Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Из воспоминаний Федора Баглаева.

Во время войны мы жили на хуторе Звездилине Игнатьевского сельсовета Кошехабльского района. Семья была большая: мама, младший брат, я и невестка с тремя маленькими детьми, эвакуированная с Украины, муж которой воевал на фронте. Вечером 8 августа немцы вошли в наш хутор. Появились полицаи из местных.

Немцы приказали разделить наш колхоз «Искра революции» на десятидворки. Назначенный ими старостой дедушка Басаван раздал по десятидворкам колхозных коров, лошадей, инвентарь.

Нашей десятидворке досталось 9 лошадей, два быка и корова. Держали мы их на бригадном стане в степи, где был маленький домик с печкой. Я топил ее. Ко мне стал ходить сосед Коля Шереметьев, мать которого перед оккупацией эвакуировалась. К нам на огонек стал заглядывать по вечерам пожилой мужчина. Он рассказал нам, что немцев окружили в Сталинграде и что скоро они побегут из наших мест. Перед отступлением враги будут угонять с собой лошадей, скот, а нам, пацанам, надо обхитрить фрицев и сберечь колхозный скот.

Январь 1943 года выдался снежным. Недалеко пролегала дорога, и мы видели, как по ней отступали закутанные в женские платки немецкие и румынские солдаты. Мы уже обрадовались, думали, все страшное позади.

Но как-то вечером к нам в домик нагрянул староста и приказал, чтобы мы к утру приготовили лучшую подводу, смазали колеса, сделали подстилку из сена для вывоза в Германию хуторских подростков. Бричку мы должны были подогнать к колхозной конторе, как только рассветет.

Что делать? Как спасти хуторских друзей? В темноте мы с Колей поснимали с брички колеса и откатили их в дальний овраг, присыпали снегом. Всю сбрую закрыли хламом в дальнем амбаре. Лошадей отогнали за овраг, где был начатый стог сена, а сами спрятались в скирде.

Не дождавшись подачи подводы к колхозной конторе, полицаи приехали на наш стан. Увидев телегу без колес и не найдя нас, они догадались, в чем дело, и быстро ускакали на хутор.

В стогу мы просидели целый день. По проходящей недалеко дороге двигались обозы, слышалась чужая речь, иногда раздавались выстрелы. К ночи все улеглось, и мы с Колей решили зайти в наш дом, находившийся на окраине.

Мать с тревогой встретила нас, рассказала, что полицаи два раза приезжали, искали повсюду, грозились расстрелять. К тому времени уже ни немцев, ни полицаев на хуторе не было. Мы перекусили тем, что могла поставить на стол мать, и отправились кормить спасенный колхозный скот.

Дмитрий Крылов

19.02.2015 в 01:04

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.