Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

В экономике сегодня ясно одно: жить «как вчера» мы уже не будем. Но сможем выйти на новый уровень в этой игре чужой политики, если преодолеем собственную моральную «старость» и потребительское отношение к жизни, в котором застряли с начала 90-х. Игру в строительство развитого капитализма нам навязали. Но азарт — штука коварная. Международные экономические санкции и снижение цен на нефть заставили Россию кардинально сменить базовую основу собственной экономики — ввести импортозамещение товаров и услуг. Однако многие бюджетообразующие предприятия, в частности работающие в Тахтамукайском районе, оказались в непосредственной зависимости от зарубежных партнеров. И что теперь?

Бюджет Тахтамукайского района составляет порядка 490 млн. рублей. Это те деньги, на которые район может планировать свое развитие и решать необходимые социальные вопросы. А как удержать благосостояние, доходы работающих людей и многих тысяч семей? От кого теперь зависит их благополучие? О проблемах и пути выхода из ситуации рассказал читателям «СА» глава Тахтамукайского района Азмет Схаляхо.

Квартальный кризис

— Азмет Мезбечевич, что вы считаете самым важным сегодня в экономике района?

— Сохранение тех темпов бюджетного состояния, которые были до нынешнего года. От этого зависит все: социальная сфера, инвестиции, само развитие района. Темпы были заданы очень серьезные, в промышленном отношении район активно и динамично развивался и развивается. Но в связи с тем, что сегодня происходит в экономике всей страны — а влияние зарубежных санкций сказывается на экономике всей страны и, безусловно, на процессах саморазвития регионов, — мы, как частица страны и республики, понимаем, что должны как-то сохранить то, что есть. 

— Исходя из анализа ситуации, как вы прогнозируете ее развитие?

— После Нового года весьма актуальной стала задача сохранить те предприятия, которые как бы сжались. Очень много торгующих предприятий сокращают своих людей, сворачивают объемы продаж потому, что они не выдерживают той ценовой политики, которая есть на сегодня. В первую очередь это фирмы, которые зависят от импорта. Компании, производственный процесс которых работает даже с малым количеством импортных компонентов, ощущают дискомфорт и чувствуют себя весьма неуютно. Мы вместе со специалистами налоговой инспекции района провели сравнительный анализ финансовой составляющей бюджета за январь нынешнего и 2014-го года. Он показал, что проблемы уже возникают. Конечно, ситуация пока не критична, но снижение есть.

— Какая часть промышленных предприятий зависит от импорта?

— Серьезный рывок в развитии района произошел с открытием торгового комплекса «ИКЕА», а это в основном торговля импортными товарами. Рядом с этим комплексом стали активно развиваться так называемые «автомобильные деревни» — дилерские предприятия известных зарубежных автомобильных марок. Я разговаривал с собственниками этих предприятий до Нового года и после, картина такова — многие из них отправили своих работников в отпуска без содержания. Очень многие бренды зарубежного автопрома, которые у них есть, сворачиваются. В основном те, у которых нет своих сборочных предприятий или цехов на территории России. Но даже те, у кого эти сборочные цеха есть, зависят от импортных комплектующих. Поэтому ценовая политика сейчас диктуется поставщиками из-за рубежа. Вообще прогнозировать ситуацию в реальном времени сейчас сложно. Показательными для нас — я думаю, и для всех — будут финансовые итоги первого квартала. Пока мы еще не осознаем, с чем сталкиваемся и за что можно зацепиться, на что повлиять…

Социальный фактор

— Но у нас не любят ждать. Понятно, что нужно каким-то образом перестраивать свои цели. Как их выбрать?

— Пока мы можем только анализировать то, что происходит в отраслях нашей экономики. У кого-то дела пошли хуже, чем шли до осени прошлого года, но кто-то и взбодрился — с сокращением ввоза из-за рубежа появилась огромная свободная ниша на рынке товаров и услуг. Мы работаем в прямом контакте с отраслевиками. Если в чем-то район их сможет поддержать, то решения нужно принимать быстро, не затягивая время.

— Доля местных собственников в промышленном производстве велика?

