Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

В ночь с 7 на 8 августа 1941 года советская авиация впервые нанесла бомбовый удар по столице Третьего рейха

Ровно через месяц после начала Великой Отечественной войны в ночь на 22 июля 1941 года немецкая авиация совершила первый массированный налет на Москву. Как сообщила на следующий день газета «Правда», в налете участвовали до 200 вражеских бомбардировщиков. Однако заградительные отряды нашей авиации преградили путь гитлеровским эскадрильям на подступах к Москве. Через огонь зенитных батарей к окраинам Москвы прорвались лишь несколько вражеских бомбардировщиков. Остальные, сбросив бомбовый груз мимо цели, ушли назад.

На следующие сутки, в ночь с 22 на 23 июля, налет повторился. Гитлеровцы бросили на Москву около 150 бомбардировщиков. Некоторым немецким летчикам удалось достигнуть Москвы. Несколько десятков бомб были сброшены на окраинные жилые кварталы, были разрушения, возникли пожары. Фашистская пропаганда раструбила о бомбардировках Москвы на весь мир, а также о полном уничтожении советской авиации, как и о том, что ни одна русская бомба не упадет на Берлин.

В это время командованием авиации Балтийского флота разрабатывалась операция по нанесению воздушных ударов по базе немецкого флота в Пиллау. Командующий авиацией ВМФ генерал-лейтенант Семен Жаворонков предложил переориентировать воздушный удар с Пиллау на Берлин. 26 июля 1941 года нарком Военно-Морского флота СССР адмирал Николай Кузнецов вместе с Семеном Жаворонковым были приняты Верховным Главнокомандующим И.В.Сталиным. Они предложили провести ответные бомбардировки столицы Третьего рейха — Берлина силами военно-морской авиации Балтийского флота с аэродрома Кагул, на острове Сааремаа — самой западной точки суши, к тому времени еще не оккупированной немцами, но уже оказавшейся в тылу у быстро продвигавшихся на восток гитлеровцев. Верховный Главнокомандующий дал согласие на ответные бомбардировки Берлина, и уже 27 июля 1941 года полковнику Евгению Преображенскому, командовавшему 1-м минно-торпедным авиационным полком 8-й авиабригады ВВС Балтийского флота, был передан личный приказ И.В.Сталина нанести бомбовый удар по Берлину и его военно-промышленным объектам. Командование операцией было поручено Семену Жаворонкову, ответственным за исход дела был назначен Николай Кузнецов.

От аэродрома Кагул, откуда планировалось совершать налеты на гитлеровскую столицу, по прямой было 900 километров. Для нанесения удара планировалось использовать советские бомбардировщики ДБ-3 и ДБ-3Ф (Ил-4), а также новые ТБ-7 и ЕР-2, которые с учетом предельного радиуса действия могли долететь до Берлина, отбомбиться и вернуться назад. При этом нужно было соблюсти несколько условий — полет должен проходить на большой высоте, возвращаться назад наши самолеты должны были по прямому курсу, бомбовая нагрузка не должна была превышать 500 кг, то есть одна ФАБ-500 или две ФАБ-250.

Началась подготовка к операции. Из Кронштадта в обстановке большой секретности 2 августа вышел в сторону островов Эзель и Сааремаа караван советских судов с бомбами, запасом горючего и всего остального, что было необходимо для обустройства аэродрома Кагул, чтобы с него могли взлететь тяжелые бомбардировщики.

Сутки ушли на подготовку аэродрома и самолетов. В ночь на 3 августа был совершен первый пробный полет. Он не имел цели достичь Берлина. Бомбы были сброшены гораздо ближе — на гитлеровскую военную базу Свинемюнде.

В 21 час 7 августа с аэродрома Кагул поднялась в небо особая ударная группа из 15 тяжелых бомбардировщиков под командованием полковника Евгения Преображенского. Полет проходил на высоте до 10 тысяч метров, где температура воздуха была около минус 30 градусов. Через три часа бомбардировщики были над территорией Германии. Немецкие силы ПВО не трогали их, видимо, принимали за своих, возвращающихся после бомбежки городов СССР. И только на подлете к Берлину немецкая зенитная артиллерия открыла огонь, но с учетом большой высоты наши самолеты вышли к окраине Берлина и сбросили бомбовый груз. Летчики засекли яркие вспышки от взрывов своих бомб — пожары в затемненном Берлине.

На следующий день немецкое радио сообщило, что в ночь с 7 на 8 августа крупные силы английской авиации — до 150 самолетов — пытались бомбить Берлин. Но прорвались к городу только 15, из которых 10 были сбиты силами ПВО.

Однако английское радио сообщило, что в ту ночь была плохая погода и королевская авиация не взлетала. Сомнения развеяли газета «Правда» и Совинформбюро, сообщившие, что советская авиация успешно бомбила Берлин, все самолеты вернулись на аэродром.

На следующие сутки советские самолеты опять бомбили Берлин. Полеты продолжались почти ежедневно.

Газеты зарубежных стран, в частности лиссабонская «Оврсис Ньюс», сообщали о продолжавшихся бомбардировках советской авиацией столицы Третьего рейха, о том, что в Берлине и его окрестностях большие разрушения.

Были и неудачи. При попытке увеличить бомбовую нагрузку не смогли взлететь и разбились несколько наших тяжелых бомбардировщиков. Несколько самолетов были сбиты немецкими истребителями и зенитной артиллерией. Фронт приближался к аэродрому Кагул. Немцы предприняли массированную бомбардировку летного поля. Часть наших самолетов была уничтожена. Но была жива вера в победу у наших летчиков.

Родина высоко оценила подвиги тех, кто первым бомбил Берлин. Уже 17 сентября 1941 года звания Героев Советского Союза были присвоены капитану Н.В.Крюкову, лейтенанту В.И.Лаконину, майору В.И. Малыгину и другим. На острове Сааремаа (теперь Эстония), где базировался аэродром Кагул, в послевоенные годы был сооружен памятник летчикам-балтийцам, которые первыми бомбили Берлин. На памятнике было много фамилий летчиков, участников бомбардировок Берлина.

По некоторым данным, в первых налетах советской авиации на Берлин участвовал наш земляк Валериан Григорьевич Ткаченко. В редакции есть его воспоминания, но они относятся к 1942—1943 годам. Написаны воспоминания в 1965 году, когда гриф секретности о первых бомбардировках Берлина еще не был снят. Видимо, летчик вполне осознанно обошел в воспоминаниях эту страничку своей фронтовой биографии. И еще одно имя — сержанта Ильи Федоровича Соболева (жил в Майкопе, к сожалению, уже ушел из жизни) тоже было на памятнике.

А может, кто-то из наших читателей знает что-нибудь об участии Валериана Ткаченко или других наших земляков в первых полетах советской авиации на Берлин, ставших прологом нашей Великой Победы? Сообщите, пожалуйста, в редакцию по адресу: г.Майкоп, ул.Первомайская, 197, «Советская Адыгея». Контактный телефон: 52-25-09.

Дмитрий Крылов

07.08.2014 в 07:00

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.