Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Его зажигательную улыбку и бархатный голос знают в Адыгее от мала до велика. Имя народного артиста России Мурата Кукана давно стало брендом в республике. За плечами — 40-летняя творческая деятельность, десятки сыгранных ролей в театре и кино. Он по праву считается мастером комедийного жанра и импровизации. Накануне своего 65-летия самый известный артист театра и кино Адыгеи Мурат Кукан рассказал «СА» о своем жизненном пути и предназначении актера.

— Какое у вас настроение накануне юбилея: праздничное или рабочее?

— Конечно, праздничное! Если для тебя театр — не праздник, то нечего в нем делать. Согласитесь, работа в театре отличается от других видов деятельности. На сцене ты живешь совсем другой жизнью…

— Что для вас значит театр?

— Для меня — это возможность волноваться, дышать, чувствовать и одновременно обращаться к сотням людей. Сцена — это огромная ответственность и огромная радость. Я выхожу к зрителю, чтобы говорить то, что думаю, петь то, что мне близко, читать стихи, которые люблю. И когда удается найти отклик в их сердцах, представляете, какая энергетика, объединяющая всех этих людей, наполняет зал!

— Мурат Рашидович, вы по первому образованию филолог, учитель русского языка и литературы. Как так получилось, что актерский факультет появился в вашей жизни спустя годы?

— Я вообще-то после школы поступил в Политехнический институт в Краснодаре, на химико-технологический факультет! Мой отец был директором винзавода в Тахтамукайском районе. Туда нужны были специалисты, а кому, как не сыну, продолжать дело отца?! До Краснодара — 15 минут езды, большой город. В общем, все совпало в понимании моих родителей, но не совпало с моим складом характера. Химия, начертательная геометрия были мне так чужды! Через полгода учебы я не выдержал и забрал документы. А в новом учебном году поступил на филфак в Адыгейский педагогический институт.

— Как отнеслись к вашему решению близкие?

— Надо отдать должное родителям, они меня поняли. Хотя все, что ни происходило со мной в жизни, было предопределено судьбой, которая вела на сцену. В школе у меня была прекрасный учитель литературы Сулиет Чухо, которая привила любовь к этому предмету. Я зачитывался русской классикой и приключениями — Майном Ридом, Фенимором Купером, Джеком Лондоном. В семье я был единственным ребенком, все мое свободное время занимали книги. А еще в школе несколько лет учился играть на пианино. Носил ноты в папочке с портретом Чайковского. Сейчас хоть и редко, но сажусь за инструмент.

На филфаке я почувствовал себя на своем месте. У нас была активная студенческая жизнь. Я занимался борьбой, спортивным ориентированием, теннисом, был чемпионом по штанге в своем весе. Мы играли в КВН, ставили спектакли в студенческом театре миниатюр, проводили литературные вечера и концерты. Нас учили великолепные педагоги — Фиалковский, Голубева, Бовыкина, Цыпленкова, Шаззо, Намитокова, Истомина, Ханжиев и другие. Знания, полученные на филфаке, дали мне базу, которая невероятно помогала и помогает в профессии актера.

— Как вы оказались в знаменитом Ленинградском государственном институте театра, музыки и кинематографии?

— У меня вся жизнь необычная. Мои друзья уже учились в ЛГИТМиКе, а мне предстояло закончить учебу на последнем курсе филфака. Я приехал в Ленинград на экзамены: прочел басню, станцевал, спел под гитару песню на стихи Есенина «Я покинул родимый дом, голубую оставил Русь…». Минут 40 после этого мы с профессором говорили о литературе, о моих сыгранных ролях в студенческом театре. В итоге я стал студентом вуза, в котором конкурс — 100 человек на место. Причем был зачислен сразу на второй курс. Вот, казалось бы, приблизился к своей мечте. Но не стоит забывать, что это были 70-е годы, когда после окончания вуза студенты получали обязательное распределение на работу. И меня направляют учителем в Новосибирскую область. Отдельная и долгая история, как я летал в Москву и Новосибирск, чтобы получить так называемое открепление. В общем, свое место под солнцем отвоевал.

В институт приехал, когда уже начались занятия. С головой окунулся в классы по актерскому мастерству, фехтованию, вокалу, сценической речи — в те предметы, которые создают профессионального актера. И тут вдруг — повестка в армию. Вообще-то я должен был служить сразу после окончания филфака. Но в военкомате была справка, что я студент-очник, и они не сразу заметили запись в личном деле, что одно высшее образование у меня уже есть!

— Ну и покидала же вас творческая жизнь……

— Что ни делается — все к лучшему. Это бесценный опыт, который не получишь, сидя на одном месте. Я никогда не был маменькиным сынком. В школе мы с ребятами ездили на велосипедах по горным тропам Туапсе, в 10 классе я совершил восхождение на Фишт, после первого курса поехал в Казахстан на целину. А служить попал в Германию. Запевал в советско-германском хоре песни о дружбе, играл для немецких школьников Деда Мороза, играл на барабане в оркестре, ставил концерты. Правда, до этого пришлось пройти школу молодого бойца: бегать, стрелять, преодолевать полосу препятствий, сидеть в окопе, когда над головой проносится танк!

В Ленинград я вернулся через год. Доучивался вместе со всеми однокурсниками, дополнительно посещал занятия с младшими курсами, чтобы наверстать упущенное.