— Примерно половина предприятий. Есть бизнесмены, которые пришли к нам из Москвы, Санкт-Петербурга, других регионов России, но при этом доля в собственности этих компаний есть и у представителей бизнеса района. Практически все предприятия стоят в районе на учете и отчисляют налоги в местный бюджет. Мы всем говорим – добро пожаловать в Адыгею, но давайте работать на наших условиях. 

— В Тахтамукайском районе значительную часть развития промышленности занимает строительство. Жилье всегда востребовано, но что будет с ценами?

— По итогам года в переговорах с застройщиками мы добились принципиальных договоренностей. Проекты, которые были начаты в 2013 и 2014 годах, будут вести и в нынешнем. Единственное, чего они опасаются сегодня, — это резких скачков цен на железо, цемент и другие материалы. Это значит, что повысится себестоимость квадратного метра жилья, а с ней сегодня все связано. Это социальное жилье, которое государство нам дает по определенной цене, по которой мы можем выкупать его у застройщиков. Она намного ниже, чем у наших соседей: если в Краснодаре цена одного квадратного метра обходится в среднем в 34-35 тыс. рублей, то стоит переехать через мост над Кубанью в Адыгею, и стоимость того же квадратного метра нового жилья составит порядка 24 тыс. рублей. Этот рынок активно развивается и во многом нам помогал. Хочу сказать нашим застройщикам огромное спасибо — в 2014 году в том числе и благодаря им мы обеспечили жильем детей-сирот, стоявших в очереди по плану, нам удалось выполнить программу по переселению людей из ветхого и аварийного жилья. Строители пошли навстречу и республике, и району, понимая, что ситуация очень серьезная. В то же время понятно, что, если рыночная стоимость жилья составляет больше 30 тыс. рублей, а в Адыгее социальное жилье выкупается значительно дешевле, это сегодня о многом говорит. 

— И эти взаимоотношения можно удержать в наступившем году?

— Они вышли к нам с предложением. Строительные компании запросили параметры необходимых квадратных метров социального жилья для детей-сирот в этом году с тем, чтобы дать району возможность выкупать его по тем же ценам. Это жилье мы выкупаем в социальный найм и выдаем детям-сиротам, то есть оно находится на содержании районного бюджета. 

— Значит, не все так плохо в предпринимательстве. Но многие экономисты в РФ прогнозируют отток инвестиций в регионах, а вы как считаете?

— Мы во многом рассчитываем на своих предпринимателей, которые вот так работают, вкладывают свой труд и деньги. И люди за это им благодарны. Сегодня каждый житель района в состоянии оценить, кто заинтересован в общей идее, в чем перспективы. У нас есть инвесторы, которые уже изъявили желание прийти в район — строить сельхозпредприятия, развивать переработку, например консервный комбинат. Есть свои прогнозы, это все мы сейчас обсуждаем. Но у нас возникла другая серьезная проблема. Резкий скачок инвестиционного развития, который район сделал за последние годы, как бы перекрыл количество газа, которое у нас есть. Обеспечение газом — это очень большая наша проблема. Сейчас руководство республики решает ее вместе с руководителями «Газпрома». Если в ближайшее время мы не реконструируем те газораспределительные станции, которые у нас есть, часть инвестпроектов, связанных с газом, окажется нереализованной. Мы не можем взять часть газового резерва, которую оставляем для населения района на случай холодов и каких-то непредвиденных ситуаций. Мы не имеем права расходовать его для инвестиционного развития. Нам нужно увеличить резервы газа для роста промышленности. 

— Кто в состоянии решить проблемы с энергетическим обеспечением?

— Речь только об увеличении поставок газа для той части производств, которой он необходим. В электроэнергетике у нас есть договоренности, мы плодотворно работаем с «Кубаньэнерго». Сейчас мы выделяем деньги на строительство новой крупной электроподстанции, которая будет располагаться дальше «ИКЕА» — между поселками Энем и Яблоновским. На эти земли есть большие и серьезные планы развития и инвестпроекты. Договор с энергетиками уже подписан. Но в той части, где необходим газ, мы зависим от договоренностей Правительства республики. К тому же без этого нам не увеличить объемы строительства жилья. А оно востребовано. Прирост населения в районе составляет в среднем 5% в год. Это раньше было так, что квартиры в Энеме и Яблоновском люди покупали, чтобы просто вложить деньги. Теперь тенденции изменились — квартиры не только покупают, но и живут здесь. 

