люди будут плакать. Нам это нужно?

Согласен, ликеро-водочный завод, здание первой почты, здание АРИГИ, гостиница «Майкоп», тот же Дом офицеров, храмы и церкви – у этих объектов есть своя история и уникальная архитектура. Но таких зданий довольно мало. Если бы в том же Краснодаре поставили на учет все жактовские дома, то весь город стал бы сплошным объектом культурного наследия! В Майкопе и так в 90-е годы поставили на учет здания, которые никакой ценности не представляют. И они сегодня создают проблему и нам, и жителям этих домов.

– Территория Адыгеи хоть и небольшая, но в археологическом плане – богатейшая. Сложно оперативно узнать, что где то-то, к примеру, на краю Теучежского района, раскопали курган? Какие органы и ведомства вам помогают?

– Есть соглашение о сотрудничестве с Росимуществом и Регистрационной палатой, взаимодействуем с Управлением по охране природных ресурсов, Управлением лесами, Управлением животного мира и биологических ресурсов, Кавказским заповедником. Мы наладили контакт с главами поселений и районов. Какую-то информацию сообщают местные жители, в горных районах – туристы.

В правоохранительные органы попадают только те дела, за которые предусмотрена уголовная ответственность. Хотя они в большинстве своем заканчиваются ничем. С 2008 года в Адыгее разрушено около 40 объектов, причем имело место преднамеренное разрушение, но результат нулевой.

– С 1 января вступил в силу Федеральный закон №245, который предусматривает уголовное наказание за незаконную деятельность в области археологии. На него есть надежда?

– Мы бились за принятие этого закона много лет. В свое время среди «черных копателей» был настоящий ажиотаж. Мы читали на их сайтах и форумах, как они забеспокоились, что скоро закон ужесточат и им «прищемят хвост». Это свершилось только спустя 7 лет. Из-за того, что процесс сильно затянулся, мы пожинаем плачевные плоды. Надеемся, что наказание в виде лишения свободы и крупных штрафов отпугнет «черных археологов». По крайней мере, в этом году ни одного случая разграбления не зафиксировано. Правда, это ни о чем не говорит, так как полевой сезон начнется только в мае.

– Сотрудники муниципалитетов в курсе, какие на их территории находятся объекты, представляющие ценность для истории?

– У каждого поселения есть утвержденный генплан, в котором отражены все имеющиеся в Управлении на сегодняшний день сведения о наличии объектов культурного наследия. То есть, если на территории находятся курганы и могильники, в документах это черным по белому написано. На этой земле нельзя проводить строительные и земельные работы до тех пор, пока объект не будет полностью исследован. В законе это прописано. Правда, некоторые умудряются его игнорировать. Были случаи, когда районные архитектуры без заключений эксперта «подмахивали» документы об отсутствии объектов на участке.

– Но ведь если на таких землях построить жилые дома, то люди будут фактически жить на могильниках, сами того не подозревая?!

– Если исходить из таких соображений, то у нас вся Адыгея сплошь в могильниках, курганах и поселениях. Дело не в предрассудках, а в том, что нельзя строить будущее на костях предков в прямом смысле слова! Нужно либо законно все извлекать из земли, либо вовсе не трогать эти территории.

– Бывает, что объекты культурного наследия выявляются случайно? В чистом поле копнули – а там древнее поселение…

– И таких случаев довольно много. Например, в Майкопском районе при разработке месторождения была обнаружена ранее неизвестная дольменная группа, хотя в генплане ничего не числилось. Оказалось, там карстовые провалы, в которые провалились дольмены за тысячелетия. О случайной находке подрядчик сообщил в нужные инстанции. На сегодняшний день, как положено по закону, он финансирует исследование и реставрацию Шушукских дольменов.

– А в архивах есть какие-то старинные карты, разработки предшественников?

– Таких данных нет. Для их сбора пришлось бы всю Адыгею перепахать вдоль и поперек! Провести полную разведку не реально. Хотя я не раз говорил о том, что на территории региона находится не менее 8 тысяч памятников культурного наследия, а выявлено на сегодняшний день около 3,5 тысяч.

– Археологические памятники Адыгеи могут стать таким же брендом республики, как, например, адыгейский сыр?

– У нас есть все предпосылки для того, чтобы сделать Адыгею туристической Меккой в области археологии. Нам есть, что показать в каждом районе. Например, в Теучежском районе – Гатлукайское городище и курганы нартского эпоса, о которых можно туристам рассказывать часами. Гатлукайское городище очень зрелищное. Оно представляет собой насыпь в виде полумесяца, метров в 400 длиной, с восточной части его омывает речка Дыш, в центре – цитадель. Туда можно без проблем приехать, все посмотреть – это не воспрещено, главное нигде не копать, ничего не разрушать. В Тахтамукайском районе – курган Саусруко и много сопутствующих курганов. В Красногвардейском – Ульские и Уляпские курганы. В Шовгеновском – курган «Уашхит», городище «Чемдеж».

В Майкопском районе, на Богатырской поляне самое большое скопление мегалитов в России. Но сейчас туда добраться на машине невозможно – 7 километров бездорожья. Этот объект вначале 20-х годов 20 века сильно пострадал. Там была ферма, коровы между мегалитов гуляли, а мальчишки внутри дольменов разводили костры, от которых стенки трескались. Но многие дольмены еще можно отреставрировать.

Станица Новосвободная в Майкопском районе известна тем, что ее посещал император Александр II. Там сохранилась часовня, также требующая реставрации.

И сейчас из разных уголков многие приезжают посмотреть наши мегалитические памятники. Представьте, сколько здесь будет туристов, если к памятникам будут прилагаться хорошие дороги, приемлемый по цене ночлег, интересная экскурсионная программа!..

К сожалению, вкладывая в объекты культурного наследия средства, не стоит ждать от них высокой окупаемости. Наличие таких археологических туристических объектов работает главным образом на положительный имидж республики. А это, согласитесь, дорогого стоит.

Сохранение памятников культурного наследия – дело каждого из нас. С этой целью при управлении был создан Общественный совет, в который вошли историки, археологи, краеведы, представители общественности и СМИ. Я как руководитель готов услышать конструктивную критику, если она будет иметь место. Будем действовать сообща на благо Адыгеи.

Елена Маркова

18.04.2014 в 07:00

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.