Все пережитое мне пригодилось в будущем, когда я играл в театре и кино роли военных и милиционеров. Что толку рассуждать — а вот если бы я был военным, то сыграл бы его так или иначе? Когда за плечами актера мало опыта, магическое «если бы» не всегда помогает. Актер по жизни собирает впечатления. Нужно знать и уметь очень многое.

— У вас была возможность остаться в Северной столице, но вы вернулись в Майкоп……

— А не о чем жалеть. Адыгея — моя родина. Мы вернулись домой с профессиональным багажом, со своим репертуаром. Я сыграл здесь столько главных ролей — от Хлестакова, Тиля Уленшпигеля до Герострата, сколько не снилось иным столичным актерам. В московском театре актеры одну такую роль сыграют, и вспоминают потом всю жизнь. Быть профессионалом можно на любой сцене. Сегодня столько возможностей: утром я еще в Майкопе, а вечером уже в Стамбуле или Анкаре выступаю перед соотечественниками! Какое счастье жить дома, среди родных людей, ощущать их любовь и поддержку. Как важно творить там, где тебя окружает любовь зрителей! А чтобы сниматься в кино, не обязательно жить в Москве или Питере, достаточно туда приезжать на съемки.

Творческий человек не будет сидеть сложа руки, он будет искать применение своим идеям. В свое время я создал два театра — «Эксперимент» и «Республиканский театр комедии». Один из самых запоминающихся спектаклей тех лет был «Прошу похоронить меня» по пьесе Нальбия Куека. Спектакль очень философский. Человек умирает, а к его ложу никто не подходит, все в ауле заняты своими делами. И он встает и идет по улице узнать, почему его не хоронят. Герой вопрошает: «Я мертвый среди живых? Или я один живой среди мертвых?» Это трагикомедия о месте человека в жизни, о его предназначении, о следе, который он оставит после себя. Задумываться над такими вещами просто необходимо каждому. Отрывки из этого спектакля я буду играть на своем творческом вечере, который пройдет 1 апреля в филармонии. Эта дата выбрана неспроста. Хотя я сыграл немало серьезных ролей, все-таки мне ближе комедийный жанр. Как говорил Генри Мур, никогда отрицательные эмоции не создавали ничего положительного в искусстве. Комедия, на мой взгляд, один из самых сложных жанров. Шутить, не опускаясь до пошлости, — для этого нужно немало знать и уметь. Нужно равняться на такие образцы, как «Тартюф» и «Ревизор», национальную классику, как, к примеру, «Женихи». Под ними жизнь и философия, смех сквозь слезы.

— В вашей жизни всегда особое место занимал кинематограф….

— А знаете, я впервые на камеру выступил еще школьником. В 60-е годы к нам в аул приехала съемочная группа из Краснодара. Это было из ряда вон выходящее событие. Если сегодня НЛО в городе приземлится, мы, наверно, меньше удивимся, чем тогда телевидению. Я в школьной гимнастерке, подпоясанный ремнем, с октябрятским значком на груди читал стихи: «Молоток вы все видали, /Изготовлен он из стали./ Но не весь он только сталь, /Есть из дерева деталь». 50 лет прошло, а я их помню.

В начале 90-х принимал активное участие в творческом становлении молодого республиканского телевидения. Вел передачи «Теплая компания» и «Сказки Мурата», был художественным руководителем телевизионного театра миниатюр «Междусобойчик». Зрителям полюбились наши юмористические короткометражки. Что называется, сами снимали и сами снимались — на своих машинах, со своим реквизитом, получив камеру на пару дней. В 2005 году фильм «Все для тебя, мой друг» получил всероссийское признание, был номинирован на премию «Тэфи-регион», заняв из 750 работ 14-е место в номинации «развлекательная программа». И сейчас не оставил это дело. Один из моих последних фильмов — 30-минутная комедия «Теща».

Что касается ролей в кино, то первым моим фильмом, вышедшим во всероссийский прокат, был знаменитый «Блокпост» Александра Рогожкина, который снимали в 2000-х в Адыгее, потом у него же снимался в ленте «Своя чужая жизнь». За последние несколько лет были роли в фильме Александра Кота «Печорин» по роману «Герой нашего времени», боевике Александра Татарского «Группа Zetta», в сериале «Морские дьяволы» для канала НТВ и других. В прошлом году снимался в фильме Тиграна Кеосаяна «Дорогая редакция» — он еще не вышел на экраны.

— Ваша супруга Саида Хунагова, как и вы, творческая личность — драматург, писательница, заслуженный деятель искусств Адыгеи, член Союза писателей России……

— Она окончила Литературный институт им.Горького, вернулась в Майкоп, где мы познакомились. Она не просто близкий человек, а человек, на вкус, видение и знания которого я всецело полагаюсь. Мы понимаем друг друга с полуслова, потому что говорим на одном языке — языке литературы и искусства. Она написала программу на адыгейском языке, с которой я выступаю уже много лет.

— Как будете отмечать день рождения?

— Где еще праздновать артисту, если не на сцене! В день рождения состоится творческая встреча-концерт для студентов и преподавателей моей альма-матер — АГУ. Этот год пройдет для меня под знаком юбилея, в рамках которого я дам концерты во всех районах Адыгеи, в Москве, Краснодаре, Нальчике, Черкесске, собираюсь в Турцию и Израиль. Останавливаться на достигнутом — не мой стиль жизни. Согласен с великим Пастернаком, который писал: «Цель творчества — самоотдача, /А не шумиха, не успех./ Позорно, ничего не знача, /Быть притчей на устах у всех».

Интервью вела Елена Маркова.

13.02.2015 в 00:53

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.