— Но в этом случае жителям скоро потребуются новые детсады и школы, магазины, кинотеатры….

— Конечно, но в этом кроется другая проблема. По ситуации выходит так, что за последние десять лет нам понравилось, как мы живем. Однако мы упустили одну вещь — внимание к поколению, которое должно работать сегодня. Я как глава района столкнулся сейчас с тем, что работать скоро будет некому. По данным районного центра занятости, количество рабочих мест превышает количество безработных. Речь не о тех людях, которые отработали большую часть своей жизни и выходят на пенсию. Те, кому сейчас до 30 лет, сторонятся рабочих профессий и производственного труда — вот в чем дело. В той же системе ЖКХ района кто сегодня убирает мусор, метет дворы и улицы? Если посмотреть национальный состав и гражданство людей, нанимающихся рабочими на стройки, в поле и пр., картина выглядит весьма плачевно. Приезжие из других регионов и стран бывшего Советского Союза готовы заменить нашу местную молодежь. 

Мораль достатка

— И что думает по этому поводу власть? Какой выход вы можете предложить?

— Сегодня мы должны понять, что та система воспитания, которая была в Советском Союзе и строилась на простой идеологии, что любая рабочая профессия почетна, должна быть возвращена. Каждый человек должен осознать: есть определенная планка, которую он не может взять, да это ему и не нужно для нормальной жизни, в которой он будет хорошо обеспечен. Вот у меня на столе лежит пачка резюме, в них значится только юридическое, экономическое и бухгалтерское образование. Но эти места заняты. Для промышленности района столько юристов, плановиков и бухгалтеров не требуется. А в свете того, что многие компании сейчас сокращают количество рабочих мест, применения этим профессиям в ближайшие годы не найдется. Мне как администратору хотелось бы иметь людей других профессий, а их нет. Нет и высококвалифицированных рабочих. А ведь в нашей стране именно рабочие мастеровые люди обеспечивали семьи стабильным и достаточно высоким доходом. 

— Каких профессий не хватает? 

— Нет землемеров, архитекторов, инженеров, проектировщиков, специалистов по строительству дорог и др. За три неполных года моей работы главой района в общеобразовательную школу пришли работать максимум четыре человека. Средний возраст учителей в школах — 50 лет, а есть те, которым по 80 лет: в моей Псейтукской школе еще трудятся педагоги, которые учили моих старших братьев и меня. Другой пример: до этого я работал в компании по строительству и ремонту дорог, так вот у нас был очень пожилой человек, которому мы ежегодно покупали путевку в дорогой санаторий на полный курс лечения, чтобы он смог продолжать работать. Потому что как асфальтоукладчик он был настоящим асом. Каждый год он нам говорил: «Не надо мне ничего, я устал, хочу на пенсию». Но заменить его было некому! Современные дорожные машины, как и комбайны в полях, имеют дорогостоящие компьютерные программы, защищенные от жары и пыли кабины, заработки — от 50 до 120 тыс. рублей в сезон. Разве мало для парней? Но работать они не идут. Предпочитают хранить диплом о высшем образовании в шкафу — для успокоения родителей. 

— Заработки, пожалуй, единственный в современной экономике аргумент убеждения?

— Мы, окончив школу, шли работать в поле или на завод. Отслужив в армии, учились заочно, это считалось нормальным. В то время никто не стал бы содержать взрослого, который не хочет трудиться, — это же позор для семьи! В вузы поступали 2-3 человека из класса, еще часть — в техникумы, а многие — в профессионально-технические училища. Такая вот реформа экономики с точки зрения образования…

— Вы предлагаете ввести в практику административную статью за тунеядство? Жаль, что у региональных депутатов нет полномочий принять такое решение — в связи с обоснованной экономической необходимостью в кризисной ситуации….

— Возможно, это принесло бы пользу, с точки зрения общественной морали и этики. Это лучше для молодых, чем осуждение за кражу в связи с отсутствием постоянного источника доходов. Я думаю, за последние годы некоторые социальные программы в большинстве своем отучали нас заботиться о жизни самостоятельно. Может быть, кризис нас этому научит.

Елена Космачёва.

04.02.2015 в 23:08

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.