Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

В одной книге однажды прочитала интересную метафору. Представьте, что вы едете за рулем автомобиля, лобовое стекло у вас измазано грязью так, что вам сложно видеть что-то впереди. Смотреть вы можете только в зеркало заднего вида и видеть то, что позади… Поможет ли это вам двигаться вперед? Вряд ли. Так же и в жизни.

В судьбе каждого из нас случаются моменты, когда кажется, что будущее измазано грязью настолько, что его просто нет. И мы начинаем оглядываться назад, вспоминать прошлое и, совсем потеряв надежду, остаемся без движения. А тем временем где-то там, впереди, идет чистый дождь, который может смыть эту грязь, но мы, погрязнув в своих воспоминаниях о прошлой благополучной жизни, убегаем от этого дождя…

В такой ситуации — когда смотреть в будущее было просто страшно, а настоящее было полностью разрушено — оказались многие сирийские семьи, которым пришлось пережить время войны в своей стране. История каждой из них трагична, но многие из них все же нашли силы двигаться навстречу новому будущему, в котором будут покой, счастье и мир, выбрались из опаленных войной городов и приехали с надеждой в душе на землю, где когда-то в мире и покое жили их предки.

Семьи сирийских черкесов Мотеза Альхаж Халиля и Рашида Багова бежали из охваченного войной сирийского Дамаска в Адыгею около двух лет назад. Сейчас они, конечно, с грустью вспоминают то, что строили годами и что в один миг было разрушено, но это лишь воспоминания… Главное то, что есть сейчас, и то, что будет завтра.

С музыкой в душе

Мотез — творческий человек. Он композитор, один из ведущих в Сирии. Россия всегда была для него местом, с которым связаны самые приятные воспоминания: его молодость прошла в Москве, в советские времена он был студентом факультета журналистики МГУ. 

После окончания аспирантуры Мотез вернулся на родину, работал на одном из центральных каналов на телевидении, писал музыку.

— Музыка интернациональна, она объединяет людей, — говорит Мотез. — В Сирии я занимался музыкой профессионально, в Адыгее пишу для души, тогда, когда эмоции переполняют, когда проблемы случаются — пишу, и становится легче. Конечно, атмосфера, которая царит здесь, в Адыгее, повлияла на мое мировоззрение, и, естественно, это отражается и в произведениях: это некий микс арабской, адыгской и русской культур.

Отпуская прошлое, движемся в будущее
Отпуская прошлое, движемся в будущее
Здесь, в Адыгее, занятие музыкой стало только делом души. Чтобы зарабатывать, нужно было искать другое дело, к тому же хотелось сделать что-то полезное для города, который так гостеприимно принял его семью. Так возникла идея открыть уютное кафе, в котором могли бы отдыхать семьи с детьми, молодежь. К счастью, в республике у семьи Мотеза появилось немало добрых друзей, которые помогли решить проблемы, неизбежно возникающие в таком деле.

Полжизни между небом и землей

Друг и партнер Мотеза Рашид — профессиональный летчик. На протяжении 38 лет жизни он парил между небом и землей. Рашид признается: о том, что он будет летчиком, знал всегда — это необъяснимое чувство, которое живет где-то в душе.

 — Что меня привлекает в полетах? Просто нравится с высоты на людей смотреть, — шутит Рашид. — А если серьезно, то небо — это моя жизнь. Если бы удалось все вернуть, то ничем другим, кроме полетов, я бы не занимался, даже несмотря на опасность этой профессии.

А за 38 лет опасных ситуаций случалось немало. Но один случай запомнился особенно. Полет, как обычно, прошел нормально, экипаж готовился к посадке, но что-то пошло не так — шасси не опускалось, а значит, посадить самолет было невозможно. Рашид — капитан экипажа — нес ответственность за жизни более 200 пассажиров, и, забегая вперед, скажу, что ему удалось сохранить эти жизни…

Самолет вновь взмыл в небо. Нужно было срочно принимать решение, потому что запас топлива был на исходе. Любое неправильное движение могло привести к трагедии… «Забудем все, чему нас учили в теории, забудем об инструкциях, — скомандовал Рашид. — Поступим так, как велит сердце. Мы рискуем, но это наша единственная возможность выжить…»

Спустя почти 2,5 часа самолет удалось посадить — шасси было опущено вручную. Это был настоящий подвиг, за который экипаж самолета получил правительственные награды.

Опыту и профессионализму Рашида доверяли первые лица государства — его кандидатуру в качестве пилота выбрал лично президент Сирии для своих международных перелетов.

… Рашид с гордостью и нотками грусти показывает удостоверение, которое он бережно хранит. В нем на арабском написаны его данные: старший капитан сирийских летчиков, главный летчик самолета «Боинг-747».

 — В полетах был главный смысл моей жизни, это действительно мое дело, — говорит Рашид. — Но есть и еще одно занятие, которое мне также нравится. Это кухня. Я по долгу службы облетел весь мир, я пробовал кухню многих народов и от каждой что-то в памяти сохранил. Так что я настоящий кулинар — готовить очень люблю, может, поэтому у меня и получается делать это вкусно.

Рашид — шеф-повар в кафе, которое они открыли вместе с Мотезом. А помогает ему на кухне энергичный парень Батыр. Он тоже приехал в Адыгею вместе с большой семьей, несмотря на то, что он в семье младший, он — главный кормилец. Три сестры уже вышли замуж, живут здесь же, в Майкопе, еще одна сестра вместе со своим супругом поселилась в Иордании. Родители по состоянию здоровья не могут работать, поэтому он вместе со своим старшим братом делает все, чтобы обеспечить семью.

Батыр в Сирии учился на факультете туризма, учебу в этом направлении хочет продолжить. А пока он учится на подготовительных курсах, где изучает русский язык. И делает большие успехи — всего за три месяца он освоил язык так, что использует уже даже непростые обороты речи.

 — Я просто люблю говорить, — шутит Батыр в ответ на мою похвалу об успехах в изучении русского языка. — К тому же здесь у меня появилось много друзей, с которыми я общаюсь. Да и в кафе я очень много времени провожу и постоянно слышу русскую речь. Мне нравится в Адыгее, мне кажется, что здесь больше возможностей найти достойную работу в будущем, к тому же здесь мне проще совмещать работу и учебу, а для моей семьи это очень важно. И все мы очень благодарны тем, кто нас здесь поддерживает и помогает, — мы чувствуем эту поддержку.

— У жителей каждого города, каждой территории есть свои особенные черты, которые присущи каждому ее жителю, — рассуждает Рашид. — У жителей Адыгеи такой чертой является доброжелательность. Поверьте, я общался с людьми по всему миру, но такого количества людей, которые бескорыстно, с добрым посылом готовы помогать тем, кто в этом нуждается, не встречал нигде. Это нужно ценить.

— А еще здесь сохранили лучшие традиции предков, — добавляет Мотез. — Здесь уважают старших — это и мой отец, которому уже девятый десяток пошел, заметил. И мы можем только гордиться тем, что нам дали возможность жить на такой благодатной земле.

Прошлое — это наши воспоминания, это наш опыт, который помогает строить будущее. Жить прошлым нельзя, потому что это признак того, что жизнь останавливается. Но жизнь — это непрерывное движение. И пусть сквозь лобовое стекло не видно ничего — нужно верить, что скоро пройдет чистый дождь, который смоет грязь, и уже ничто не будет стоять на пути к новому, светлому будущему.

Юлия Мельникова

01.08.2014 в 07:00

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.